Полная цифровизация, безопасность на уровне блокчейна, отсутствие политических конфликтов, а глава государства настолько близка к народу, что не чурается писать авторские колонки в СМИ. Звучит как утопия из фильма про будущее. По факту — это реалии современной Эстонии. Пока 99% стран копаются в бумажках и утопают в бюрократии, жители маленькой прибалтийской страны из бывшего СССР уже давно имеют электронное гражданство, выбирают президента через смартфон, а их личные данные защищены с помощью блокчейна. Не случайно именно в Эстонии находится штаб-квартира IT-агентства Евросоюза. Австралия и Китай еще только начинают идти по пути к криптотехнологиям, Эстония — уже там. Как так получилось? Как именно все работает? И действительно ли все настолько хорошо? Подробности — в материале DeCenter.

Тернистый путь к цифровой вселенной

Больше чем четверть века назад Эстония была частью СССР и в тот период имела те же преимущества и недостатки, что и Россия, Украина и Белоруссия. Да, в стране точно так же приходилось стоять в очереди за колбасой во времена дефицита. Начиная с 1991 года, когда Советский Союз раскололся и Эстония стала независимым государством, все начало меняться.

Сразу после распада СССР Эстония была бедной страной с амбициозными планами построить эффективное и демократическое, а не коммунистическое общество. Власти мечтали провести радикальные реформы во всех сферах жизни, но у них не было на это ни денег, ни возможностей. Все приходилось начинать с чистого листа.

Взвесив все «за» и «против», они решили пойти на серьезный риск — сделать ставку на цифровую модель и Интернет. Из посткоммунистических стран так не поступил больше никто. Правительство мечтало, чтобы государственные, налоговые и социальные службы работали не только максимально эффективно и прозрачно, но и были действительно удобными, безопасными и доступными во всей стране, даже в отдаленных селах.

Реализовать что-то подобное можно было лишь посредством информационных и коммуникационных технологий. Сейчас это выглядит очевидным, но в 90-х казалось весьма рискованной затеей. Почему? Потому что Интернета не было ни у кого, у половины страны не было даже телефонов, а единственный независимый контакт с внешним миром осуществлялся через секретный мобильный телефон премьер-министра. Никто не мог знать наверняка, что Интернет овладеет планетой.

Несмотря на это, эстонцы инвестировали все свои скудные ресурсы в «интернетизацию» населения: дома, школы и общественные места начали оборудовать точками доступа в сеть. Многие из них были бесплатными. Нельзя сказать, что этот риск сразу оправдался. Первое десятилетие независимости было очень сложным, но оно дало всему эстонскому обществу импульс для цифрового скачка в будущее. Этот прыжок веры сдвинул основы эстонского общества во многих сферах жизни. Юные компьютерные гении возвращались из школы домой и начинали «оцифровывать» своих мам, пап, бабушек и дедушек. Взрослые видели перспективы — покупали домой компьютеры и инвестировали в новые технологии.

Самое интересное, что ни разу эстонцы не разрабатывали какие-то технологии с нуля. Всегда то, что они внедряли в государственную систему, уже было кем-то создано и кем-то использовалось. Как правило, частными компаниями. В итоге была выстроена базовая цифровая инфраструктура, которой не существовало ни в одной стране мира. Сегодня Wired называет Эстонию представителем «самого передового цифрового общества в мире», Forbes «самой цифровой страной», а Барак Обама жалеет, что в свое время не позвонил эстонцам перед началом работы над государственным сайтом о здравоохранении.

Сегодня большинство госуслуг функционирует онлайн в режиме 24/7, а целостность данных обеспечивается блокчейн-технологией. Любой житель может оплатить налоги, обратиться к врачу или даже купить машину не выходя из дома. Подавляющее большинство (около 99%) всех возможностей доступны через Интернет. Эстонцы «поднимаются с дивана» только в некоторых случаях, например, если им надо жениться или купить недвижимость. Но даже в этом случае никакой «бумажки» не дадут. Все договора о покупке и ипотеке хранятся в Интернете.

