Госдума предлагает ввести крипто-рубль, Минэкономразвития РФ выступило с инициативой по введению «регуляторных песочниц», Япония ужесточает правила регистрации ICO и намеревается посадить бывшего директора Mt.Gox за мошенничество, а страны G20 подписали декларацию, согласно которой в 2019 году они должны решить проблемы регулирования и налогообложения криптовалют. Об этих и других новостях DeCenter поговорил с руководителем практики «Финтех, блокчейн и криптовалюты» в Московской коллегии адвокатов GRAD Марией Аграновской.

Мария Аграновская

Управляющий партнер и руководитель практики «Финтех, блокчейн и криптовалюты» в Московской коллегии адвокатов GRAD

Крипто-рубль не главное, «регуляторные песочницы» важнее

15 января председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что, несмотря на снижение цен на криптовалюты, технология блокчейн остается актуальной для мировой экономики. Поэтому появление российской национальной криптовалюты — это вопрос ближайших 2−3 лет. Введение крипто-рубля будет зависеть от скорости и широты распространения блокчейна в российской экономической системе, считает Аксаков. Пока что все финансовые технологии в России тестируются в рамках «регуляторной песочницы» Центробанка, но после принятия закона о цифровых финансовых активах реализация проектов по созданию различных цифровых валют станет более определенной и систематической.

Однако Мария Аграновская считает, что пока это нереально. «В ближайшее время крипто-рубля ждать не стоит. Очень многие страны пытаются ввести “дубликат” официальных денег в виде цифровой валюты. Причем эти монеты не похожи на криптовалюты: блокчейн в данной ситуации не нужен вообще. Поэтому “digital government money” и криптовалюта — это не одно и то же, в данном контексте эти понятия не тождественны. К тому же, пока нет прямой необходимости, которая бы привела к внедрению крипто-рубля».

Несколькими днями ранее, 11 января, стало известно, что Минэкономразвития собирается запустить экспериментальные правовые режимы для тестирования новых технологий, в том числе блокчейна. Существующие законы, как утверждает представители министерства, зачастую мешают внедрению инноваций в повседневную жизнь из-за того, что бизнес боится использовать новые разработки. «Регуляторные песочницы», которые были представлены в законопроекте «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций», помогут усовершенствовать пока что не адаптированное юридическое право.

Мария Аграновская уверена, что именно эти «песочницы» станут основным и одним из главных экспериментов, который действительно поможет усовершенствовать отрасль с новейшими технологиями. «Я считаю, что закон от Минэкономразвития про “песочницы”, гораздо важнее и эффективнее, чем принятие плохо готовых, искусственно составленных разноречивых проектов, которые были представлены в конце прошлого года. “Песочницы” более эффективны для отработки механизмов в цифровом праве в регуляции нашей практики на основании того, что они взаимодействуют с регулятором, в том числе и с налоговой, и с Центробанком».

Действительно, законопроект «песочницы» подразумевают организации прообраза нового регулирования, благодаря которому сформируется «пространство, где можно будет делать то, что не совсем пока разрешено». Если говорить точнее, то Минэкономразвития предлагает создать экспериментальные группы для систем на основе big data, блокчейна, нейротехнологий и искусственного интеллекта, квантовых технологий, робототехники, беспроводной связи, виртуальной и дополненной реальностей и других новейших разработок. «Это позволит снизить правовую неопределенность, ускорить вывод новых решений на рынок, быстрее отсеивать нерабочие модели и снижать издержки», — говорят в министерстве. Кроме правовых послаблений законопроект гарантирует отсутствие роста налоговой нагрузки для участников эксперимента.

И это, как считает адвокат Мария Аграновская, правильное решение. «Ведь на основании этого можно принять новые законы. Взаимодействие с регуляторами гораздо важнее, чем принятие каких-либо новых законов. Регулятор должен использовать существующее законодательство и трактовать его под обстоятельства и складывающиеся тенденции, совершенствовать его во благо развития новых проектов. Опять же многие из этих проектов, скажем так, их инвестиционная составляющая, нуждается в доработке терминологии с технологической точки зрения. Но это касается и искусственного интеллекта, робототехники и так далее. А что касается сбора инвестиций, краудфандинга, то это более общее понятие. Они нуждаются в регулировании. Но с учетом того, как это регулирование в настоящий момент происходит, более эффективным способом, на мой взгляд, кажется работать через “песочницы” и формирование нормальной практики, которая способствует в принятии уравновешенных актов. Главное, что “регуляторные песочницы” действительно могут работать в условиях нашей страны».

Похожий правовой режим в виде «регуляторных песочниц» на данный момент с апреля 2018 года действует в пространстве Центрального Банка РФ. Программа предназначена для новых финансовых технологий и услуг и уже успела набрать популярность среди таких компаний, как Сбербанк, который протестировал сервис с возможностью дистанционного управления полномочиями по счетам корпоративных клиентов на совершение операций в отделениях банков. Также успешно прошли пилотирование сервисы по организации ICO.

Главная переходящая тенденция

По словам Марии Аграновской, главной тенденцией прошлого года в мировом сообществе по регулированию крипто-индустрии, продолжающейся сейчас, является появление «правильной практики», которая организована вместе с регулятором небольших, в основном, островных государств. Страны пытаются поддерживать развитие рынка ICO и прочих разновидностей сбора средств, отрасль технологических проектов и инноваций, способствовать привлечению инвестиций в свою страну.

«Россия должна ориентироваться на мировой опыт и применять существующие наработки в регионах. Это кажется мне приемлемым и адекватным, ведь в продвижении проектов было много успешных и неуспешных практик. На основании этого сформировался опыт — спасибо, что он есть, теперь важно его правильно анализировать. Соответственно, в прошлом году рынок провел некую тенденцию на нормализацию. Да, упали цены на криптовалюты, но появилось много серьезных игроков, которые стремятся к регулированию, к получению лицензий», — говорит Аграновская.

