Основатель профессионального сообщества крипто-предпринимателей CryptoNet в интервью для DeCenter рассказал о своем видении индустрии, о том, в какие проекты он вложился, и какое будущее ждет биткоин.

Карпиловский о себе

Считаю себя крипто-энтузиастом, нежели крипто-евангелистом. Для меня понятие «крипто-евангелист» попахивает пропагандой, сразу представляю человека, который бегает и всем рассказывает, что криптовалюта это хорошо. Мне нравится быть на позиции специалиста, который отвечает на вопросы крипто-сообщества.

Я не ищу возможности везде и всегда платить токенами, ведь понимаю, что в наших реалиях на сегодняшний день это невозможно. Хотя, например, в моей любимой кальянной, где кальян стоит $15, я рассчитываюсь криптовалютой (биткоином), а в ресторане рядом с нашим офисом оплачиваю счет не только биткоином, но Dash и Litecoin. Обычно мой запас наличных денег составляет $1000, и после того, как сумма заканчивается, снова обмениваю криптовалюту на кэш. Для этого использую дебетовые биткоин-карты, в основном Revolut.

В какие проекты вложился

У меня около 30 разных валют: те, что входили в ТОП-20 за последние полгода, и монеты-эксперименты, которые я подобрал на ICO. Из экспериментальных баловался с Tron, Verge, Zeus, из ICO — Sonm, Storj. Я не играю в неизвестные монеты и стараюсь инвестировать в валюты с высокой капитализацией.

Какие кошельки использует

Мой фаворит — аппаратный кошелек Trezor. Ledger я почему-то недолюбливаю, даже не могу объяснить почему, это дело вкуса. Ledger аппаратно намного совершеннее Trezor, но из-за модульного построения с ним [с Ledger] регулярно возникают некомфортные ситуации: то обновится софт, то в какое-то приложение нельзя зайти, то ты не можешь посмотреть свой баланс. Также люблю кошелек Exodus. Жаль, что он доступен только на компьютере. На мой взгляд, это наиболее профессиональный из мульти-кошельков. Еще мне нравятся бумажные кошельки. В них заложена идея от классической бухгалтерии: возможность шелестеть бумагами, смотреть на записочки с паролем — очень романтично.

О биткоине

Думаю, что биткоин в ближайшие 2−3 года еще задержится на крепких лидирующих позициях. Но не считаю, что его шансы через пять лет быть валютой номер один так уж высоки. Во-первых, у биткоина очень неоднородное, неслаженное комьюнити, при этом консенсус, который заложен в биткоине, требует согласия 95% майнеров для внедрения любого изменения. Все технологические инновации, корректировки в протоколе как раз упираются в это несплоченное сообщество. Мы видели это на примере технологии SegWit, которую в биткоин не могли внедрить даже после того, как она была использована в Litecoin. Во-вторых, то, что мы видели в ноябре 2017 года, когда биткоин стоял на краю пропасти c SegWit2x, не позволит удержаться этой валюте на первом месте. Влиятельные ребята были готовы клонировать биткоин, образовалась внутренняя борьба, и представители профессионального сообщества снова не смогло договориться между собой. По сути, тогда мы могли потерять биткоин как единый цельный монолит. Монеты с более понятным roadmap, с более четким управлением смогут обскакать биткоин, потому что биткоин сегодня — это государство, управляемое кухарками, и я боюсь, что в долгосрочной перспективе это не очень хорошо.

Какие валюты смогут занять место биткоина

Понятное дело, что у каждой валюты есть свои проблемы, которые необходимо решать. Но на сегодняшний день для меня перспективна монета Ethereum. У нее более централизованное управление, и то, что говорит Виталик Бутерин, принимается всеми беспрекословно. Из тех, кто смог бы стать убийцей Ethereum и биткоина, я бы выделил EOS. Лидер по сплоченности комьюнити — Dash, с точки зрения управления и донесения каких-то идей до комьюнити мне еще очень нравится Waves. К сожалению, эта монета сейчас не имеет перспективы попасть в ТОП-5, но у нее больше прозрачности, чем у других. Разработчики пиарят все, что делают, и это правильный подход.

Менеджмент валют

Менеджмент очень важен для крипто-бизнеса. Нам нужна mass adoption, чтобы индустрия вошла в общество и стала играть серьезную роль в обычной жизни, крипто-бизнес должен быть принят широкими массами: от 16-летних техногиков до 40-летних продавщиц в гастрономе и 70-летних бабулек. Пиар в данном случае является суперважным компонентом, общество недооценивает насколько информационный фон влияет на скорость внедрения технологий.

Технологии

Самая бурная и понятная технология — блокчейн. Ее легко продать корпоративному сектору, потому что есть понятная ценность и можно просто монетизировать. А вот смарт-контракты требуют совершенствований и долгого внедрения. Разработка смарт-контрактов движется довольно медленно и будет двигаться с этой скоростью около двух лет. Для этого нужна армия профессионалов, не хватает людей для внедрения системы, ведь внедрение — это скучно, а всем надо, чтобы было интересно, весело. Стоит только одному проложить дорогу, остальные сразу же быстро побегут по ней.