Текущая политика государства строится на логических принципах: зачем стоять в очереди с клочком бумаги, подтверждающим вашу личность? Зачем, если можно работать так же эффективно, как Amazon, Facebook и другие сервисы, где достаточно простой регистрации и пары кликов мышью? По какой-то странной и необъяснимой причине люди обычно ожидают от частных компаний лучшего обслуживания, чем от собственного правительства.

Президент страны Керсти Кальюлайд утверждает, Эстония — это совершенно другой случай. В 2020 году граждане похожи на акционеров, а служба государственного сектора не может позволить себе быть хуже, чем коммерческие интернет-компании. Эстония стала центром цифровых технологий и первой страной, которая интегрировала блокчейн-технологию в свою деятельность.

Цифровая идентификация и программа e-Residency

В остальном мире тема цифровых паспортов начала подниматься относительно недавно, но в Эстонии соответствующими электронными документами граждане обзавелись еще в середине двухтысячных. Внешне цифровой паспорт выглядит как обычная ID-карта со встроенным чипом. Внутренне — это сложный технический инструмент, который к 2020 году оброс целым ореолом функций и возможностей.

Эстонцы используют электронные карты для:

 Пересечения границ в Европе;

 Подписания документов (с указанием меток времени);

 Подачи заявок на медицинские, нотариальные, налоговые и другие государственные и коммерческие услуги/сервисы;

 Оплаты штрафов и налогов;

 Онлайн-голосований, в том числе во время национальных выборов;

 Получения всевозможной информации из различных реестров;

 Идентификации личности при входе в онлайн-банкинг и другие интернет-сервисы;

 Или просто для отправки зашифрованных сообщений.

За 15 лет эстонцы предъявили цифровую подпись более 400 млн раз. Это больше, чем во всех странах ЕС вместе взятых. Источник.

Электронные паспорта используются повсюду. Здесь они уже давно стали привычным и обыденным явлением, а не каким-то «реквизитом из будущего», как в остальных странах бывшего СНГ. Естественно, в таких условиях главная задача государства — обеспечить соответствующую правовую базу. Электронная идентификация и все совершенные с ее помощью действия защищены законом. Цифровая подпись на 100% легальна, как у нас — собственноручная. Онлайн-голос приравнивается к голосу, отданному во время личного посещения избирательного участка с паспортом и ручкой. Сами граждане при этом несут уголовную ответственность за сохранность цифрового паспорта. Если кто-то другой использует вашу ID-карту по вашей же оплошности — в лучшем случае вас ждут штраф и/или исправительные работы, в худшем — тюрьма.

Переход на цифровую модель без бюрократии не только избавил граждан от необходимости посещать те или иные учреждения и стоять там в очередях, но и позволил государству регулярно сохранять в казне дополнительные миллионы евро. В среднем такая модель экономит до 2% ВВП и до 1400 рабочих часов каждый год. Более того, это также дало рывок технологичным стартапам. В Эстонии плотность «единорогов» (стартапов с рыночной стоимостью выше $1 млрд) составляет четыре компании на миллион граждан.

По словам президента, сегодня главная задача страны — обеспечивать качественное государственно-частное партнерство, чтобы и правительство, и люди, и коммерческие компании получали выгоду от цифровых услуг. Например, факт использования государственного инструмента идентификации в онлайн-банкинге повысил доверие к финансовым учреждениям и избавил их от необходимости разрабатывать собственные системы авторизации.

После успеха на национальной арене государственная модель цифровой идентификации и предоставления услуг уже вышла за пределы Эстонии. С конца 2014 в стране действует программа для иностранных лиц — e-Residency, которую в простонародье называют «электронным гражданством». Это такая же цифровая ID-карта, которая обеспечивает людям во всем мире доступ к правительственным онлайн-услугам, ранее доступным только для жителей Эстонии. По факту карточка не предоставляет ни гражданства, ни вида на жительство, зато дает удобную возможность иностранцам заниматься здесь предпринимательством. Тем не менее, одним из ключевых преимуществ программы e-Residency является то, что со временем после получения цифровой ID-карты предприниматели могут подать заявление на временный вид на жительство в Эстонии.

