Сжигание монет — достаточно популярная практика, которую активно применяют разработчики Ripple, TRON, Binance Coin, Ethereum и других криптовалют. В случае с эфиром процесс прост как дважды два — монеты переводят на недоступный никому адрес и тем самым выводят из оборота. Таким образом создается рыночный дефицит и провоцируется рост стоимости. Однако Мика Уайт из Occupy Wall Street сделал этот процесс изощреннее. Он разработал самоуничтожающийся вредоносный смарт-контракт dETH, который не просто сжигает, а уничтожает ETH, попросту безвозвратно выводя коины из экосистемы. Более того, за уничтожение полагается награда в токенах dETH, цена которых увеличивается с каждым исчезнувшим эфиром. Как именно это работает и зачем это нужно? Ответы — в материале DeCenter.

Уничтожать, а не сжигать

По словам Мики Уайта, название проекта нужно произносить как «Death»‎ (по-русски — «смерть»‎). И, конечно же, он не имеет никакого отношения к сомнительному проекту DarkEther, аббревиатура которого тоже выглядит как DETH. Разработка Мики Уайта — это эксперимент на Хэллоуин-2019, который в будущем может перерасти в важнейший элемент экосистемы Ethereum. Главная цель — создать максимально удобные возможности, чтобы мотивировать энтузиастов не сжигать монеты, а «убивать» их навсегда.

Главная причина избавления от коинов — стимулирование роста их цены:

 Часть ETH выводится из оборота.

 Спрос сохраняется, но на рынке формируется дефицит.

 В итоге растет цена. Людям приходится платить больше.

Но есть нюанс. В своем блоге активист ссылается на дискуссию энтузиастов на Stack Exchange — «сайте-вопроснике»‎, посвященном сети Ethereum. На вопрос о корректности процедуры сжигания один из пользователей привел слова сооснователя Ethereum Джеффри Уилка. Эксперт еще в 2017 году заметил, что люди сжигают монеты неправильно и предложил альтернативу — создал смарт-контракт, уничтожающий монеты навсегда. Почему же сжигание — это неправильный метод? Разберемся в сути обоих подходов.

 Сжигание ETH. Монеты переводят на валидный адрес, к которому ни у кого нет доступа. Чаще всего используется

0x0000000000000000000000000000000000000000. На этот адрес участники криптосообщества совершили более 10 000 переводов, и сегодня здесь хранится почти 8000 ETH (по нынешнему курсу это почти $1.5 млн). С целью сжигания монеты также отправляются на другие недоступные никому адреса. По итогу ETH там «застревают»‎, но все еще продолжают существовать. Это как спрятать их в сундук, к которому ни у кого нет ключа.

Пользователи сожгли эфиров на $1.5 млн, отправив их на адрес 0x0000000000000000000000000000000000000000. Источник.

 Уничтожение ETH. А вот в случае с уничтожением дела обстоят интереснее. Создается вредоносный самоуничтожающийся смарт-контракт, который после получения транзакции убивает себя, а заодно и все полученные монеты. Коины попросту исчезают из экосистемы. Они не запираются в недоступном месте, они удаляются навсегда.

В обоих случаях к эфирам теряется доступ, но второй вариант подразумевает, что этот доступ больше не появится никогда и ни при каких обстоятельствах. Даже в теории.

В первом варианте пользователям приходится полагаться на надежность работы сети и устойчивость алгоритма SHA-3. А вот второй вариант — это как сжечь дотла жесткий диск на ПК, не создав предварительно копию. Доступ к монетам невозможно получить ни в результате хардфорков, ни даже вследствие взлома криптографических ключей. Они безвозвратно «убиты»‎. Расшифровать ключи доступа не сможет никто, даже квантовые компьютеры, какого бы пика развития они ни достигли.

