Проект NEO, ранее известный как Antshares, был основан в 2014 году с целью создания блокчейна корпоративного уровня с акцентом на идентичности и смарт-контрактах. Собрав более $3.7 миллиона в ходе ICO и запустив основную сеть в 2016 году, проект уже занял почетное место в ряду «новых Ethereum».

обновление ПО NEO

Разработка очередной версии ПО — NEO 3.0 — началась во втором квартале 2018 года. В июле в блоге NEO сооснователь и ведущий разработчик NEO Эрик Чжан рассказал о ключевых компонентах, которые придут в NEO после обновления: «NEO 3.0 будет абсолютно новой версией платформы NEO, построенной для корпоративного использования в крупном масштабе».

Этой цели будет способствовать, в частности, внедрение кроссплатформенных смарт-контрактов, нативных смарт-контрактов, повышение стабильности и изменение экономической модели NEO. И последний пункт уже успел вызвать волнения в сообществе.

Как это работает сейчас

Для достижения консенсуса блокчейн NEO использует алгоритм под названием «делегированная задача византийских генералов» (dBFT).

При простом BFT-протоколе, который применяется, например, в Ripple и Stellar, сеть должна использовать такой сценарий взаимодействия, чтобы даже при наличии злоумышленнических нод «лояльные» ноды всегда достигали консенсуса и не отдавали власть нодам-противникам.

«Делегированный» BFT предполагает, что транзакции в сети подтверждаются (и блоки создаются) не всеми участниками, а лишь «нодами-делегатами». А уже эти ноды выбираются всеми пользователями, то есть держателями NEO, путем голосования.

По сути, dBFT является модифицированным стандартом более популярного алгоритма достижения консенсуса proof-of-stake («доказательство доли»), поскольку токен NEO обеспечивает своему владельцу долю в сети и право принимать решения по некоторым вопросам.

При этом на платформе NEO есть два нативных токена — NEO и GAS: «NEO — это что-то вроде доли в сети, а GAS разработан как токен полезности», — сказал сооснователь NEO Да Хунфэй в разговоре с CoinDesk, то есть GAS используется для оплаты услуг, предоставляемых платформой — например, выполнения смарт-контрактов.

При этом токен NEO неделим, то есть, в отличие от биткоина или эфира, при использовании которых можно потратить 0.001 часть монеты, NEO можно потратить только целиком. Хунфэй отмечает, что такое устройство NEO обусловлено техническими причинами, включая парный характер токенов сети и механизм распределения GAS: каждый раз, когда платформа потребляет GAS, он перераспределяется между всеми держателями токенов NEO пропорционально количеству NEO, которыми владеет пользователь.

При такой системе у пользователя нет экономических стимулов быть активным, то есть принимать участие в управлении сетью и в том числе в выборе нод-делегатов, ведь при перераспределении они получают GAS безотносительно того, голосовали они или нет. По словам Хунфэй, такая поведенческая модель пользователей может помешать проекту стать по-настоящему децентрализованным, поскольку децентрализация зависит от того, сколько пользователей реально принимают участие в управлении.

Вторая проблема, связанная с сегодняшним характером токенов NEO и GAS, касается так называемых «адресов-черных дыр», то есть кошельков, владельцы которых потеряли свой приватный ключ. Хунфэй считает возможным, что «GAS будет постепенно перераспределяться на такие адреса-черные дыры и теоретически, если время бесконечно, возможно, что весь или почти весь GAS уйдет на эти адреса».

Как это может работать в будущем

Хунфэй и Чжан считают, что перестраивание системы стимулов поможет устранить эти недостатки сегодняшней модели. В посте на Github Чжан предлагает новую экономическую модель, которая может быть реализована в версии NEO 3.0 и согласно которой токен NEO должен стать делимым.

При принятии этого предложения изменения коснутся и токена GAS: вместо того, чтобы немедленно перераспределяться среди держателей токенов, он будет посылаться в пул и со временем распределяться среди тех пользователей, которые принимают участие в голосовании и достижении консенсуса.

В посте под названием «Приспосабливание экономической модели к распределению GAS» Чжан предлагает еще несколько способов решить проблему GAS, в том числе каждый год понемногу увеличивать его эмиссию, вознаграждать ноды-делегаты и позволять использовать десятичные доли GAS при оплате комиссий внутри сети.

В разговоре с Coindesk Хунфэй отметил, что такая модель поможет преодолеть «технические ограничения» блокчейна, например, медленную обработку транзакций, при этом подготавливая почву для более возвышенных целей, таких как децентрализация процесса управления сетью.

При этом Чжан отмечает, что это пока только предложения и их обсуждение ведется на Github. Одновременно, в преддверии обновления ПО, активные члены сообщества публикуют на Github собственные предложения по усовершенствованию NEO. Так, пользователь под ником canesin предлагает сделать делимым GAS, но структуру токена NEO оставить без изменений, а пользователи Edgegasm и cryptogirlHODL описали усовершенствованную систему голосования, которую можно применить даже в том случае, если NEO станет делимым. Она призвана ввести систему стимулов, снизить влияние централизованных бирж на процесс выборов и его результаты, а также сделать невыгодным голосование по рандомному принципу, к которому сейчас прибегают ленивые или недобросовестные пользователи. Предлагаемое решение заключается в использовании контрактов для голосования с временны́м замком и одобрительного голосования — системы, при которой каждый участник может голосовать за нескольких кандидатов (или несколько решений).