Об ICO

Этот рынок в том виде, в котором он существовал, должен был умереть еще в 2017 году. Единственное, что спасло ICO — падение больших криптовалют. Пока люди чувствовали себя комфортно, инвестируя в крупные токены, постоянно делая иксы и имея рост, индустрия ICO бурно развивалась, но шла к своему закономерному тупику, связанному с регуляцией. Появилось много мошенников, которые собирали деньги на различные разработки, проекты прогорали на начальном этапе и не давали прибыли на бирже.

В нерегулируемом пространстве пузырь ICO рано или поздно лопнет. Мы пойдем либо по китайскому сценарию — прямой запрет ICO и его привязка к ценным бумагам, либо по американскому — когда вам разрешат делать ICO через регулятора. Или найдется другой механизм, как, например, предложил Виталик Бутерин — многоэтапное многоуровневое ICO. Но такой индустрия не останется, что-то должно измениться.

Роль государства в крипто-индустрии

У государства нет опыта в регулировании крипто-бизнеса, и оно, скорее всего, будет косячить. Но я считаю, что государство — то необходимое зло, без которого эта индустрия не станет по-настоящему системной и масштабной. Как минимум, государство должно внедрить то, что позволит защитить конечного потребителя, мы должны стать более цивилизованными. Тот дух викторианства, которым пропитаны криптовалюты, не совместим с жесткой регуляцией, ведь токены неудобно мониторить, а крипто-потоком сложно управлять. Поэтому государство должно занять либеральную позицию и сказать: «Дадим этому чуду развиваться, пусть оно растет, мы лишь будем ограничивать его в самых опасных проявлениях, например, при неконтролируемом сборе инвестиций под обещание золотых гор в будущем».

Государству необходимо организовать площадки, где можно торговать криптовалютой в правовом поле. Создать нормативную базу, которая позволит совершать договоры обмена, связанные с криптовалютами, а в идеале — признать криптовалюту единицей ценностей, и с ее помощью заключать договоры купли-продажи, в том числе в криптовалютных эквивалентах. Без государственной регуляции индустрия будет развиваться в десятки раз медленней.

Внедрение криптовалюты в государственном масштабе, если мы говорим о некой национальной валюте, выданной ЦБ, может сильно изменить расстановку сил, но я думаю, что мы не увидим эти массовые внедрения еще лет пять.

Япония анонсировала переход кэша на криптовалюту в 2022 году, еще есть похожие поползновения в Израиле. В целом тут встает вопрос об инерционности мышления самих людей. Пока общество решит отказаться от кэша в пользу каких-то новых цифровых фантиков, пройдет много времени. Например, уже несколько лет есть альтернативы пластиковым картам, но кредитки все равно остаются в обиходе. С фиатными деньгами и кэшем будет такая же ситуация.

Мировая регуляция крипто-индустрии

Обычно государство мыслит двумя терминами: шанс и риск. Например, у нас есть чудесная идея: «А давайте мы сделаем ICO легальным!» Какие при этом шансы будут у США? Если весь рынок акций полностью перевести в криптовалюту, то это не увеличит их капитал. Если такие гиганты, как Apple, Microsoft, Google начнут хранить свои акции в блокчейне, то они станут собственностью каких-то непонятных анонимных инвесторов, что увеличит риски. Поэтому США не внедрят подобную технологию. Россия тоже не внедрит, так как будет переживать об акциях Газпрома, чтобы они не улетели черт знает куда в этом непонятном блокчейне. А, например, Литва ICO внедрит. Потому что в Литве своих акционерных компаний, сколько-либо значимых для экономики, очень мало. Благодаря внедрениям литовцы могут увеличить приток новых корпораций, которые бы создали цифровую Мекку и платили налоги. То есть у небольших стран шанса к риску меньше. Поэтому первыми мы увидим сценарии регулирования крипто-индустрии в небольших и продвинутых странах.

Япония исторически будет впереди планеты всей и введет национальную криптовалюту в ближайшее время, потом мы увидим монеты от прибалтийских, скандинавских стран — от тех, где цифровизация зашла далеко и экономика не сильно инерционна.

Китай подстроился под всю систему, несмотря на существующие государственные запреты. Их система проста — вы покупаете у нас что-то другое, не ICO, а в подарок вы получаете токены или ICO. Это такая классическая серая схема, и если бы власти КНР хотели запретить, то они бы уже давно поснимали всем головы. Китай просто сознательно оставляет лазейку открытой.

Сегодня криптовалюта в СНГ — все-таки инвестиционный актив. Никто не считает криптовалюты технологией, очень мало кто воспринимает токены как способ платежа или даже передачи ценности. Для большинства людей в СНГ криптовалюта — поле чудес в стране дураков, где ты закапываешь одну монетку, а выкапываешь две монетки.

Децентрализация системы

Весь вопрос состоит в том, сколько именно власти собирается в централизованных руках и кто этим управляет. Идея децентрализации классная, но в жизни она разбивается на существующие реалии. В Китае как раз была такая история, когда крупные игроки скупили более мелких игроков: де-юре это было децентрализованно, а де-факто — в КНР можно было прийти к пяти людям, чтобы увидеть 90% всей криптовалюты. В тематике ICO ожидается то же самое. Вы всегда найдете пять человек, которые будут ответственны за всю систему. Ведь там, где децентрализованная технология сталкивается с человеческим мышлением, все равно получается централизованная система. Люди подавляют своим исторически-централизованным сознанием. И на этом этапе подобное развитие приемлемо.