Особняк Щербатова на Новинском бульваре, 11 стал российским штабом блокчейн-технологий.

24 марта в Сочи состоится Global Blockchain Summit 2018 для тех, кто хочет получить максимум знаний, полезных контактов и удачных идей за один день. Приезжайте сами, зовите друзей или смотрите трансляцию — цены на билеты очень приятные.

Управление по ценным бумагам Израиля предложило не считать токены полезности ценными бумагами.

В недавно опубликованном отчете финансовый регулятор Израиля (ISA) заявляет, что к ценным бумагам могут не относиться токены полезности, которые «дают право пользования продуктом или услугой определенного предприятия», а также токены, которые служат исключительно для клиринговых расчетов, обмена или оплаты в рамках отдельного проекта. Однако, токен полезности считается ценной бумагой, если криптовалюта не контролируется ответственной стороной (в роли которой может выступать сам стартап) и если она может использоваться в качестве платежного средства за пределами данного проекта. В связи с этим ISA рекомендует оценивать природу токена отдельно в каждом конкретном случае. «Криптовалюта должна считаться ценной бумагой в соответствии с множеством обстоятельств и особенностей и с учетом требований закона», — говорится в документе. Одновременно ISA дало определение ценным бумагам, или «инвестиционным токенам»: они обеспечивают держателю дальнейший приток средств и дают «права владения, участия или членства в определенном предприятии». При этом ключевое различие между токеном полезности и токеном-ценной бумагой в том, что последний может торговаться на вторичном рынке. В свою очередь, токен полезности предполагает существование платформы для его обращения (а не обещание создать эту платформу в будущем, чем занимаются токенсейлы формата SAFT, уже привлекшие внимание SEC). Для выработки конкретных норм в этой области ISA предлагает создать регулятивную песочницу, которая будет обеспечивать развитие технологии и соблюдение законов. Амитай Молко, сооснователь базирующейся в Иерусалиме компании Blockchain JLM, сказал в разговоре с Coindesk: «Израильские регуляторы показывают, что относятся к этому очень серьезно и справедливо. Это первый шаг в правильном направлении». В настоящий момент документ находится на рассмотрении у председателя ISA Анат Гетты.

Гонконгский регулятор впервые остановил ICO.

В понедельник, 10 марта, Комиссия по ценным бумагами и биржам Гонконга (SFC) выпустила первый для страны приказ, запрещающий продолжать деятельность ICO Black Cell Technology. Проект обещал использовать привлеченные средства на развитие приложения для продуктов питания, которое призвано напрямую связать фермеров и реализующие их продукцию торговые точки. Также предполагалось, что держатели токенов будут владеть акциями Black Cell, и именно это привлекло финансовый регулятор. В официальном заявлении комиссия обвиняет компанию в осуществлении «потенциально несанкционированной рекламной деятельности и нелицензированной деятельности» и сообщает, что схемы, включающие коллективное инвестирование, должны быть зарегистрированы в SFC и соответствовать регулятивным требованиям. Black Cell прекратили токенсейл и пообещали, что вернут средства инвесторам. Ранее, в феврале, комиссия разослала директивы нескольким криптовалютным биржам и ICO-проектам, сообщая, что они не имеют права без лицензии торговать токенами, которые подпадают под определение ценных бумаг.

SEC и Министерство юстиции США отклонили апелляцию бизнесмена Максима Заславского.

