Способ красиво расставаться со старым кодом еще не придуман. И, хотя софтфорки и бархатные форки представляют более нежную альтернативу хардфорку, означающему полный разрыв отношений с предыдущим блокчейном, важные изменения в коде чаще всего сопровождаются расколом сообщества и конфликтом разработчиков. Одним из последних масштабной критике подверглось предложение Ethereum по возврату утерянных средств (EIP 867), предполагающее осуществление «спасательного хардфорка» при взломах хакеров или блокировке средств, как в случае с Parity. Идею поддерживал Виталик Бутерин, тогда как на стороне противников выступил один из ведущих разработчиков Bitcoin Core Грегори Максвелл, который сказал: «Ни у кого не должно быть такой власти», — имея в виду, что никто не должен по своему усмотрению и в погоне за собственными средствами изменять весь блокчейн. А после того, как редактор кода EIP 867 Йоити Хираи покинул свой пост, Виталик Бутерин провел встречу для обсуждения управления Ethereum. В ходе нее он отметил запутанность процесса, который проходят предложения по усовершенствованию Ethereum перед тем, как быть встроенными в реальный код платформы. Один из ведущих разработчиков Ethereum Грег Колвин отметил, что членам команды нужно больше работать над тем, чтобы сообщество правильно понимало суть новых предложений.

Радикальное решение предлагает протокол совместимости Polkadot, который отбирает главенствующую роль у разработчиков и передает власть над блокчейном держателям токенов. «Это предложение для управления — Polkadot — обращается к недостаткам многих существующих блкочейнов, которые законичились тем, что сообщество зашло в тупик, или претерпевают непрерывные форки», — сказал Питер Сабан, директор спонсирующей проект организации Web3 Foundation. Работу над протоколом возглавляет сооснователь Ethereum и Parity Technologies Гэвин Вуд. Собравшее в октябре $140 миллионов, ICO Polkadot стало одним из крупнейших за 2017 год, однако при случайной заморозке средств Parity 6 ноября пострадал и кошелек проекта. Несмотря на то, что в начале декабря CEO Parity Ютта Штайнер обещала, что доступ к средствам будет открыт после планового апргейда через 4−6 месяцев, попытки восстановить и перераспределить средства практически прекратились. По словам Вуда, одна из главных причин этого простоя заключается в отсутствии прозрачного механизма для подсчета всех «за» и «против». «Последние сложности в управлении Ethereum дали понять, что вне зависимости от поведения сообщества очень важно иметь четкий процесс для принятия любых нестандартных изменений в протоколе, будь то добавление нового функционала или устранение багов», — сообщил Вуд.

Необходимость в формализации отчасти и привела к концепции управления Polkadot —  в «блокчейне для блокчейнов» каждое изменение протокола, даже минимальное, будет сопровождаться референдумом. Выпущенный в ходе ICO внутренний токен платформы — DOT — позволяет держателям голосовать по поводу каждого фрагмента кода, который должен быть внедрен в блокчейн. «Это устранит любые недопонимания относительно того, какие именно изменения вносит данное предложение», — считает Сабан. Наряду с голосованиями будет работать специальный консилиум, который может блокировать предложения злоумышленников или признавать голосование недействительным, если значимая часть держателей DOT в нем не участвует.

Отчасти такой формализованный подход был необходим для Polkadot из-за его отличий от «традиционных» блокчейнов. Вместо нод сеть Polkadot состоит из различных элементов — «валидаторов», «назначающих», «аналитиков», «рыбаков» — каждый из которых на своем уровне обеспечивает безопасность сети. И хотя некоторые из них выполняют функции блокчейн-нод, они не отвечают за принятие изменений. «Валидаторы не могут заблокировать изменение, с которым они не согласны», — поясняет Вуд. По словам Сабана, включение держателей токенов в процесс голосования было по большей части практичным выбором: «Есть много потенциальных сторон, которые могут быть вовлечены в экосистему, однако держатели токенов — единственные, кто легко поддается количественной оценке», — говорит Сабан, при этом отмечая, что в будущем количество участвующих в принятии изменений сторон может увеличиться.

В ходе ICO была продана половина всей эмиссии DOT, 30% токенов отошли Web3 Foundation и 20% было оставлено в резерве. Таким образом, контроль за сетью зависит от дистрибуции токенов и от назначенного консилиума, который может налагать вето на определенные изменения. При такой схеме разработчики оказываются лишены монополии на управление сетью, и разработчик Ethereum Влад Замфир уже высказал сомнения относительно этого предложения. «Я не эксперт в моделях управления, но мне достаточно взгляда на это, чтобы полностью не согласиться», — сказал Замфир, который на прошлой неделе, в ходе конференции Ethereum-сообщества EthCC, представил собственное, пока не оконченное исследование по управлению. Будучи противником «ончейн-управления», Замфир пишет, что автоматизированные методы принятия решений отбирают главенствующую роль у операторов нод и потому «противоречат сути публичных блокчейнов»: «Я не доверяю держателям токенов и не думаю, что у них должны быть более сильные рычаги, чем у других членов сообщества», — отметил Замфир.

Однако, по мнению Вуда, держателям токенов выгодно действовать на благо сети. «Держатели имеют очень четкий и весомый стимул делать то, что будет правильным для сети, а именно — то, что приведет к росту цены. Также нет причин полагать, что операторы нод являются экспертами в изменении протокола», — сказал Вуд.

Кроме того, протокол Polkadot был разработан так, чтобы его было легко внедрить, и это, по мнению его создателей, будет главным преимуществом. «Это очень прагматичное предложение, которое мы можем реализовать, используя то, что у нас есть сейчас», — заявляет Сабан.

Web3 Foundation также будет поддерживать следующую встречу разработчиков Ethereum Magicians, которая пройдет в июле в Берлине при участии Грега Колвина и члена Ethereum Foundation Джейми Питтса и будет посвящена поиску новых способов внесения изменений в платформу Ethereum. «Мы определенно очень заинтересованы в более глубоком погружении в тему управления», — сообщает Сабан.