Не демократ, не республиканец, не либерал, не консерватор: «Я не ассоциирую себя с каким-либо из этих ярлыков», — сказал Лейн Реттиг, core-разработчик Ethereum и ewasm (Ethereum WebAssembly. — DeCenter), во время своего выступления на DevCon IV в Праге в октябре прошлого года. Американец или гражданин мира? Футурист, оптимист, технолог? «Я не верю в “-измы”, я не верю в максимализм: никаких “-измов”… Идентичность — это очень сложная, многогранная вещь. Когда я действительно остановился, задумался и спросил себя, как я себя идентифицирую… я американец, я технолог, я житель Нью-Йорка… то, с чем я себя ассоциировал больше всего — это все вы: я эфирианец (от англ. “Etherean”. — DeCenter). Я не знаю, что это значит: это социальное движение, технология, это не политическая партия — это все эти вещи вместе и одновременно ни одна из них. Что бы это ни было, это то, что мы создаем как сообщество по мере того, как идем вперед — коллективно и децентрализованно. И если вам удобно использовать это слово, я стою перед вами сейчас с гордостью и говорю, что я эфирианец, и я разделяю эту идентичность со многими из вас».

разработчик Ethereum Лейн Реттиг
Лейн Реттиг

Разработчик Ethereum 

В интервью DeCenter Лейн Реттиг рассказал, почему не важно, кто победит, с какой стороны ожидать killer dApp, почему PoS не несет угрозу децентрализации, а наоборот, и что представляет собой загадочное новое сообщество эфирианцев.

— Что ты делал до того, как присоединился к Ethereum? Какие у тебя были интересы, какая мотивация?

Я вел несколько жизней, в нескольких местах и индустриях. Связующим звеном были технологии, социальное влияние и интернационализм. Я работал разработчиком ПО в нью-йоркском и гонконгском хедж-фонде несколько нет. Затем я отучился в Университете Пенсильвании, получив степень MBA в Уортонской школе бизнеса и степень магистра искусств в Лаудерском институте управления. Я сменил деятельность и стал предпринимателем, основав стартап в сфере здравоохранения со студентом Уортона, который был физиком. Через три года мы продали компанию, и я на год ушел в творческий отпуск и отправился путешествовать по миру. Именно в это время я наткнулся на Ethereum. С того момента начался быстрый спуск в «кроличью нору», и с тех пор я больше не оглядывался.

Помимо трех «связующих звеньев», которые я обозначил, я думаю, еще одна важная сфера моих интересов — это инновация или создание ценности как противоположность удержанию ценности. Это причина, по которой я предпочел покинуть финансовую индустрию: я не чувствовал, что тот вид удержания ценности, которым занималась моя компания, оказывал на мир положительное социальное влияние, к которому я стремился. Я стал предпринимателем, чтобы создавать ценность через инновации, из чего, как я верю, и происходит создание ценности, но мой опыт в стартапах показал мне, что здравоохранение в США на сегодня — это не инновативное пространство: оно смотрит назад, слишком избегает риска, полно рентоориентированности и глупых бизнес-моделей и в этом смысле является противоположностью Web3, блокчейна и Ethereum. Когда я нашел Ethereum, я больше не оглядывался. Это самый инновационный проект и экосистема [из тех], частью которых я был.

Моя высшая мотивация — это форма социальной справедливости: бороться за снижение бедности, увеличивать равенство доступа [к благам] и возможностей и общее человеческое благосостояние. Я вырос в бедности, и ряд возможностей, которые были мне даны, изменили течение моей жизни. Я хочу, чтобы все люди могли иметь возможности, которые были у меня.

— В одном из своих последних выступлений ты сказал, что присоединился к Ethereum-сообществу около года назад. Как ты принял это решение? Ты так вдохновился Ethereum, что хотел сделать вклад в это или ты рассматривал его как новый проект/новую работу?

