Существует немного аналогий между слушаниями в Сенате США и боями без правил. Но то, что произошло 11 октября 2018 года в Комитете Сената по вопросам банковского дела, жилищного строительства и городского хозяйства, очень походило на зрелищное спортивное состязание.

крипто-дебаты

Сенаторы выступили арбитрами в тематическом поединке «Криптовалюта и блокчейн: за и против». Две противоборствующие стороны с диаметрально противоположными взглядами на проблему находились в разных углах ринга. На стороне защиты крипто-индустрии был Питер Ван Валкенбург, директор по исследованиям в Coin Center, взвешенный и малоэмоциональный докладчик. Противником предстал эксцентричный «Доктор Дум», профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, известный непримиримым отношением к цифровой индустрии и серией яростных твитов на эту тему, где он фактически избивал сторонников криптовалют и блокчейна. Напомним, что Нуриэль Рубини заслужил репутацию эксперта в экономике в основном за счет предсказания обвала рынка недвижимости в 2008 году.

Повестка заседания

Председатель Майк Крепо, сенатор из Айдахо, открыл заседание заявлением об уникальности статуса биткоина как первого в истории цифрового актива, но при этом осветил отрицательные стороны виртуальной валюты, включающие высокую волатильность и проблемы регулирования.

Шерод Браун из Огайо поддержал коллегу веским замечанием о том, что несмотря на десятую годовщину существования биткоина, криптопространство до сих пор изобилует мошенническими схемами, в то время как ощутимой пользы от виртуальных валют нет.

Доводы сторон

Сенатская комиссия заслушала экспертов.

Нуриэль Рубини

«Доктор Дум» подготовил несколько сумбурный доклад из 30 страниц. В дополнение к массе уничижительных терминов (вполне вероятно, что сенаторы впервые услышали такое определение, как «shitcoin»), Рубини оперировал несколькими тезисами, повторяя их как мантру. Он утверждал, что крипто-активы просто рассыпаются после резкого снижения цены по сравнению с концом 2017 года, 80% ICO — это не что иное, как мошенничество, а цифровые монеты никогда не будут полноценной валютой, поскольку не могут служить в качестве единицы счета, способа оплаты или сохранения ценности.

«99% всех криптовалют не имеют никакой поддержки и никакой ценности. И даже так называемые стейблкоины, как Tether, имеют лишь частичную, в лучшем случае, поддержку доллара США. Или, скорее всего, никакой поддержки, поскольку никогда не было надлежащего аудита», — заявил Нуриэль Рубини.

Доминировало и утверждение о приоритете централизованных платежных систем перед блокчейном. Несколько раз «Доктор Дум» повторил, что пропускная способность сети биткоина составляет всего 5 транзакций в секунду, в то время как Visa может обрабатывать до 25,000. Другие нападки заключались в том, что биткоин для транзакций используют лишь преступники и террористы, а майнинг вообще является «экологической катастрофой». И революция, которая происходит в области финансовых услуг, не имеет ничего общего с блокчейном.

И, наконец, распределенные реестры тоже получили свою серию ударов. По словам профессора, это не более, чем хорошо известные всем базы данных, и они не имеют никакого отношения к блокчейну.

Питер Ван Валкенбург

Сразу после безумных обвинений Рубини выступление Питера Ван Валкенбурга показалось очень взвешенным. Крипто-защитник решил не перегружать сенаторов и посвятил большую часть своего времени объяснению, что такое биткоин, что он фактически делает и почему он революционен. «В отличие от наличных денег, которые работают только лицом к лицу, биткоин — это первые общедоступные деньги в мире. Он еще несовершенен и нестабилен, но он работает. Подобно первым годам существования Интернета, технология еще полна уязвимостей и недостатков, но это ни в коем случае не является основанием для отказа от нее», — сказал Ван Валкенбург.

«Сам факт, что биткоин работает на децентрализованной основе — просто потрясающий. Это прорыв в компьютерной науке столь же важный для свободы и процветания человечества, как и рождение Интернета». Далее Ван Валкенбург заявил, что биткоин должен быть принят, поскольку его инфраструктура становится все более мощной и что, возможно, блокчейн еще не готов ответить на все поднятые вопросы, но это «наша лучшая надежда».

Вся сфера человеческих взаимодействий пронизана государственными или корпоративными чекпоинтами. Подобно тому, как Интернет удалил такие чекпоинты из сферы общения, перспектива блокчейна состоит в том, чтобы покончить с централизованными точками отказа, которые присущи сегодня многим аспектам взаимодействия, например в системах денежных транзакций.

Гигантские частные корпорации все чаще становятся уязвимыми с точки зрения безопасности — рискам хакерских атак подвержены средства банков и базы персональных данных. Развитие IoT делает такие проблемы еще более серьезными. По словам Ван Валкенбурга, ни одна глобальная инфраструктура не должна быть полностью централизованной и иметь единственный уязвимый узел. Для устранения подобных рисков и нужна политика «постепенной децентрализации».

Вопросы экспертам

Майк Крепо первым задал вопрос о том, какие перспективы у крипторынков в ближайшем будущем и о необходимых условиях для их стабилизации.

