Принятие цифровых валют центробанков (CBDC) может подорвать лидирующие позиции доллара США в мировой финансовой системе, считают аналитики JPMorgan. Эксперты отмечают, что если США не обратят внимание на новую технологию, страна рискует потерять свое доминирующее положение в мировой финансовой системе. Десятки стран изучают возможности запуска CBDC, но дальше всех пошел Китай — в стране уже запущено тестирование цифрового юаня. Каковы его шансы занять место доллара в качестве резервной валюты, разобрался DeCenter.

Глобальная цифровая валюта заменит доллар как резервную валюту

Аналитики JPMorgan считают, что CBDC опасны прежде всего для доллара США. «Выпуск глобальной резервной валюты и средства обмена для международной торговли товарами, сырьем и услугами несет в себе огромные преимущества... Нет ни одной страны, которая могла бы потерять от разрушительного потенциала цифровой валюты больше, чем Соединенные Штаты», — сказано в докладе, на который ссылается Bloomberg.

Эксперты JPMorgan полагают, что доллар вряд ли лишится своей роли лидера в ближайшем будущем. Он по-прежнему будет необходим компаниям и банкам для снижения риска обесценивания национальной валюты при проведении международных сделок. Но CBDC угрожают «наиболее хрупким» аспектам доминирования валюты: трансграничным переводам, а также системе межбанковской передачи информации и совершения платежей SWIFT.

Широкое использование доллара дает властям США способы воздействия на неугодных «партнеров» и врагов. Через SWIFT проходит большая часть международных платежей, значительная часть которых направляется через американские банки-корреспонденты. Обмен информацией с этими учреждениями позволяет американским властям выявлять незаконную деятельность (отмывание денег и финансирование терроризма) и вводить санкции против неугодных предпринимателей или режимов. Так, например, в 2018 году была инициирована приостановка доступа иранских банков к системе.

Если страны найдут способ обойти систему SWIFT, роль доллара в глобальной системе сократится. CBDC как раз отлично может справиться с этим, ведь банки-посредники будут больше не нужны. CBDC могут быть использованы в трансграничных платежах полностью без участия финансовой системы Штатов. В этом случае США могут потерять один из своих самых мощных инструментов геополитического влияния.

Поэтому, по мнению экспертов JPMorgan, США должны инвестировать время и деньги в создание цифрового доллара, чтобы защитить свою роль в мировой экономике. «Предложение трансграничного платежного решения, построенного на основе цифрового доллара, было бы…. очень скромным вложением средств для защиты одного из ключевых средств обеспечения власти в мировой экономике. Для стран с высоким уровнем дохода и США в частности цифровая валюта является упражнением в управлении геополитическими рисками», — резюмируют авторы доклада.

Китай уже тестирует цифровой юань

Народный банк Китая (НБК) значительно опережает другие центральные банки в разработке цифровой валюты. Еще в 2014 году он начал работу над цифровым юанем, или национальной цифровой валютой Китая (DCEP). К ее созданию власти страны сначала подтолкнуло стремление найти еще один способ отстраниться от доллара, а позже — растущая конкуренция фиатных средств с криптовалютами и проект глобального стейблкоина Libra от Facebook.

В конце апреля этого года стало известно о том, что у валюты вышло свое мобильное приложение и ее уже тестируют несколько компаний в четырех китайских городах, а также две десятка фирм в особом экономическом районе Сюнъань. Предполагается, что новый этап тестирования запустят во время Зимних Олимпийских игр в Пекине в 2022 году. В то же время блокчейн включен в национальную стратегию по развитию технологий, но китайский регулятор осторожен в отношении рисков, опасаясь возможных негативных последствий от запуска DCEP. Поэтому власти не слишком торопятся с полноценным запуском проекта. 26 мая глава НБК Йи Ган заявил, что у цифрового юаня нет четкого графика запуска, более того, он может быть так и не запущен.

