Многие эксперты связывают нынешнее ралли биткоина с монетарной политикой Федеральной резервной системы США (ФРС), которая ослабила позицию доллара. Между тем экономика Соединенных Штатов разбалансирована: несмотря на сильное падение экономики, финансовый рынок продолжает расти. Почему так происходит, действительно ли Западу грозит инфляция и почему биткоин хорошо чувствует себя в «идеальном шторме» кризиса — разбирался DeCenter.

Денежный принтер для помощи экономике

В конце марта Конгресс США в форме закона принял масштабную программу помощи национальной экономике (CARES Act). Размер программы составил более $2 трлн — это поддержка бизнеса, штатов, системы здравоохранения и простых граждан. Наиболее известной частью программы стали единоразовые безвозмездные выплаты от государства (так называемые «вертолетные деньги») в размере $1200 каждому американцу с доходом ниже $75 000 в год. По состоянию на начало июня чеки на эту сумму получили 159 млн человек.

Частично программа помощи была профинансирована Федеральной резервной системой, которая за короткий промежуток времени добавила в оборот триллионы долларов. Только в июне ФРС «напечатала» $1 трлн — больше, чем за все 200 лет с момента основания Соединенных Штатов. Эти деньги ФРС тратит на скупку казначейских облигаций и ипотечных ценных бумаг на рынке.

Кроме того, к концу июня ФРС впервые в истории стала покупать корпоративные облигации, чтобы помочь крупнейшим компаниям США справиться с долговой нагрузкой на фоне падения доходов. В итоге с февраля по август общий объем активов на балансе ФРС вырос с $4.1 до почти $7 трлн — текущее значение можно отслеживать на сайте регулятора.

ФРС применила другие меры кредитно-денежной политики, такие как снижение ключевой ставки до 0−0.25%. Как объяснял DeCenter, снижение ставок удешевляет стоимость кредитов, стимулируя население и бизнес брать их.

Реакция рынков на программу помощи

Из-за всемирного локдауна, национального карантина и неопределенности в начале весны на рынках США началась масштабная паника. Однако действия правительства способствовали динамичному восстановлению.

Так, к июню фондовый рынок восстановился до показателей начала года. С минимумов, достигнутых 23 марта, индекс Dow Jones прибавил 48%, Nasdaq Composite — 45%, а S&P 500 — около 45%. Сейчас индексы вплотную подобрались к высшим значениям, зафиксированным в конце февраля.

Карантин и волатильность на фондовом рынке на фоне тяжелого положения в экономике стимулировали массовый приток розничных инвесторов. Крупнейшие американские брокеры отчитались в мае о рекордном росте новых счетов (170%) в первом квартале, когда ввели карантин. Большинство новых инвесторов были молодыми людьми.

Большую часть «вертолетных денег» — безвозмездных выплат от правительства для более мягкого преодоления последствий коронавируса — многие американцы потратили на игру на бирже. Так, компания Yodlee проанализировала 2.5 млн банковских счетов и выяснила, что люди с доходами от $35 000 до $70 000 (попавшие в программу получения «вертолетных денег») увеличили траты на торговлю акциями более чем на 90% в течение недели после того, как им поступили чеки от государства.

Рекордный обвал экономики

Для реальной экономики последствия пандемии стали ощутимы только недавно. 30 июля Бюро экономического анализа опубликовало статистику по ВВП США.

Выяснилось, что во втором квартале 2020 года ВВП страны обрушился почти на 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что стало печальным рекордом в истории экономической статистики (предыдущий крупнейший обвал случился в 1958 году). При этом в первом квартале ВВП Штатов снизился на 5%.

Аналогичная ситуация наблюдается и в других развитых странах. Например, ВВП Европейского союза во втором квартале снизился на 12%. В Японии ожидают падение более чем на 25%. В России центробанк оценивает потери в 9.5−10% ВВП.

Политика ФРС привела к тому, что на фондовом рынке образовался пузырь — динамика рынка акций теперь имеет обратную зависимость от состояния экономики. Такое мнение в комментарии для Reuters выразил глава отдела NatAlliance Эндрю Бреннер: «COVID-19 теперь обратно пропорционален рынкам. Чем хуже становится пандемия, тем лучше выглядят рынки, потому что [в этом случае] Федрезерв увеличивает фискальный стимул. Вот что движет рынками».

Разница в динамике фондового рынка и ВВП: индекс S&P 500 вырос, несмотря на глубокое падение экономики. Источник.

Другой показатель перегрева финансового сектора — резкое повышение классического мультипликатора P/E (соотношение стоимости к прибыли) компаний индекса S&P 500. Его значение приближается к отметкам, которые наблюдались во время «Пузыря доткомов»:

Изменение коэффициента P/E. Источник.