С помощью e-Residency можно, находясь совершенно в другой стране:

 Основать компанию в Эстонии и управлять ею;

 Подать заявку на открытие банковского счета, пользоваться онлайн-банкингом и международными платежными системами;

 Подписывать и пересылать документы;

 Декларировать и платить налоги онлайн.

Программа электронного резидентства оказалась успешной и привлекла бизнесменов из разных точек планеты. На данный момент зарегистрировано более 60 000 «э-резидентов» из 165 стран мира, которые запустили более 10 000 компаний. К слову, точно такая же карта есть даже у Папы Римского и прочих знаменитых людей — в Эстонии любят дарить подобные подарки почетным гостям.

ID-карточка e-Residency. Источник.

X-Road и KSI Blockchain

В основе электронной Эстонии лежит сеть X-Road — цифровой хребет всей страны. Это децентрализованная государственная сеть с открытым исходным кодом, на которой базируется вся инфраструктура. Ее главная задача — обеспечивать быстрый и безопасный обмен данными между различными органами, компаниями, сервисами, людьми.

Государственный сайт, посвященный цифровизации Эстонии, гласит, что X-Road — это «невидимая, но крайне важная среда, которая позволяет различным национальным базам данных электронных услуг, как в государственном, так и в частном секторе, соединяться и работать в гармонии».

Сеть X-Road — основа цифровой Эстонии. Источник.

Внутри сети работает более 2700 всевозможных сервисов. Несмотря на то, что X-Road впервые запустилась еще в 2001 году, она постоянно совершенствовалась и к 2020 году изменилась до неузнаваемости. В данный момент ее главная отличительная черта и в то же время главный секрет успеха — использование блокчейн-технологии. Местный распределенный реестр разработан компанией Guardtime и носит название KSI (Keyless Signature Infrastructure). Он позволяет защищать данные так, чтобы их нельзя было стереть или переписать.

Эстонцы всегда имеют право знать и контролировать все, что происходит с их цифровыми данными. Человек сам выбирает, кто может получить доступ к его информации и к какой именно. Например, учителя могут ставить оценки в табели, но не могут просматривать истории болезней учащихся. Здесь существуют строгие процессы фильтрации и жесткие ограничения. Если кто-то просматривает данные другого человека или получает к ним доступ без разрешения, его привлекают к уголовной ответственности. Это касается и чиновников. Вмешательство в публичные базы данных не может остаться незамеченным (даже обычный просмотр), поскольку любая активность фиксируется с помощью системы временных меток, основанной на блокчейне. Введением уголовной ответственности Эстония защищает данные не только с технической, но и с правовой точки зрения.

Очевидно, что в цифровой государственной модели уровень прозрачности, безопасности и конфиденциальности выше, чем в аналоговой «бумажной». Ведь традиционные документы и справки могут быть легко уничтожены, украдены или просмотрены. Яркий пример — Гаити: в 2010 году вследствие землетрясения почти все записи о недвижимости пришли в негодность, и люди до сих пор оспаривают, кто чем владеет.

Принцип работы блокчейна KSI отличается от тех, к которым привыкла крипто-индустрия. Он не хранит саму информацию, а содержит лишь хэш-значения, привязанные к традиционным серверам. Это цифровые отпечатки исходных данных. То есть вся информация в сети X-Road тут же хэшируется, а ее подлинность легко верифицируется с помощью блокчейн-технологии, но именно в качестве хранилища блокчейн не используется — он лишь отвечает за безопасность. По официальной версии, государство таким образом защищает информацию от недостатков блокчейна, обеспечивая при этом высокую скорость и безграничные возможности масштабирования.

Блокчейн KSI фиксирует любые изменения. Источник.

Специфика эстонского блокчейна оставляет риски для традиционных серверных атак. Повод для опасений действительно есть. В 2007 году местные власти решили убрать Бронзового солдата из парка в Таллине и на этом фоне стали жертвой серии кибератак, исходящих с российских IP-адресов. Несколько государственных служб временно вышли из строя. После этого Эстония решила плотно взяться за усиление защитных мер.

Сейчас за кибербезопасность отвечает специально сформированное подразделение НАТО, а с 2017 года резервные копии всей информации хранятся в Люксембурге на случай военных или масштабных хакерских атак. Эстония стала первым государством, которое начало открывать «посольства данных» в других странах.