Цифровой юань — это прежде всего политический проект Китая. Страна с конца нулевых проводит политику «интернационализации» китайской валюты политическими методами, например:

 Облигациями «дим-сам» — это долговые бумаги, выпущенные за пределами Китая, но номинированные в юанях, а не в местной валюте.

 Проектом «Один пояс — один путь» — предложение объединенных проектов «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века».

 А также созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) — конкурента МВФ и Всемирного банка.

В 2015 году МВФ признал юань резервной валютой наряду с долларом, евро, фунтом и иеной. Но это была политическая, а не экономическая победа — мир признал роль Китая в мировой экономике, но на практике юань занимает в ней мало места. До сих пор китайская валюта в основном используется только в нескольких азиатских странах и в некоторых сделках, таких как покупка сырой нефти у Ирана, так как санкции со стороны США не позволяют Ирану принимать платежи в долларах.

Скорее всего, власти Китая надеются на международное использование цифрового юаня. О том, что DCEP рассматривается как способ «защиты монетарного суверенитета» страны, в сентябре прошлого года говорил замглавы Центробанка Китая Му Чанчунь. Самому Китаю цифровая валюта могла бы помочь увеличить доли расчетов в юанях во внешней торговле, а для третьих стран — стать инструментом обхода американской финансовой системы. Если инфраструктурный проект Китая «Один пояс — один путь» завершится успешно, DCEP могла бы использоваться в торговле 60 с лишним стран. Это не свергнет доллар с трона, но создаст альтернативу его доминированию.

Пока не совсем ясно, в какой форме будет существовать цифровой юань. Скорее всего, это будет централизованная модель, в которой центробанк сможет контролировать денежную массу и отслеживать все транзакции. Но тестирование с розничными покупателями и компаниями позволяет предположить, что Китай может отдать хотя бы часть функций DCEP частным компаниям. Это позволило бы цифровой валюте немного отойти от образа тоталитарной власти страны. Иностранные пользователи, скорее всего, смогли бы доверять Alibaba или WeChat сильнее, чем Пекину. Такой вариант кажется маловероятным, но в Китае уже действует система «одна страна — две системы» в отношении Гонконга. Поэтому цифровой юань тоже вполне может быть более «западным», чем его фиатный аналог.

США пока не нужен цифровой доллар

Пока Китай тестирует цифровой юань, США только лишь обсуждают возможность цифрового доллара, но, судя по всему, не планируют выпускать его в ближайшее время.

Еще в феврале министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что власти страны пока не собираются выпускать цифровую валюту, хотя и не исключают такой возможности в будущем. Тогда же председатель ФРС Джером Пауэлл рассказал, что ведомство изучает возможность запуска собственной CBDC, но считает это «открытым вопросом». Ранее в сентябре 2019 года Пауэлл также отметил, что в цифровой валюте США просто нет необходимости — у пользователей и так много вариантов оплаты. При этом у CBDC слишком большие риски, перевешивающие все ее возможные преимущества. Пауэлл об этом не сказал, но главная проблема в запуске цифрового доллара в том, что он напрямую угрожает самой ФРС, которая с помощью денежной массы контролирует инфляцию и стимулирует экономику.

Впрочем, позиция ФРС еще не значит, что цифровому доллару не бывать — жизнь диктует свои правила. Так, при прямых выплатах американским домохозяйствам во время пандемии COVID-19, оказалось, что у 8 млн из них (а это более трети от общего числа) нет банковского счета, на который можно было бы перевести деньги. Из-за этого они получают средства устаревшими бумажными чеками, но этот процесс может затянуться до конца лета. Здесь бы как раз и пригодились CBDC.

Более того, весной в Конгрессе появились две инициативы, предполагающие использование цифровых валют для прямых выплат: положение о создании цифровых кошельков председателя Комитета по финансовым услугам Палаты представителей Максин Уотерс и законопроект сенатора Шеррода Брауна «О банковской деятельности для всех», предполагающий создание бесплатного цифрового долларового кошелька «FedAccount».

