Журналист и криптоинвестор Максим Рубченко рассказал, чем действительно подкреплены криптовалюты, выпущенные на основе реальных активов.

Планы Венесуэлы запустить две государственные криптовалюты — обеспеченную нефтью El Petro и еще одну, обеспеченную золотом, — вызвали шквал комментариев макроэкономистов и политологов во всем мире. Одни предсказывают, что эта мера окончательно разрушит экономику Венесуэлы и приведет к падению правящего режима. Другие искренне желают венесуэльскому президенту успеха на криптовалютном поприще, отмечая, что это приведет к радикальному снижению влияния США в мире, ведь у «стран-изгоев» появится возможность обходить американские экономические санкции.

Криптоинвесторам, однако, эти споры мало интересны. Их волнует только один вопрос — стоит ли покупать новые токены. Другими словами, каковы потенциальные риски и выгоды инвестирования в венесуэльские криптовалюты, обеспеченные природными ресурсами?

Ответить на этот вопрос позволяет опыт других подобных монет. Ведь попытки выпустить криптовалюты, обеспеченные реальными активами, предпринимались уже неоднократно. Анонсировались и даже проводились ICO токенов, обеспеченных недвижимостью, драгметаллами (Ethereum LINK, SilverCoin, SilverBACKcoin), бриллиантами (Carat, SparkleCOIN, Kela, D1), нефтью (OilCoin, Bilur), водой (Baikalika, Clean Water Coin, Aqua Rights) и так далее.

Как показывает практика, большинство таких проектов оказываются скамом, то есть предприниматели собирают деньги под несуществующие активы. Самый яркий и известный пример — дело Максима Заславского, который предлагал инвесторам два токена: REcoin, якобы обеспеченный недвижимостью, и DRC (Diamond Reserve Club), «обеспеченный бриллиантами». В сентябре прошлого года Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) выдвинула против Заславского и двух его компаний обвинения в мошенничестве, поскольку бизнесмен «не проявлял никакой деловой активности по данным направлениям» и даже не занимался наймом персонала. Регулятор потребовал от них возврата всех средств, привлеченных в ходе ICO, и уплаты штрафа. После этого инцидента подавляющее большинство проектов, связанных с выпуском обеспеченных криптовалют, отказались от проведения ICO.

El Petro на этом фоне выглядит вполне благополучно: обеспечением «петрухи» выступает нефтяное месторождение Аякучо с запасами в 5 миллиардов баррелей нефти. Проблема лишь в том, что это месторождение пока не разрабатывается, а когда начнется его разработка — неизвестно. С другой стороны, в Венесуэле нефти навалом и без Аякучо: по данным ОПЕК, страна занимает первое место в мире по запасам «черного золота», которые превышают 300 миллиардов баррелей. Правда, по добыче нефти Венесуэла не входит даже в десятку мировых лидеров и занимает лишь 11 место, выкачивая из своих недр около 2.2 миллиона баррелей в сутки. Тем не менее этого вполне достаточно, чтобы считать El Petro обеспеченной криптовалютой.

Что касается «золотой» криптовалюты, то ее параметры пока не объявлены. Но они явно будут скромными, поскольку Венесуэла занимает лишь 30 место в мире как по добыче золота (23 тонны в год), так и по золотым резервам Центробанка (119 тонн). Однако, стране есть что предложить и в качестве обеспечения, и по второй своей криптовалюте.

Поэтому главные риски венесуэльских государственных токенов связаны не столько с экономикой, сколько с политикой. Позиции президента Николаса Мадуро в стране не прочны, и он может быть отстранен от власти практически в любой момент. Учитывая, что парламент Венесуэлы категорически возражал против введения El Petro, в случае краха режима Мадуро обе национальные криптовалюты полностью обесценятся.

Но инвесторы знают: где риски — там и прибыль. Сработает ли этот принцип в случае с венесуэльскими токенами? Напомним, сегодня на криптовалютных биржах торгуются монеты, обеспеченные золотом (Goldmint, DigixDAO), коноплей (Potcoin, CANN, Cannation) и, как ни странно, диоксидом циркония (ZRcoin). Большинство из них до сих пор не приносили инвесторам экстраординарной (по сравнению с другими монетами) прибыли.

Рекордсменом по доходности среди всех обеспеченных криптовалют является DigixDAO, цена которого изначально была привязана к стоимости 1 грамма золота. Токен начал торговаться два года назад на уровне 30 долларов, а сегодня котируется на 500 долларов дороже. Рост почти в 18 раз — совсем неплохо! Если только забыть о том, что биктоин, эфир, риппл и многие другие монеты за эти же два года подорожали в сотни и тысячи раз.

Еще один «золотой» токен, Goldmint, новичок на рынке: он начал торговаться только 9 февраля. В первый день его котировки приближались к 7 долларам, но, как это обычно и бывает с новыми монетами, уже через пару дней его цена упала. Последние две недели Goldmint торгуется на уровне трех долларов плюс−минус 10 центов.

Из «конопляных» токенов наибольшую прибыль инвесторам принес CannabisCoin (CANN), который за три с половиной года торгов вырос в 200 раз. Potcoin за четыре года подорожал в 33 раза. Cannation (CNNC) — в 10 раз за почти десять месяцев (с 0.007 доллара в начале торгов 13 мая 2017 года до 0.07 доллара на сегодня). Что касается ZRcoin, то его динамика совсем печальна: монета начала торговаться в июне прошлого года с отметки 75.5 доллара, а сегодня стоит меньше двух долларов.

Картина в целом не впечатляет. Но есть важный момент: основной рост котировок обеспеченных токенов пришелся на январь — время, когда рынок криптовалют в целом падал. Тот же DigixDAO закончил 2017 год на отметке в 152 доллара, а к началу февраля стоил уже 409 долларов. CannabisCoin в январе стоил почти втрое больше, чем в декабре, Cannation — вдвое, а Potcoin удержался от падения. Это означает, что криптоинвесторы рассматривают обеспеченные токены в качестве защитного актива в периоды падения рынка.

Поэтому El Petro может стать хорошим инструментом для внутридневного трейдинга в периоды высокой волатильности нефтяных цен, а также для среднесрочных инвестиций в периоды просадки крипторынка. Вкладываться в эту монету «вдолгую» вряд ли разумно из-за ее высокой зависимости от политической ситуации в Венесуэле.

Что касается будущей «золотой» венесуэльской криптовалюты, то ее перспективы довольно сомнительны, учитывая, что на рынке уже есть DigixDAO и Goldmint. К тому же, на лето обещано начало торгов дубайским «золотым» токеном OneGram и выпуск швейцарским сырьевым фондом Tiberius монеты tcoin, обеспеченной драгметаллами из запасов фонда. Все эти криптовалюты позволяют инвестировать в золото без политических рисков, связанных с режимом Мадуро.


Присылайте материалы для нашей авторской колонки на on@decenter.org