22 марта министр финансов США Стивен Мнучин в интервью FoxBusiness сообщил, что выход из кризиса, вызванного распространением коронавируса, займет порядка 10–12 недель. Примечательно, что ранее в планы главы ведомства входило и сокращение часов работы фондовых рынков США среди прочих мер поддержки экономики страны. Однако резкая негативная реакция представителей финансовой индустрии, в частности CME Group, вынудила его отказаться от данного предложения. Как восприняли инвесторы в традиционные рынки данные меры и почему в конечном итоге от этого выиграет биткоин и весь крипторынок в целом — рассказывает DeCenter.

Стивен Мнучин испугался массового вывода наличных средств

16 марта в ходе интервью с CNBC главный финансист США Стивен Мнучин сообщил, что Федеральная резервная система США (ФРС) ввела все необходимые меры поддержки американской экономики для того, чтобы у граждан страны не было нужды массово снимать средства со счетов в банках. А днем позже, 17 марта, Мнучин предложил ограничить часы работы фондовых бирж США, подчеркнув: «Американцы должны знать, что мы стараемся сделать все возможное, чтобы они имели доступ к своим средствам в банках, к своим пенсионным сбережениям по программе 401(k), а также к инвестициям, которые они вложили в акции».

Однако слова министра финансов не смогли предотвратить массовый вывод наличных средств из банковской системы США. Так, 18 марта издание The Wall Street Journal сообщило, что некоторые банки страны столкнулись с проблемами низкого запаса фиата из-за того, что их клиенты стали снимать наличность в особо крупных суммах. Таким образом предупреждение Мнучина о сокращении часов работы фондовых бирж США стало знаком для инвесторов о том, что власти страны готовы к введению экстренных мер, особенно если они посчитают, что вывод средств из рынка ценных бумаг и банковской отрасли может стать катализатором еще больших проблем в экономике.

Но такой подход к сложившейся на рынках ситуации не устроил руководство чикагской фондовой биржи CME Group. Напомним, что с 17 декабря 2017 года классическая биржа CME начала торговлю беспоставочными фьючерсами на биткоин (закрытие срочных контрактов происходит в долларах США, а не в базовом активе), а с 13 января 2020 года также предлагает торговлю биткоин-опционами. Так, 17 марта Председатель правления и глава CME Group Терри Даффи, комментируя слова Мнучина, посчитал неправильным, что решение о возможном сокращении часов торговли было принято в ходе кулуарных переговоров только с представителями Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE), а СME Group и фондовую биржу Nasdaq просто поставили перед фактом. Более того, введение таких ограничений в CME Group посчитали «бессмысленными», обратив внимание на то, что эти меры могут нарушить работу рыночного механизма не только внутри США, но и на уровне мировой экономики.

CME Group: нужна максимальная открытость рынков

В официальном заявлении Даффи подчеркнул, что, учитывая нынешнюю ситуацию в мире, единственным верным решением будет оставить фондовые рынки максимально открытыми. Глава CME Group также заявил, что попытки Мнучина уменьшить волатильность фондового рынка США через ограничение рабочих часов обречены на провал, а результатом таких мер может стать бегство инвесторов с Уолл-стрит на площадки по торговле финансовыми инструментами в других странах.

Более того, Терри Даффи уверен, что можно обойтись стандартными приемами маркетмейкинга, то есть останавливать торговлю активами на 15 минут, если глубина падения рынка достигает 7% и 13%. Стоит отметить, что в марте Уолл-стрит уже прибегал к такой мере три раза. В то же время Даффи предлагает применять к биржевым инвестиционным фондам (ETF) те же правила, что и к рынку ценных бумаг.

Позиция главы CME Group, который призывает к большей открытости рынков, связана с тем, что чикагская биржа имеет хорошее представление о том, как работает криптовалютная торговля. Предлагая инвесторам деривативы на биткоины, CME работает в условиях бесперебойной торговли даже при сильной волатильности цифровых активов. Именно это свойство делает крипторынок более ликвидной средой для институциональных инвесторов, чем Уолл-стрит, и позволяет максимально оперативно реагировать на сигналы, которые поступают из непрерывного информационного потока.

Помимо этого свойства, у криптотрейдеров есть возможность напрямую осуществлять торговлю интересующими их активами, чего не могут позволить себе игроки на Уолл-стрит. Как описывает торговлю на фондовом рынке США Кейтлин Лонг, 22 года проработавшая в структурах Уолл-стрит, в том числе в качестве топ-менеджера Morgan Stanley: «Вместо того, чтобы иметь в собственности реальный актив, каждый [трейдер на Уолл-стрит] владеет некой бумагой, которая представляет право требования собственности на реальный актив. А реальный актив находится в хранилище компании The Depository Trust Company (DTC). И именно эта фирма, [а не трейдеры], с юридической точки зрения является владельцем 99.9% всех ценных бумаг, которые были выпущены и обращаются в США».

Данный опыт Уолл-стрит де-факто применяется и на централизованных криптобиржах, которые сами выполняют функции DTC. Однако крипторынок предлагает и услуги децентрализованных торговых платформ, где соблюдается принцип «твои ключи — твои биткоины».