Пользователь saltyskip предлагает свою экономическую модель распределения GAS, которая включает инфляцию GAS (в отличие от сегодняшней дефляционной системы), стимулирование нод-делегатов и ограничение количества транзакций с нулевой комиссией.

«В настоящий момент сеть NEO имеет нулевые комиссии, что делает ее уязвимой к спаму. Мы уже наблюдали спам-атаки на тестовую сеть, а совсем недавно — и на основную сеть», — пишет saltyskip, отмечая, что ограничение количества транзакций с нулевой комиссией, которые могут быть включены в один блок, является «естественным решением» проблемы таких атак.

Он также указывает на то, что согласно сегодняшней системе «GAS становится дефляционной валютой с течением времени» и «побуждает к тому, чтобы накапливать, а не тратить GAS». «Мы наблюдаем это снова и снова [на примере] крипто-активов, которые пытаются быть “средством обмена”. Если что-то планируется использовать как хорошее средство обмена (токен полезности) в противоположность [функции] сохранения ценности, оно ДОЛЖНО быть инфляционным. — пишет saltyskip. — Поощрение пользователей тратить GAS на комиссии в сети и системные сборы (а также на покупки за пределами сети) в долгосрочной перспективе окажет гораздо более позитивное влияние на экосистему NEO».

Наконец, «инфляционный GAS», по мнению автора предложения, поможет вознаграждать ноды-делегаты, не ставя их в конфликт с обычными пользователями: «Ноды, участвующие в достижении консенсуса, теперь могут вознаграждаться фиксированным или процентным количеством добытого GAS, так что они всегда имеют стимул продолжать создавать блоки, а сеть [становится] стабильной, поскольку это их единственный способ дохода», — пишет saltyskip, имея в виду, что комиссии в сети при такой системе не должны распределяться среди делегатов — только GAS.

Раскол по классике

Пока одна часть сообщества вносит свои предложения, другая выступает категорически против и критикует модель управления NEO. Один из пользователей мессенджера Discord описал эту идею как «простую глупость». И хотя делимость токена может сделать его более доступным в случае роста цены, многие опасаются, что движение цены примет противоположный вектор: «Делимый NEO — это полное дерьмо, я бы никогда не проголосовал за такое. Цена обвалится, если они это сделают».

И даже один из главных разработчиков, Хунфэй, не уверен в правильности таких изменений: «Лично моя позиция в том, чтобы NEO оставался неделимым. Цена одного токена NEO — около $30, и это не так уж много. Я не думаю, что стоит голосовать частью от $30», — сказал он Coindesk.

При этом влияние инвесторов на устройство NEO 3.0 ограничено. Хотя разработчики утверждают, что планы по изменению платформы все еще «обсуждаются, ничего не решено окончательно», NEO не собирается позволять держателям голосовать за вносимые изменения.

«В настоящий момент официальный канал обсуждения — Github, и многие разработчики и пользователи пишут [там] свое мнение, и все к нему прислушиваются», — сказал Хунфэй. Но в конечном итоге судьбу NEO и его владельцев будут решать только 5 главных разработчиков, включая Эрика Чжана. По словам Хунфэй, эти разработчики обладают таким правом, потому что они понимают все технические нюансы блокчейна. «Голосование — довольно запутанная система. Если ты просишь людей голосовать по поводу вещей, которые они не понимают, результат не будет хорошим. Блокчейн — это система, в которую вовлечено много денег, и мы не хотим делать ее слишком сложной. Сложное ПО обычно имеет сложные проблемы с безопасностью», — отметил он.

На это у пользователей Discord снова был готов контраргумент: «Если в NEO существует [система] голосования, то разве не имеет смысл провести голосование по такому существенному [вопросу], как деление NEO? Почему они не создадут контракт для голосования, чтобы позволить людям проголосовать за это? В противном случае это просто тоталитарное решение и все, что будет происходить дальше, будет подозрительным».

Блокчейн — это про (де)централизацию

Разработка NEO 3.0 должна занять как минимум год и за это время ситуация в сообществе может только накалиться. Еще одна предпосылка к этому — недавнее избрание первой независимой ноды-делегата, которое само по себе служило благой цели децентрализации управления, однако «голосование» прошло при участии двух членов — Чжана и Хунфэй, и в качестве делегата они выбрали группу разработчиков City of Zion, которая давно занимается развитием NEO и спонсируется проектом. «Лично я не согласился бы назвать это выборами. Это не то слово, которое я бы употребил», — сказал член команды City of Zion Итан Фаст.

Однако NEO заявляют, что это событие было шагом на пути к постепенной передаче власти в руки держателей токенов и продолжают утверждать, что этот процесс считался голосованием, поскольку теоретически держатели токенов также могли принять в нем участие. «Сейчас в клиенте NEO или в ПО ноды люди могут голосовать, как они пожелают. Но в действительности очень мало людей знают, как это сделать. Мы не афишировали это», — сказал Хунфэй.

В целом, по его словам, текущая консолидация власти в руках руководства проекта является частью плана: «Мы не думаем, что мы можем быть децентрализованы на таком раннем этапе», — сказал он. Децентрализация должна наступить «через несколько лет, когда протокол будет более стабильным». «У нас нет технического определения стабильности, но в чем мы уверены — это в том, что сейчас [протокол] нестабилен», — добавил Хунфэй.

При этом NEO планирует продолжить подключать к сети и другие «внешние» ноды, и следующим кандидатом считается голландская телеком-компания KPN.