Ethereum всегда был больше чем работой или проектом. Единственное слово, которым я могу описать это, — «призвание». Это самый важный техпроект нашего времени, и он обладает бо́льшим потенциалом оказать влияние и принести пользу миру, чем все, что я когда-либо видел. Поэтому да, я был очень вдохновлен им с самого начала и очень хотел внести вклад с самого первого дня.

Если говорить более конкретно, я познакомился с несколькими держателями [эфира], включая многих, кто работал в Ethereum Foundation, на DevCon III в Канкуне в 2017, и с тех пор я работал [над Ethereum] фулл-тайм.

— Ты запустил форум Etherean в прошлом октябре, верно? Можешь рассказать, что побудило тебя к этому? Какие проблемы в сообществе он призван решить (если была такая цель)? Какое он должен оказать влияние?

Я запустил форум Etherean как часть моего выступления на DevCon IV, [которое называлось] «К социально масштабируемому будущему Etherean». Если вкратце, я начал его, когда осознал, что все больше и больше самых важных разговоров в сообществе все менее сосредоточены на сугубо технической стороне и все больше — на социальной: вопросы философии, экономики, этики, социальной справедливости и так далее. Ethereum — это больше чем технология. Это уже удивительный социальный эксперимент, и если он достигнет хотя бы мельчайшей доли своего потенциала и наших надежд на него, он будет иметь огромное влияние на человеческое общество и институты. Я верю, что мы должны осознавать этот факт и что нам предстоит проделать большую работу, чтобы осознать социальные последствия и убедиться, что технология приносит пользу обществу. И мы не сможем это сделать, если просто заткнем уши и притворимся, что это «только о технологии».

Сейчас Etherean.org — это только форум для обсуждений, но я надеюсь, что он превратится в нечто гораздо большее. Я рассматриваю его как какую-то форму социального движения, хотя я пока не уверен, какую именно. Мы планируем первую личную встречу [членов] Etherean в Париже в следующем месяце, параллельно с EthCC (Ethereum Community Conference. — DeCenter).

Хочу прояснить, что Etherean не имеет никаких официальных связей с Ethereum, он не предназначен для решения каких-то проблем в сообществе Ethereum. Он задумывается как отдельное сообщество. На более высоком уровне, я думаю, проблемы, которые он поднимает — это отношения между людьми и технологией, ошибки наших существующих институтов (таких как национальные государства), и ищет, какую роль такая технология как Ethereum должна сыграть в будущем человеческих институтов и общества.

— Etherean сильно напомнил мне Bitcointalk в его ранние дни (хотя я увидела его гораздо позже). Это правильное впечатление? Они могут рассматриваться как схожие платформы со схожими целями?

Я не слишком хорошо знаком с Bitcointalk, поэтому я не могу ответить на этот вопрос, но я постараюсь получше с ним ознакомиться.

— Ты говорил, что любишь задавать сложные вопросы, которые выходят за пределы технологии, и что целью является увидеть картину в целом. Какова картина с dApps? Они определенно еще не достигли массового принятия, мы еще не видели «killer dApp» (в какой-то момент таким приложением казались CryptoKitties, но они не смогли удержать популярность). Кажется, что к сегодняшнему дню ни одно dApp не нашло своей индустрии или какой-то социальной ниши, где бы оно было крайне необходимо или незаменимо. Ты согласен, что это одна из причин для низкой популярности dApps? Какие еще ты видишь причины? А также в какой сфере, по твоему мнению, появится долгожданное killer dApp?

Я думаю, пока еще просто слишком рано, ожидать появления «killer dApp» в ближайшем будущем нереалистично. Нам нужно иметь терпение. Есть масса классных dApps, и уже сейчас на Ethereum можно делать то, что раньше было совершенно невозможно, от DEX для рынка предсказаний (Augur, Veil) до децентрализованных карт (FOAM), возможности беспредельны. Сегодня dApps значительно более сложные и user-friendly, чем они были год назад: посмотрите на Spankchain и Cent — они оба обеспечивают фантастический пользовательский опыт. Нужно дать этому процессу идти своим путем. Я не беспокоюсь. Если взглянуть в перспективе, интернет для пользователей появился в начале 90-х, а до появления первых реальных «killer apps», таких как Amazon, Google и Facebook, прошла еще добрая часть десятилетия. По сути, Ethereum больше похож на TCP/IP (сетевая модель передачи данных. — DeCenter), чем на интернет. TCP/IP была впервые использована в 1975, а появление killer apps заняло еще 20 лет.