Адвокат отмечает, что наметилась тенденция по неизбежной глобализации регулирования крипторынка. Без составления четких законов невозможно нормальное технологическое развитие, и корректировка помогла индустрии не умереть. Ведь объем денег, который находится в крипто-индустрии (на время публикации материала рыночная капитализация составляла около $12 миллиардов), не сопоставим с объемами, которые есть в обычных финансовых рынках, поэтому, разумеется, необходима регуляция.

«Хочу отметить, что эти два рынка — криптовалютный и фондовый — не должны соревноваться. Возле цифровых активов сейчас крутится хайп, который вреден с точки зрения “серьезности” индустрии, но хорош со стороны маркетинга, ведь именно шумиха привлекает внимание к проблемам и потребностям на рынке. Общество сейчас извлекает уроки из того, что происходило ранее, когда многие бездумно вошли в крипто-отрасль. Однако это движение дало путь предпринимательской инициативе: хорошо проявились реальные потребности рынка тех или иных инструментов, в том числе краудфандинговых», — размышляет Аграновская.

Мировая регулирующая крипто-практика

В конце прошлого года страны большой двадцатки подписали декларацию, согласно которой в 2019 году они должны решить проблемы регулирования и налогообложения криптовалют. Ведь отношение государств к криптовалютам, несмотря на десятилетнее существование главного цифрового актива, биткоина, до сих пор неоднозначное. Например, Эстония ужесточает регулирование криптовалют в соответствии с требованиями Четвертой директивы Евросоюза по предотвращению отмывания денег. Хотя изначально страна относилась к цифровым активам доброжелательно.

Мария Аграновская считает, что Эстония хороша для регистрации дешевых и простых проектов, а, к примеру, Швейцария — дорогая, но стабильная страна. «Выбор юрисдикции зависит от потребностей самих проектов: как будет осуществляться и реализовываться идея, какой контингент клиентов и как будут осуществляться денежные потоки, поэтому выбор, к примеру, Сингапура или Швейцарии зависит от рынка сбыта этой компании. Хотя по стабильности и привлекательности обе юрисдикции очень интересные».

Также интересна история с Мальтой, говорит юрист. Еще в июле прошлого года местный парламент в третьем чтение принял три законопроекта, которые касаются криптовалют и блокчейна. Островная страна, по словам местных властей, полностью готова для работы с крипто-проектами со всего мира. Однако Мария Аграновская считает, что «эта история [юрисдикция Мальты] пока еще не готова, она очень сырая». Другая полуостровная территория, Гибралтар, сейчас слишком урегулирована. В прошлом году там были приняты попытки окончательно узаконить криптовалюту. «Гибралтар — все равно как было интересно, так и будет», — уверяет адвокат.

В конце прошлого года регуляторы Сингапура внесли поправки в правила проведения ICO: теперь организатор кампании должен получить лицензию на предоставление услуг, его рекомендатели — лицензию финансовых консультантов, а биржи обязаны проходить проверки Денежно-кредитного управления. «Не удивительно, что в Сингапуре постоянно работают над законами. Государство регулярно развивается. Можно с уверенностью сказать, что их юридическая практика уже сложилась, местные власти принимают поправки, составляют новые рекомендации. Но опять же посмотрите — все это основано на существующем законодательстве. Сингапур будет хорош для проектов, которые оказывают финансовые услуги», — поясняет Аграновская.

Налогообложение криптовалютной индустрии остается одним из самых актуальных вопросов. Хотя биткоином уже можно оплачивать налоги в нескольких штатах США, высокие обязательные платежи в казну государства убивают бизнес во многих странах. Так, в Японии те компании, которые гипотетически хотели бы развиваться в этом государстве и привлекать японские деньги, не могут себе этого позволить из-за высоких налогов. «Кроме того, не стоит забывать, что проекты, которые локализуются в Японии, должны иметь основную деятельность именно в этой стране. Японский рынок зарегулирован, пожалуй, сильнее остальных. Есть такая тенденция, что местные управляющие регулируемых институтов склонны к ужесточению правил и норм для криптовалютной отрасли», — рассказывает Мария Аграновская.

Высказывания эксперта по поводу регуляции рынка цифровых активов в Японии подчеркивают те моменты, что Агентство финансовых услуг разработало новые нормы для проведения ICO, которые обязывают всех участников первичного предложения монет проходить регистрацию. Кроме того, японские власти намерены посадить в тюрьму бывшего исполнительного директора Mt.Gox Марка Карпелеса на 10 лет за хищение средств пользователей.

Комментируя данную новость, Аграновская отметила, что воровство денег происходило в криптовалютном мире с определенным курсом, который сейчас изменился. «Как возвращать деньги, по каким параметрам? Это большой пробел в регулировании, проблемы которого не до конца решены. Крипто-преступления наказываются в зависимости от своей сущности. Уголовный кодекс никто не отменял. Мошенничество есть мошенничество. Но доказать, что у вас что-то было, и это что-то было украдено, уверить, что это было сделано именно незаконным путем, довольно сложно из-за отсутствия правового инструментария, и вот тут, конечно, необходимо конкретное четкое видение и понимание истории», — размышляет юрист.

«Регулирование влияет на рынок, а рынок — на регулирование»

По словам Марии Аграновской, вышеупомянутое правило о взаимном воздействии регулятора и рынка на индустрию в целом является главным в формировании структуры, которая в будущем зафиксируется в нормативных актах цифрового права. Поэтому совместная работа всех структур крипто-отрасли поможет сформировать качественную нормативную базу для цифровой индустрии.