Более того, массовая покупка ФРС активов привела к тому, что компании нарастили объемы корпоративных облигаций. Во втором квартале американские фирмы разместили обязательств на сумму свыше $800 млрд, при этом увеличилась доля рискованных высокодоходных бондов:

Объем выпуска корпоративных облигаций в США. Источник.

Капитал в поисках «тихой гавани»

Среди экономистов и участников рынка бытует мнение о том, что рекордная денежная эмиссия ФРС может привести к ускоренной инфляции доллара. Это, в свою очередь, будет грозить крахом мировой экономики.

В целом инфляция — нормальное явление во время роста экономики и регулярно наблюдается в тех же Соединенных Штатах. Сейчас ее показатели невелики, но они могут подскочить вверх из-за увеличения денежной массы при падении спроса на деньги. 27 июля индекс доллара (DXY), который отслеживает курс американской валюты по отношению к корзине главных конкурентов (евро, иена, британский фунт, канадский доллар, шведская крона и швейцарский франк) снизился до минимальных с 2018 года значений.

Риск инфляции заставляет инвесторов переводить капитал в традиционные защитные активы — прежде всего, золото. По крайней мере, именно так эксперты объясняют недавнее ралли золота: 5 августа цена фьючерсов на драгоценный металл достигла $2070, превысив высшее историческое значение (в номинальных ценах), и продолжает расти.

Вместе с тем из-за ослабления доллара и низких ключевых ставок теряет привлекательность другой популярный защитный актив — казначейские облигации США. Доходность по двух- и пятилетним бумагам достигла рекордно низких процентов, отметила компания DataTrek. Доходность по десятилетним бумагам опустилась до уровня 0.5%, тогда как всего год назад они приносили 1.9% годовых.

Шанс для биткоина

Поскольку привычный набор защитных инструментов оказался ограничен, инвесторы обратили внимание на биткоин, ведь рынок криптовалют не регулируется (по крайней мере, в теории) монетарной политикой центробанков.

Так, в мае Пол Тюдор Джонс, глава компании Tudor Investment Corp., в управлении которой находятся активы на $39 млрд, признал, что 1−2% клиентских средств компания перевела в биткоины. Это было сделано, по словам Джонса, чтобы снизить последствия возможной инфляции доллара.

Несколько дней назад по тем же соображениям компания MicroStrategy объявила о намерении инвестировать $250 млн в биткоины, золото и другие «альтернативные активы».

Таким образом, у биткоина появляется возможность реализовать роль «цифрового золота» — средства сохранения ценности. Ведь Сатоши Накамото и разрабатывал первую криптовалюту как инструмент защиты от обесценивания валюты.

На то, что биткоин действительно реализует эту роль, указывает ослабление его корреляции с рынком акций. Хотя власти США не могут оказывать прямого влияния на крипторынок, их рычаги воздействия могут проявляться опосредованно -— через корреляцию с фондовым рынком. Когда растут классические рынки, инвесторы активнее покупают биткоин, поскольку тот традиционно считается рискованным активом.

Однако аналитик Quantum Economics Мати Гринспен отметил, что сейчас корреляция первой криптовалюты с индексом S&P 500 снизилась до минимальных значений с начала года. Более того, по данным сервиса Skew, выросла корреляция биткоина и золота, что говорит в пользу его трансформации в «цифровое золото».

То, что биткоин воспринимается как защитный актив в период мощной инфляции, уже не раз замечали на примере роста объемов покупки криптовалюты на P2P-площадке LocalBitcoins в странах, где государственная валюта стремительно обесценивается. При этом руководство фонда Pantera Capital рекомендует всем держателям BTC придерживаться простой стратегии: «Оставайтесь в длинной позиции по криптовалюте до тех пор, пока не откроются школы и социальные учреждения. До тех пор, пока экономика не начнет нормально функционировать, деньги будут продолжать печатать».

В то время как одни ожидают инфляцию, другие указывают на признаки другого явления — дефляции. Как утверждает экономист PGIM Fixed Income Нейтан Шитс, избыточная денежная масса влияет на инфляцию, только если в экономике растут расходы, потребление и кредитование. В противном случае печать новых денег такого эффекта не имеет.

Возможен и обратный сценарий — укрепление доллара из-за повышенного уровня сбережений и, соответственно, снижения спроса в экономике. Это явление называется дефляционной спиралью, оно препятствует экономическому росту. Впрочем, пока дефляцию доллара считают маловероятной, а уровень инфляции остается невысоким.