При достижении старейшей криптовалютой курса в $6000 рынок накроет волна распродаж — так думал аналитик Яни Зидинс. Анализируя рынок криптовалют, некоторые стремятся указать тот заветный нижний уровень цены биткоина, после которого может начаться эффект «снежного кома», и падение рынка вообще перестанет быть управляемым. Зидинс полагал, что криптовалютному рынку стоит готовиться к новому падению: «Биткоин ужасно провел май, и все выглядит так, что дела пойдут еще хуже». И он был частично прав: по итогам всего июня видно, что этот месяц оказался для биткоина не лучше, чем май.

Зидинс говорил, что «мы находимся в ситуации долгосрочного нисходящего тренда, и более низкие уровни еще будут впереди. Преодоление уровня сопротивления в $7000 уже вызовет волну распродаж». Еще 10 июня биткоин стоил $6800, лишь присматриваясь к заявленному терминальному уровню в $6000. Капитализация рынка тогда оказалась на уровне, балансирующем на отметке в $300 миллиардов. В середине июня казалось, что снижение ниже минимума года в $5947, который наблюдался 9 февраля, будет большим потрясением для рынка. Однако 22 июня биткоин нащупал новое ценовое «дно» года на уровне в $5935 — в последний раз такое значение криптовалюты наблюдалось лишь в ноябре прошлого года. А 24 июня биткоин «пробил» и это «дно», оказавшись на отметке в $5890. После этого и до середины текущей недели криптовалюта №1 показывает рост, дорожая за последние семь дней на $700. Никакой паники не случилось, так что Зидинс в этом плане ошибся.

Инструменты технического анализа, которые пришли из классического рынка ценных бумаг и форекс — выстраивание линий сопротивлений, которые контролируют «медведи», а также линий поддержки, которые удерживают «быки», — активно применяются в прогнозировании поведения цен криптовалют. Однако вот что получается: при той же картине прошлого, которая есть у аналитиков, у них выстраиваются не совпадающие друг с другом линии. Это еще раз свидетельствует о субъективности подхода такого метода прогнозирования.

Так, 8 июня Роберт Слюймер, аналитик из компании Fundstrat Global Advisors, уверял, что его анализ линий показывает, что рынок пойдет вверх, а биткоин выскочит за уровень поддержки в $7800, а далее устремится к отметке в $9500. Этого не случилось. По итогам июня выяснилось, что линия сопротивления у биткоина нашлась у отметки в $6000, ниже которой криптовалюта №1 надолго не задержалась и выскочила вверх. Паники не произошло, хотя во время достижения самой нижней точки июня известный экономист Нуриэль Рубини призывал криптовалютный мир «капитулировать». В тот же день, 29 июня, агентство Bloomberg опубликовало редакционную статью, в которой ситуацию на рынке криптовалют приравняли к обвалу акций дот-ком компаний в конце 90-х годов прошлого века. Между тем такая невысокая цена на биткоин привлекла даже Мохаммеда Эль-Эриана, классика по управлению традиционными активами, старшего советника компании Allianz, который уверен, что биткоин надо покупать, как только его цена упадет ниже $5000.

Конечно, задача любого аналитика — это не только давать прогноз по линиям, но и потом искусно объяснять массой факторов, почему он не сбылся, если криптовалюта повела себя не так, как было показано на графике. Однако в реальности это нас подводит к мысли о том, что рынку криптовалют необходимы нормальные деривативы, то есть не только фьючерсы на биткоин и эфир, но и опционы и свопы. В таком случае, используя набор опционов, трейдеры могут зарабатывать в одинаковой степени, как на движении рынка вверх, так и вниз, что и делает Уолл-стрит, только с ценными бумагами, где развита опционная торговля. И что мы видим? Доходность индекса Nasdaq 100 за последние семь лет составила +220%, S&P 500 — +133%. Стратегия HODL дает лучший результат на рынке криптовалют, чем на классическом рынке акций. Золото вообще показало убыток в 18%, серебро — в 54%, а платина — в 53%. Никакие боты и роботы на криптовалютном рынке не смогут дать ту же эффективность, что автоматизированные программы на Уолл-стрит, вооруженные опционными стратегиями. Шортить на крипторынке можно и сейчас, но отсутствие криптовалютных опционов не дает полностью захеджировать риски.