Посольство данных Эстонии. Источник.

Сейчас X-Road в альянсе с блокчейном KSI используется в медицине, бизнесе и практически во всех других сферах деятельности.

Пример 1. Верификация документов

Водителю транспортного средства не нужно иметь при себе водительские права. Полицейский может через X-Road сделать запрос из базы данных дорожной администрации на предмет наличия лицензии. Все, что нужно водителю — предъявить цифровое удостоверение личности. Это же касается любых других верификаций документов, включая дипломы и рекомендации.

Пример 2. Медицина

Никто не может получить доступ к медицинским данным без разрешения пациента, а любые назначения, в том числе неправильные, фиксируются. Изменить/удалить сделанную запись нельзя. Это не только исключает манипуляции с данными и обеспечивает высокую врачебную ответственность, но и позволяет оперативно реагировать в случае неправильно выписанных лекарств или некорректных доз. Более того, поскольку все рецепты выписываются прямо на ID-карту, нет нужды даже запоминать название лекарства. Все, что нужно — показать цифровое удостоверение в аптеке и получить необходимый препарат.

Другие интересные факты

Напоследок приведем еще несколько интересных фактов из мира цифровой Эстонии:

 Биткоин здесь признан платежным средством, а не имуществом, как в США, например. Многие учреждения принимают к оплате криптовалюту.

 К крипто-индустрии в стране относятся благосклонно. Данный факт вместе с преимуществами программы e-Residency породил желание предпринимателей по всему миру открывать здесь криптовалютный бизнес. В Эстонии зарегистрировано более 700 криптовалютных и блокчейн-компаний с иностранными акционерами.

 Это одна из первых стран, которая объявила о планах по запуску национальной криптовалюты. Более того, правительство хотело распределить коины посредством ICO. Однако планы пришлось свернуть после критики со стороны Марио Драги — бывшего председателя Европейского Центрального Банка. Учитывая, что это случилось до того, как тема запуска CBDC стала мейнстримом, можно предположить, что Эстония все же вернется к этому вопросу, но уже с новым подходом.

 Программа X-Road уже вышла за пределы страны. В 2017 году был создан X-Road-канал между Эстонией и Финляндией для обмена данными. Сеть уже тестируют правительства Финляндии, Азербайджана, Намибии и Фарерских островов.

 На сегодня не было зарегистрировано случаев злоупотребления местной цифровой идентификацией.

 Блокчейн KSI используется в работе НАТО, Агентства информационных технологий ЕС и министерства обороны США.

 Скептики утверждают, что KSI — это не блокчейн, а всего лишь сервис для криптографического хэширования временных меток. Более того, Guardtime разработал KSI еще в апреле 2008 — до появления биткоина, а уже после переименовал свой продукт «с хеширования временных меток» на «технологию блокчейна».

 В январе 2017 эстонская биржа Nasdaq протестировала e-voting — систему голосования в кругу акционеров компании, которая работает на блокчейн-технологии. Эксперимент оказался успешным — расходы на проведение голосований снизились, а процесс — ускорился.

 В 2017 году власти устранили технический недостаток ID-карт. Владельцы ранних версий не смогли обновиться онлайн и им пришлось лично посетить полицию для получения новых устройств. Внезапно соцсети наводнили «ужасные истории» о необходимости стоять в очереди за услугой. После 20 лет отсутствия очередей граждане оказались явно не готовы терпеть их снова.

Вывод

Эстония наглядно продемонстрировала, что высокотехнологичные страны на блокчейне не миф, а реальность. Это прекрасный пример того, насколько эффективной может быть технология распределенного реестра в государственной экономике. В данном случае в выигрыше все — местные жители, компании и само государство.

Естественно, пример маленькой прибалтийской страны с населением в 1.3 млн человек не может расцениваться как стопроцентная гарантия того, что данная модель окажется успешной и в других странах. Однако последние теоретические исследования Австралии, Китая и ОАЭ доказывают, что это будет именно так. Как все сложится на практике — узнаем уже в этом десятилетии.