Вернемся к главной причине ликвидации монет. Если это все делается с целью вывести цифровые деньги из оборота и спровоцировать рост цен, то все-таки более рационально избавляться от них навсегда, не оставляя даже теоретических шансов на их возврат. Представьте, какой дамп произойдет, если все сожженные коины в одночасье начнут распродаваться. А если это случится через 10 лет, когда изолированных коинов станет в разы больше? А если еще и стоимость эфира к тому времени подскочит раз в 10−20?

Итак, в долгосрочной перспективе уничтожать монеты действительно безопаснее, чем сжигать. Но если Джеффри Уилк рассказал об этом еще в 2017, а заодно придумал соответствующий смарт-контракт, то чем примечательна разработка Мики Уайта и зачем вообще нужен этот dETH? Дело в том, что он не просто позволяет убивать монеты так же легко, как сжигать. Он еще и выплачивает за это дивиденды в токенах, которые постоянно растут. Это глубоко продуманный смарт-контракт, стимулирующий сообщество играть именно по его правилам.

Как это работает

dETH — это не только смарт-контракт, но и одноименный токен. Его можно назвать дефляционным токеном, однако дефлирует он не только себя, но и эфир. Каждый раз, когда в мире рождается dETH, исчезает какая-то часть ETH. Токены невозможно получить никаким другим способом. Это своеобразный майнинг, только невероятно специфичный.

Визуальный стиль dETH. Источник.

Схема работы следующая:

 Монеты ETH отправляются на адрес смарт-контракта0xF1ADc3C1cfD4181312185D9Ef3fbe3CE1a7cdE4e. Лимит газа нужно установить на отметке не ниже 150 000.

 Отправленные коины уничтожаются смарт-контрактом по команде selfdestruct(address(нужный адрес)). Если разобраться в тонкостях, то полученные эфиры перенаправляются в другой самоуничтожающийся смарт-контракт, который Мика Уайт называет «Hades» (переводится как «аид» или «ад»‎). По команде selfdestruct он убивает себя, а заодно и все полученные эфиры, стирая их из блокчейна навсегда.

 В ответ отправитель получает токены dETH. Минимальная транзакция, при которой смарт-контракт выплатит вознаграждение — 0.01 ETH. Таким образом dETH — это нечто вроде посредника, чистилища, которое принимает эфиры и отправляет их в ад, но взамен «благословляет» отправителя токенами dETH. По факту это обычные ERC20 токены, которые работают так же, как и все остальные.

 Цена dETH растет на 0.1% от суммы каждого «убитого»‎ эфира. Основная прелесть в том, что люди не просто получают дивиденды в токенах. Монетки еще и постоянно дорожают в цене — пропорционально количеству «убитых»‎ эфиров. Естественно, речь не идет о котировках к доллару или биткоину, ведь токен пока не торгуется ни на одной бирже, да и рыночную стоимость попросту невозможно контролировать. Мы говорим о соотношении непосредственно с эфиром. После каждого уничтожения ETH размер выплаты в dETH снижается. Например, если пользователи суммарно будут сжигать по 1 ETH в день, то спустя 1000 дней число получаемых dETH уменьшится вдвое. Почему? Потому что цена dETH дорожала каждый день на 0.1%, а за тысячу дней рост составил 100%. Такой себе халвинг. Этот простой алгоритм должен стимулировать пользователей почаще убивать эфиры, потому что сумма награды сегодня всегда будет больше, чем завтра. Учитывая, что dETH нельзя майнить каким-то другим способом, данный алгоритм прекрасно справляется с функцией дефляции. Мика Уайт надеется, что однажды наступит момент, когда криптокомьюнити будет сжигать больше эфиров, чем создавать.

 Те, кто уничтожают больше 3 ETH, получают 30%-й бонус. Чтобы воплотить свою надежду в жизнь, разработчик смарт-контракта придумал поощрительный приз. Пользователи, отправившие «в ад»‎ больше трех эфиров (ровно столько начисляется майнерам сети Ethereum в качестве награды за блок), получат на 30% больше dETH, чем положено.