Самый большой на сегодня челлендж — это юзабилити: такие вещи, как онбординг, управление ключами и учетными данными, газ, латентность и так далее — и, как я говорил, сегодняшний ландшафт гораздо лучше, чем был год назад, и новые сложные тренды в пользовательском опыте, такие как мета-транзакции без газа, контрфактические каналы состояния и универсальный логин, только начинают появляться. Со временем они окажут большое влияние на юзабилити.

Я могу дать прогноз, что мы увидим первые действительно user-friendly apps, у которых есть шанс стать мейнстримовыми, через 1−2 года. Наиболее вероятные сферы, где появятся killer apps, — это финансы и гейминг, но также это может легко быть что-то типа «децентрализованного Uber», который использует асимметрии Web3, чтобы снизить цены и обеспечить более объемный пользовательский опыт, чем его централизованные конкуренты вообще могут предоставить.

— Ты не веришь в «-измы», как ты сформулировал это на DevCon в Праге. Потому ты точно не Ethereum-максималист. Более того, ты говорил, что тебе не важно, кто победит — Ethereum или кто-то другой. Но, может быть, ты можешь дать какие-то прогнозы, основываясь на технической стороне проектов? Выглядит ли кто-то из конкурентов Ethereum (или других проектов) особенно многообещающим? Или все же с Ethereum связано большинство твоих надежд?

Я немного рассказывал об этом здесь. Если вкратце, я работаю над видением будущего, а не отдельного бренда, такого как Ethereum. Я буду поддерживать любую платформу, которая имеет большие шансы на реализацию этого видения. В настоящий момент Ethereum — очевидный кандидат на победу и самый многообещающий, и я не могу представить, что это изменится в скором времени. Отчасти это благодаря технологии, но в большей степени это связано с сообществом, экосистемой, управлением и ценностями, а не с технологией. Многие проекты пытаются соревноваться с Ethereum в техническом плане, но я считаю, это ошибка. Преимущество Ethereum главным образом не в технологии, а технология блокчейна становится все более коммерциализирована.

Очень редкие проекты я воспринимаю серьезно. К ним относятся Polkadot и Spacemesh.

— Никаких «-измов», договорились. Но я определенно могу понять биткоин-максималистов: они вдохновились всей историей, стоящей за биткоином, который возник «из ниоткуда» (хотя, конечно, на самом деле не «из ниоткуда»). Так или иначе, биткоин снискал лавры — и до сих пор почивает на них — как первый из криптовалютных проектов, кто преуспел. Интересно, что в нашем недавнем разговоре Фабиан Фогельштеллер сказал, что он считает биткоин слишком ограниченным и говорит, что Ethereum — более интересный проект из-за возможностей, которые он предоставляет благодаря смарт-контрактам и EVM. Какого ты мнения о биткоине? Ты можешь вспомнить, как ты впервые о нем узнал? Какие у тебя были мысли о нем тогда и какие — сейчас?

Биткоин довольно значимый, и его появление знаменует по-настоящему поворотный момент в истории человечества. Это не может быть переоценено. Но я отношусь к биткоину во многом схоже с тем, как я отношусь к эфиру — это средство для достижения цели, а не сама цель. Представлять, что будет только одна технология, одно сообщество, одна цепь — это слишком идеалистично и неприкосновенно, и [думать], что ничего превосходящее [биткоин или эфир] никогда не появится мне кажется совершенно абсурдным, [свойственным] узкому мышлению и религиозно-догматичным. Определенно есть ценность в сфокусированной на ценности цепи, которая невероятно консервативна и медленно развивается — так сегодня работает биткоин. По сути, я считаю биткоин прекрасным, и он, вероятно, будет существовать долго, но биткоин — только один проект из многих. Ethereum — это другая технология, которая решает другую проблему, и это другое сообщество, которое сформировалось вокруг другого набора ценностей. Я присоединился к сообществу Ethereum по трем причинам:

 Я считаю его более интересными и увлекательным, чем биткоин-сообщество, в интеллектуальном и разработческом плане.