Ван Валкенбург: высокая волатильность возникает из-за того, что рынкам нелегко найти уровень, справедливую цену на что-то очень новое, в корне разрушающее старое. Тем не менее институциональные деньги уже привнесли некоторую стабильность в рынок. Для них было выгодно появление регуляторов, и если SEC пойдет дальше и разрешит фондам оперировать цифровыми активами, то рынок станет более рациональным.

Рубини: Криптовалюты не являются ни децентрализованными, ни масштабируемыми, ни безопасными. Аргументы все те же — широкое распространение олигополий, низкая пропускная способность транзакций, отсутствие защиты инвесторов.

Майкл Крепо нажал, спросив, что мешает более быстрому развитию приложений децентрализованных вычислительных технологий.

Ван Валкенбург: Электронная почта появилась в 1972 году. И только через 20 лет она вошла в мейнстрим.

Рубини: Ни правительство, ни корпорации не будут использовать децентрализованные системы. Идея децентрализации — это вздор.

Сенатор Браун спросил, существуют ли приложения на основе блокчейна для глобального использования, и попросил описать портрет типичного крипто-инвестора.

Рубини: Блокчейн — бесполезная технология. Платежные системы, такие как Paypal, China WeChat Pay и African M-Pesa Paypal — вот настоящая революция. А криптосистемы только теряют пользователей. Электронную почту спустя десятилетие после внедрения уже использовали миллиарды, а крипторынок сейчас охватывает всего лишь 22 миллиона.

Ван Валкенбург: Типичный крипто-инвестор — молодой человек с техническими навыками. Но это не самый важный вопрос на сегодня. Главная тема — как защитить крипто-инвестора. FinCEN (подразделение по борьбе с преступлениями в финансовой сфере) делает очень много в этом направлении. Однако есть большой минус — отсутствие федеральной системы лицензирования. Правительство обязано в кратчайшие сроки устранить проблему.

Сенатор Джон Кеннеди из Луизианы попросил представить доказательства того, что мир стал более совершенным после возникновения технологии блокчейн и цифровых валют.

Ван Валкенбург: В Афганистане, стране, где женщины не обслуживаются банками и не имеют личных неконтролируемых мужчинами-родственниками средств, только благодаря криптовалюте стала возможной финансовая независимость женщин.

Рубини: Ничего хорошего в блокчейне и криптовалютах нет. Биткоину далеко до централизованных платежных систем с его пропускной способностью в 5 транзакций в секунду. А концентрация майнеров в России, Китае, Грузии и Беларуси таит угрозу олигополистического господства этих стран и дальнейшего шантажа с их стороны по отношению к США.

Ван Валкенбург: Такие платежные системы как WeChat Pay чрезмерно централизованы и зависимы от государства. Все личные данные находятся под контролем правительства и содержат опасность использования в любой момент. Это инструмент для тоталитаристов.

Сенатор Дуг Джонс из Алабамы обеспокоен тем, насколько «плохие парни» и страны-изгои могут использовать децентрализованность общественных платформ на основе блокчейна в корыстных целях.

Ван Валкенбург: Каждая достойная технология, особенно на ранних стадиях развития, эксплуатируется теневыми персонажами. Если это не так, то, вероятно, технология не слишком полезна. Правоохранительные органы США уже имеют достаточно навыков для отслеживания сомнительных операций на основе открытых реестров.

Рубини: Анонимность — это зло.

Сенатор Элизабет Уоррен (Массачусетс) задала вопрос, как стала возможной кража в совокупности $1.1 миллиарда в первой половине 2018 года, и как можно было предотвратить мошенничество от 80% проектов по первичному размещению токенов.

Ван Валкенбург: Большая часть украденных средств находилась в неясных альткоинах, принадлежащих зарубежным биржам, которые не смогли расширить свои системы безопасности в достаточной степени. Что касается ICO, то надежной защитой от мошенничества будет идентификация первичных токенов с ценными бумагами и соответствующим соблюдением всех правил обращения ценных бумаг.

Крис Ван Холлен из Мэриленда напрямую обратился к Рубини с вопросом относительно общего состояния и ближайших перспектив развития экономики США.

Рубини: Причин для оптимизма мало — рост экономики США остановится к 2020 году.

В конце слушаний сенатор Кэтрин Кортес Масто спросила, есть ли какие-либо положения в протоколе биткоина, которые позволяют отслеживать платежи в теневой сфере, такой как торговля людьми, незаконный оборот наркотиков, отмывание денег.

Ван Валкенбург: Ответственность за это лежит на разработчиках блокчейн-платформы и на правоохранительных органах. Но деятельность полиции не принесет результатов, если не установить глобально ратифицированный набор правил. Необходим единый подход и политика «знай своего клиента» (KYC).

Рубини: Ни одно серьезное правительство или корпорация не доверит конфиденциальную информацию открытой, нерезультативной, децентрализованной системе. Это все вздор. Успешных приложений технологии блокчейн не будет.

На этом Председатель Майк Крепо предложил сенаторам отложить слушания и подготовить в течение недели новые вопросы к экспертам после более глубокого погружения в обсуждаемую тему.

В целом поведение и доводы Питера Ван Валкенбурга, директора по исследованиям Coin Center, были встречены более доброжелательно, нежели многословные, эмоциональные эскапады «Доктора Дум».

Продолжение следует...