 «Сервис»‎ взимает комиссию 0.01 ETH c каждой транзакции. Мика Уайт называет это платой за «транспортировку в ад»‎. Например, если вы убили 1 ETH, то 0.01 ETH из этой суммы не убьется, а уйдет на комиссионные. Комиссия одинакова при любой сумме. Впрочем, собранные эфиры все равно не возвращаются на рынок, а конвертируются в криптовалюту Sparkle — еще одно детище Мики Уайта, созданное в рамках движения по борьбе с социальным неравенством.

Задел на революцию

Мика Уайт — известный в США борец против социальной несправедливости. Он является одним из основателей масштабного движения Occupy Wall Street, которое в 2011 году привело к массовым протестам против финансовой элиты, которая составляет 1% населения США. По мнению движения, крупные финансовые игроки всеми честными и нечестными способами провоцируют рост неравенства доходов. Мика пытался изменить систему. Люди под лозунгом «Нас — 99%»‎ тысячами выходили на улицы, а еще сотни тысяч протестовали онлайн. Движение поддержали Алек Болдуин, Марк Руффало, Джозеф Стиглиц, Джимми Уэйлс и другие известные личности. Поддержку оказывал даже тогдашний президент США Барак Обама, обещая улучшить экономику страны в пользу этих самых 99%.

Мика Уайт. Источник.

Как и Occupy Wall Street, dETH — тоже революционное движение. Оно бросает вызов не только несправедливой финансовой системе, как и другие криптовалюты в своей сущности, но и денежно-кредитной политике сети Ethereum. По словам Уайта, смарт-контракт предлагает «новый вид экономической логики»‎, потому что, по сути, dETH — это эфир, однажды разрушенный навсегда. Уайт считает, что его проект способен изменить всю экономику экосистемы.

Тем не менее активист отмечает, что время dETH, скорее всего, еще не пришло. Для общества это пока слишком сложно. Но проект все равно будет существовать, пока люди не поймут, что он им действительно необходим.

И действительно, потенциал у проекта колоссальный. Для китов, майнеров и различных крипто-энтузиастов, верящих в эфир, это отличная возможность улучшить качество своего портфеля, ведь оба актива всегда дорожают.

 Токен dETH все время растет в цене по отношению к эфиру.

 Основной актив, монета ETH, при этом тоже дорожает за счет вывода монет из оборота.

Но проблема в том, что люди пока не готовы менять кровно заработанные и имеющие реальную ликвидность эфиры, которые в любой момент можно обменять на фиатные деньги, на никому не известный токен dETH, который нигде не торгуется.

Проекту не хватает того самого хайпа, той самой раскрутки, которая была в свое время у Occupy Wall Street. Представьте, если все держали ETH начнут ежедневно убивать эфиры хотя бы на сумму $1−$10. Это будут некритичные траты для держателей, но в целом на рынке возникнет существенный дефицит монет, и цена устремится вверх. И рост стоимости с лихвой покроет все расходы. Более того, не стоит забывать и о вечно дорожающих токенах dETH, за которые тоже можно будет выручать хорошую прибыль.

Но, опять же, без массовой популяризации ничего этого не будет. А когда случится эта популяризация и случится ли вообще — неизвестно. Может, это никогда и не произойдет. Стартовал проект плохо: многочисленные СМИ проходят мимо, а сам контракт не пользуется особым спросом — владельцами dETH на момент написания статьи являются всего 2 человека.

Возможно, эта инициатива действительно опередила свое время. Однако Мика Уайт готов ждать столько, сколько нужно. А пока что активист работает над другими сложными механизмами, экспериментируя с новыми формами смарт-контрактов. Он не вдается в подробности, но считает своей целью создать смарт-контракт, который принесет обществу настолько огромную пользу, что его попытаются запретить по политическим причинам.

Ну а пока революция не настала, можно попробовать dETH в действии. Напомним, для этого просто отправьте с вашего Ethereum-кошелька сумму от 0.01 ETH на адрес 0xF1ADc3C1cfD4181312185D9Ef3fbe3CE1a7cdE4e. Не забудьте, что минимальный лимит газа составляет не менее 150 000. Отпишитесь о результатах!