На фоне таких возможностей классический фондовый рынок проигрывает в глазах тех, кто начинает работать с цифровыми активами. А предложение Мнучина способно спровоцировать еще большее бегство инвесторов с Уолл-стрит — и именно такого развития событий опасаются в CME Group.

Фундаментальная причина обвала Уолл-стрит

Падение цен на нефть стало результатом не столько срыва пролонгации сделки ОПЕК+ между Россией и Саудовской Аравией, и даже не влияния коронавируса на экономику, а следствием продолжающейся трансформации мира в сторону возобновляемых источников генерации энергии. Таким образом, падение индексов на Уолл-стрит в «черную неделю» с 9 по 13 марта говорит о фундаментальном разочаровании все большего числа инвесторов в том, как функционирует классический фондовый рынок. Особенно если учитывать, что даже такие меры, как снижение ключевой ставки ФРС США до уровня 0–0.25% и предоставление дополнительной ликвидности рынкам перестали позитивно сказываться на фондовых индексах США.

Интересно, что в сложившейся ситуации объемы торговлей биткоин-деривативами стали коррелировать с мировым фондовым рынком. Причиной тому стал приход на крипторынок институциональных инвесторов, которые нашли такие финансовые инструменты весьма привлекательными. Однако в условиях обвала котировок классических индексов Уолл-стрит институционалы обращаются в бегство, избавляясь от криптодеривативов. Подобное поведение особо крупных инвесторов стало одной из причин, по которой стоимость биткоина с 12 на 13 марта достигла минимальных значений года в $3700.

Растущее доверие инвесторов к биткоину

Однако даже несмотря на то, что спрос на биткоин-деривативы идет на спад, сам биткоин демонстрирует рост. Так, с 19 по 20 марта курс биткоина поднялся с $5242 до $6218, то есть на 18.6%, а сегодня этот показатель уже находится на уровне $6745. В то же время ключевые индексы Уолл-стрит Dow Jones и S&P 500 смогли подрасти лишь в пределах 1%, а 19 марта в течение торговой сессии регулярно уходили в локальные минусы. 20 марта эти индексы вновь упали (Dow Jones ушел в -4.55%), а биткоин смог сохранить свой позитивный импульс.

В итоге за неделю 13–20 марта первая криптовалюта подорожала на 44%, в то время как фондовый рынок США потерял еще 13% капитализации, а золото ушло в минус на 11%. Биткоин продолжил торговаться в плюсе и 21–22 марта. Сейчас он выглядит очень выгодно в ценовом плане на фоне того, что интерес инвесторов даже к фьючерсам на золото на площадке CME Group заметно обвалился (-23%). Более того, последние данные с CME Group показывают, что вкладчики во фьючерсы на биткоины ожидают в апреле рост цены криптовалюты.

Это неудивительно: 23 марта ФРС США объявила о том, что снимает с себя всяческие ограничения по объему эмиссии долларов США и намерена напечатать их в таком количестве, чтоб де-факто вернуть Уолл-стрит к историческим максимумам февраля. Однако игроки классического фондового рынка США не поверили в эффективность этих мер, и в итоге рынок завершил 23 марта очередным обвалом.

При этом ростом котировок первая криптовалюта обязана не институциональным игрокам, а так называемым ходлерам — долгосрочным инвесторам в биткоин, которые не продают свои активы даже при условии высокого спроса на них. Эти инвесторы владеют криптовалютой не менее трех лет и «совершенно равнодушны» к колебаниям стоимости биткоина, о чем говорится в исследовании криптокомпании Unchained Capital. При этом анализ команды специалистов Glassnode показывает, что биткоин-ходлеры если и выходят на крипторынок, то в основном тогда, когда цена BTC снижается, чтобы добавить в портфель подешевевшие в моменте активы. Они верят в долгосрочный тренд роста капитализации первой криптовалюты — уникальное явление в финансовом мире, когда инвесторы потеряли доверие ко всем ключевым инвестиционным активам.

Ходлеры и халвинг обеспечат успех биткоина

Конечно, влияние институциональных игроков и торговли фьючерсами на CME Group оказывает определенное влияние на конечную цену биткоина. Так, по данным Arcane Research, в 2019 году в 75% случаев перед исполнением фьючерсных контрактов на биткоин стоимость первой криптовалюты снижалась в среднем на 2%.

Однако вместе с предстоящим халвингом в сети Bitcoin возрастет влияние инвесторов-ходлеров на дальнейшую судьбу BTC, а вместе с тем и на весь крипторынок. Учитывая, что в предыдущие два халвинга стоимость первой криптовалюты достигала своих исторических максимумов, то у игроков крипторынка есть все основания полагать, что этот сценарий повторится и в 2020 году. Но даже если долгожданное снижение награды майнеров не окажет такого влияния на котировки первой криптовалюты, ходлеры доберут подешевевшие биткоины, поддерживая идею того, что BTC — лучший актив для инвестиций.