Плюс к этому, важный момент, который делает рынок криптовалют нуждающимся в дальнейшем развитии — это отсутствие массового кредитования в криптомонетах. В то время как команды различных альткоинов бьются за распространение своих монеток, упускается из виду, что пока эти альткоины не станут кредитными ресурсами — сначала для торговли, а потом и для предприятий и компаний в традиционных секторах экономики, от сельского хозяйства до промышленности, — распространение криптовалют будет замыкаться в ограниченном пространстве. При этом ошибочно мнение представителей криптосообщества о том, что кто-то должен прийти извне и начать делать эти вещи: существуют юрисдикции, например, Лихтенштейн и Мальта, на подходе — Бермуды, где можно было бы наладить и операции с деривативами на криптовалюты, и создавать крипто-банки, которые могли бы работать не только на покупку-продажу криптомонет, но и по направлению токенизации активов и секьюритизации токенов, а также выполнять полный спектр банковских операций аналогичных тем, которые проводятся с фиатными деньгами, то есть выдавать кредиты и открывать депозиты в криптовалютах.

Еще один важный момент, который делает современный рынок криптовалютной торговли незрелым, и, соответственно, трудно поддающимся прогнозированию с помощью технического анализа — это его зависимость от биткоина. Действительно, в конце июня-начале июля на фоне общей депрессивной обстановки на рынке наблюдался переток средств в биткоины, в результате чего его доля в общей капитализации рынка вырастала до рекордных в этом году 43%. Биткоин, наряду со «стабильными криптомонетами», играет роль золота на классическом финансовом рынке. Однако такая почетная миссия не сулит ничего хорошего ни биткоину (достаточно посмотреть, какова отрицательная доходность по золоту, на которое криптовалюта начинает в таком случае походить), ни рынку, который становится зависимым от крупных держателей криптовалюты №1. Такая большая доля биткоина — это аномалия с точки зрения классического рынка ценных бумаг. Например, в S&P 500 на долю самой крупной компании — Apple — приходится лишь 3.9% всей капитализации рынка по этому индексу. Чтобы снизить зависимость криптовалютного рынка, нужно увеличение числа валютных пар с фиатом, а это упирается в наличие правовой базы, открывающей доступ к прямым сделкам с криптомонетами, в том числе и с использованием банковских карт.

Относительно дальнейшей динамики криптовалютного рынка существуют полярные мнения. Во время июньского падения биткоина за уровень в $6000, вспоминается январский прогноз компании Quinlan&Associates, согласно которому криптовалюта №1 будет падать, достигнув к концу года «дна» в $1800.

В отсутствие надежных способов предсказания рынок ищет различные возможности. Так, некоторые предлагают наблюдать за Google trends, а также за общественным настроением, которое проявляется в социальных сетях или на форуме bitcointalk. Можно полагаться и на метод Point Set Topology, который использует крипто-предприниматель Джон Макафи, но и он не дает точного прогноза: крайний срок роста биткоина до $15,000 крипто-энтузиаст перенес с июня на конец июля, хотя 24 мая опубликовал прогноз о значительном росте криптовалюты №1 в первый месяц лета. Но все же главное не в этом: криптовалютный мир доказал, что не является «пузырем» и умеет снова расти, даже когда вокруг формируется негативное информационное поле. Особенным свойством криптомонет стало то, что значительное число инвесторов придают им нематериальную ценность, что обнаружили в Банке Финляндии. Это означает, что для многих держателей криптомонет это пропуск в новый мир, где будут играть ключевую роль новые технологии, а само понятие «цена актива» теряет во многом смысл. Именно поэтому на рынке криптовалют никогда не будет паники, которая свойственна всем финансовым «пузырям».