 Оно с гораздо большей долей вероятности достигнет моего видения лучшего будущего для человечества, чем биткоин, который, по моему мнению, слишком ограниченный.

 Это сообщество гораздо более теплое и более приветливое, чем сообщество биткоина, которое в целом кажется мне неприветливым, холодным и чересчур догматичным.

— В конце хотела бы спросить у тебя кое-что, связанное с недавно нашумевшей темой — готовящееся обновление Ethereum, которое сделает сеть на шаг ближе к эре PoS. Ты писал на форуме Etherean, что ты не сторонник «традиционной» шифропанковской идеологии, основанной на отделении от существующих институтов — ты скорее хочешь конструктивного диалога. И ты не поддерживаешь крайности в любой сфере — ни в технологической, ни в идеологической, ни в политической. При этом всем, что ты думаешь о вероятной угрозе, которой опасаются некоторые члены сообщества в связи с распространением PoS-валют, а именно: PoS позволяет получать процентный доход от монет, но очень немногие хотят или могут самостоятельно организовать это с технической точки зрения (и для каждой отдельной криптовалюты). Это может привести к развитию стейкинга как услуги, которую будут предоставлять биржи или другие централизованные операторы, что приведет к еще большей централизации и контролю со стороны бирж. Некоторые даже опасаются, что это приведет к появлению депозитарных расписок и частичного банковского резервирования, что вызовет традиционный экономический кризис. Все это выглядит как вечное противоречие между удобством посредничества и идеалами децентрализации. Какой сценарий ты бы предпочел в данном контексте? Всегда ли необходимо в определенной мере жертвовать принципами децентрализации (по сути, стоящей за криптовалютами идеей), если хочешь массового принятия?

Я не вижу в PoS ничего нового или отличного. Как ты и говоришь, спор между удобством и децентрализацией длится веками, и он продолжится еще какое-то время. Одна из сторон самосуверенности, в которую я верю и за которую борюсь, в том, чтобы позволять каждому выбирать собственную оптимальную степень компромисса между полной самосуверенностью, бестрастовостью и ответственностью с одной стороны, и кастодиальными услугами, доверием и удобством — с другой. Лично я не стал бы хранить свои средства на Coinbase, но я думаю, эта организация и подобные ей предоставляют прекрасные услуги и работают как мост к [представителям] масс-маркета, которые, возможно, никогда не смогут самостоятельно отвечать за свои приватные ключи.

Я считаю, что PoS обеспечивает более высокую децентрализацию и коллективную вовлеченность в консенсус и генерирование ценности, чем PoW. Держать 32 ETH и управлять нодой-валидатором проще и дешевле, чем инвестировать в майнинговое оборудование для PoW. Такие сервисы, как Casa и Dappnode, уже возникают, чтобы помогать людям самостоятельно запускать свои полные ноды.

Некоторые предпочтут стейкить самостоятельно, другие выберут стейкинговые пулы или другие сервисы. Это их право и их выбор. Они должны принять на себя ответственность за риски, связанные с тем или иным выбором. Мы не максимизируем выбор и свободу.

Для меня Святой Грааль в том, что однажды Ethereum или другой блокчейн выработает способ для каждого человека в любом месте на земле полноценно участвовать и валидировать, используя только мобильный телефон. Мы далеки от этого по ряду причин, в основном из-за технических ограничений, но я верю, что мы придем туда. Извилины истории длинны, но они ведут к децентрализации и самосуверенности.