А в январе этого года фонды Digital Dollar Foundation и Accenture объединили усилия для запуска проекта Digital Dollar — инициативы «по поддержке научных исследований и общественных обсуждений потенциальных преимуществ цифрового доллара». В свое время в Китае был создан исследовательский институт цифровой валюты, а теперь страна тестирует DCEP. Digital Dollar — явный аналог китайской организации. Надеемся, результаты тоже будут схожими.

Есть ли у цифрового юаня шансы занять место доллара

Пока цифровой юань живет только в виде тестового проекта. Совершенно не обязательно, что он действительно запустится — китайское правительство часто меняет свой подход к блокчейну. Но даже если он станет реальностью, несмотря на все его преимущества, у юаня пока просто нет потенциала, чтобы всерьез претендовать на место доллара. Даже в цифровом виде он останется китайской валютой — со всеми плюсами и минусами.

Значение юаня преувеличено. Оборот этой валюты в международной торговле составляет всего 4.3% с учетом переводов между Китаем и Гонконгом. В то же время в 2019 году в американских долларах были проведены 88% всех международных сделок. При этом в прошлом году в валюте США хранился 61% всех валютных резервов мира, а в юанях — всего 1.96%. Вряд ли цифровой юань смог бы отхватить значительную долю рынка, даже с учетом всех его преимуществ.

Юань не является свободно конвертируемой валютой, его курс существенно ограничен вмешательством правительства. Власти не слишком заинтересованы менять ситуацию — рост спроса на валюту сильно задел бы местных экспортеров. Отсюда и скромный интерес торговцев и инвесторов к валюте. Пока власти Китая манипулируют курсом и занижают его, юань не сможет претендовать на роль глобальной резервной валюты.

Часто приходится слышать, что Китай впереди планеты всей в финтех-секторе, и именно это может поставить под угрозу глобальный статус доллара. Распространение безналичных и бесконтактных платежей в стране действительно поражает. Но оно обусловлено тем, что в Китае почти не было традиционной западной банковской инфраструктуры — население массово перешло на платежи в WeChat, минуя кредитки. Но плата смартфонами — это только форма. В США люди действительно не расплачиваются массово телефонами, но это не дает преимуществ китайской финансовой системе.

Бывший министр финансов США и генеральный директор Goldman Sachs Хэнк Полсон написал статью для Foreign Affairs, в которой обосновал свою точку зрения о том, что запуск цифрового юаня не поможет ему стать глобальной резервной валютой, которая могла бы конкурировать с американским долларом. Главная причина в том, что цифровой юань по-прежнему будет китайским юанем. Перспективы цифровой валюты в отношении статуса резервной зависят от того же набора факторов, которые применяются к эмитенту этой валюты.

Полсон отмечает, что «привилегия, предоставленная доллару США как мировой резервной валюте, едва ли была предопределена заранее», а была обусловлена историческими случайностями; геополитическими условиями после Второй мировой войны; динамичной экономикой, основанной на разумной макроэкономической и финансовой политике; прозрачной, открытой политической системой. Чтобы юань смог вытеснить доллар с первого места, он должен стать другой валютой. Для этого Китай «должен добиться большего прогресса в переходе к рыночной экономике, улучшить корпоративное управление и развивать эффективные, хорошо регулируемые финансовые рынки, которые заслуживают уважения международных инвесторов, чтобы Пекин мог устранить контроль над капиталом и превратить юань в валюту, определяемую рынком», — заключает Полсон.

В заключение

Хотя цифровая валюта Китая не может угрожает первенству доллара, она способствует международному признанию юаня. В развивающихся странах Африки и Латинской Америки работает много китайских компаний. Цифровой юань, скорее всего, окажется там востребованной валютой.

Когда речь заходит о первенстве доллара, главный риск исходит не от Китая, а от самих США, заметил Полсон в своей статье. Статус доллара отражает надежность и прочность американской политической и экономической системы. Чтобы сохранить позиции доллара, они должны оставаться устойчивыми и быть примером для остального мира. Сейчас статус доллара будет проверен способностью Вашингтона пережить потрясения от COVID-19 — необходимо будет справиться с инфляцией, безработицей и дефицитом.