В сентябре 2017 года SEC впервые выдвинула обвинения в мошенничестве в адрес ICO. Ответчиком стал Максим Заславский, на тот момент проводящий ICO REcoin, якобы привлекающее инвестиции в недвижимость. «SEC связалась с подсудимым 15 августа 2017 года и запросила информацию об ICO REcoin. Подсудимый сообщил о планах нанять адвоката, но вместо этого запустил ICO Diamond», — сообщается в официальном документе. Второй токенсейл позиционировался как инвестиции в бриллианты и обещал в будущем скидки на продукцию. В сентябре, по подозрению в мошенничестве в сфере ценных бумаг, федеральный суд Бруклина экстренно приостановил деятельность обеих компаний и заморозил их активы. Позже, в ноябре, дополнительные обвинения были выдвинуты Министерством юстиции США. В одинаковых заявлениях от 19 марта Министерство юстиции и SEC отклоняют апелляцию Максима Заславского, который утверждает, что закон США о ценных бумагах не применим к данным токенсейлам и весьма «расплывчат». По его словам, токены, предлагаемые в ходе обоих ICO, являются валютой и «не имеющими ценности сертификатами, которые были направлены инвесторам и побудили кого-то требовать возмещений». Как сообщают прокуроры, Заславский заявляет, что «законы в области ценных бумаг не дали ему четкого представления, что он совершал нечто противозаконное», тогда как регуляторы делали «более чем достаточные предупреждения о том, что его поведение является мошенничеством в сфере ценных бумаг». И SEC, и Министерство юстиции признали аргументы Заславского несостоятельными и отклонили апелляцию, сказав, что, по тесту Howey, оба токена соответствуют определению ценных бумаг.

Более 3% эфира принадлежит ICO-проектам, что означает постоянную угрозу обвала цены.

Анализ, проведенный порталом Bitcoin.com, показывает, что самые крупные киты — не трейдеры, а стартапы, которые по итогам ICO владеют миллионами эфира стоимостью в миллиарды долларов: из $5.7 миллиарда, привлеченных ICO-проектами за 2017 год, две трети средств хранятся в эфире. И когда они решают вывести крупную часть своих сбережений (или полную сумму), продав их на бирже, цена неизбежно падает. Предположительно, подобный случай произошел в воскресенье, когда эфир потерял в цене 11%, опустившись ниже $500 впервые более чем за три месяца. За 12 часов до его падения стартап EOS перевел 50,000 эфира на Bitfinex. Как и в случае с Mt.Gox, невозможно установить, когда предприятие продало выведенные на биржу средства. Однако, опытные трейдеры регулярно мониторят адреса, на которые переводились средства в ходе крупнейших ICO, определяя вероятность очередного вывода. Как сообщил один из пользователей Twitter, помимо средств Parity, 3.4 миллиона эфира до сих пор хранятся на адресах ICO-проектов.

Британская брокерская компания Crypto Facilities уже полтора года торгует фьючерсами на риппл.

В отличие от громкого запуска биткоин-фьючерсов, деривативы риппл вошли на рынок тихо — почти никто, кроме внутреннего пула инвесторов Crypto Facilities, не знал о запуске торгов. Однако недавно, в разговоре с Coindesk, CEO Crypto Facilities Тимо Шлефер поделился успехами и планами по развитию фьючерсного рынка. «У нас очень хорошие показатели по книгам заказов, и мы в процессе сотрудничества с несколькими крупными маркетмейкерами, что обеспечит дальнейший рост», — рассказал он. Компания Шлефера вступила в партнерство с Ripple и запустила деривативы в октябре 2016 года, задолго до запуска самых ожидаемых фьючерсов на CBOE и CME. К декабрю месячный объем торгов новым продуктом Crypto Facilities составлял $14.2 миллиона, а к моменту экспирации первого фьючерсного контракта на CBOE Crypto Facilities улучшили показатели до $24.6 миллиона в месяц. «Ликвидность значительно повысилась. Мы отмечаем рост объема торгов в феврале и планируем установить новый рекорд в марте», — сообщил Шлефер. Как показывает статистика, цена фьючерсов отражает поведение их базового актива — токена риппл. Так, в первые месяцы цена была сравнительно низкой, однако, в марте 2017 года объем фьючерсных торгов утроился до $3.08 миллиона и в следующий месяц увеличился еще в четыре раза, до $12.1 миллиона. В тот же период цена риппл выросла с $0.03 (по состоянию на апрель) до $0.34 к середине мая. По словам Шлефера, количество зарегистрированных инвесторов пока невелико — между 2000 и 3000 человек — и составляет около 30% от общего количества клиентов Crypto Facilities, причем большинство подпадает под категорию розничных инвесторов: «Нам все еще нужно диверсифицировать пользовательскую базу, но все идет в правильном направлении», — считает Шлефер.