Эстония — одна из самых дружественных к крипторынку стран Евросоюза. По ее лицензии можно было легально работать по всей Европе. В результате с 2017 года в стране зарегистрировались 1400 криптокомпаний. Однако сейчас, похоже, ситуация меняется в сторону более жесткого регулирования отрасли. В июне власти отозвали лицензии у 500 криптокомпаний, а более половины оставшихся могут лишиться разрешения в ближайшее время, сообщил Bloomberg со ссылкой на заявление Службы финансового надзора Эстонии (FIU). Почему власти отозвали лицензии, стоит ли рассматривать это как стремление препятствовать развитию крипто-отрасли в стране и продолжит ли Эстония быть благосклонной к крипторынку, разобрался DeCenter.

Почему Эстония отозвала криптолицензии

Как сообщает Bloomberg, регуляторы подозревают, что криптокомпании используют свои платформы для совершения незаконных переводов и отмывания средств. Глава Службы финансового надзора Эстонии (FIU) Мадис Рейманд рассказал изданию, что предпринятые действия — «первый шаг в наведении порядка на рынке, который позволит нам решить самые насущные вопросы и разрешит работать в Эстонии только тем компаниям, которые могут контролироваться эстонскими надзорными органами».

Bloomberg ссылается на данные годового отчета FIU за 2019 год, согласно которым отраслевые риски возросли в прошлом году на фоне «чрезвычайно быстрого» роста числа поставщиков крипто-услуг. Из 56 надзорных проверок в 2019 году 34 касались криптокомпаний. В комментариях изданию Рейманд сослался на «несколько случаев» предполагаемого хищения средств клиентов и предоставления финансовых услуг за рубежом без надлежащего разрешения, но не привел названия конкретных компаний.

Еще в мае прошлого года министр финансов страны Мартин Хельме отметил, что ведомство извлекло уроки, преподнесенные банковским сектором, и готово противостоять международным рискам, из которых криптовалюты являются одним из главных. Здесь он, вероятно, намекает на случай с крупным датским банком Danske Bank, который в начале 2019 года был обвинен в отмывании $220 млрд через эстонское подразделение. Тогда и сейчас власти заявляют, что предпринимаемые меры направлены лишь на снижение рисков отмывания средств и не созданы для препятствования развитию крипто-отрасли в стране.

Важно подчеркнуть, что пока FIU отозвала лицензии лишь у компаний, которые не начали свою деятельность спустя шесть месяцев после получения разрешения. Регулятор считает, что они могут использовать полученные лицензии для осуществления незаконной деятельности за пределами страны. Николай Демчук, юрист AMLBot, в своем блоге отмечает, что это решение соответствует §75 «Аннулирование разрешения» эстонского закона «О предотвращении отмывания денег и финансирования терроризма», регулирующего криптовалютный бизнес. Поэтому речи о каком-то целенаправленном притеснении криптобизнеса со стороны эстонских властей нет — регулятор лишь выполняет требования законодательства.

Виктор Першиков, аналитик 8848 Invest, считает, что, отозвав лицензии у сомнительных компаний, «Эстония страхует себя от репутационных рисков и противодействует преступной активности мошенников под эгидой комфортного регулирования в стране. Эстония не пойдет по пути запретов, но справедливо закручивает гайки, преследуя цель оставить в стране реальные бизнесы, которые платят налоги, создают рабочие места и повышают престиж Эстонской регуляции».

Возможно, что эти 500 компаний и не собирались начинать полноценную операционную деятельность. В 2018−2019 годах в стране был отмечен резкий рост выдачи лицензий — получить их было гораздо проще, чем разрешения в других странах. Неудивительно, что такой возможностью могли воспользоваться компании, не собирающиеся играть по-честному.

Еще год назад глава Финансовой инспекции Эстонии Кильвар Кесслер отметил, что власти страны выдали много криптолицензий за короткий период и теперь стараются понять, чем же компании, получившие их, занимаются на самом деле. Это нормальная практика для Эстонии: с 2010 по 2020 годы власти последовательно навели порядок на рынках платежных услуг и быстрых кредитов — теперь очередь дошла и до криптовалютных компаний.

Количество выданных Эстонией криптолицензий. Источник.

Дарья Носова, партнер и руководитель Практики ФинТех O2 Consulting, рассказала, что последние несколько лет эстонские криптолицензии пользовались огромной популярностью у криптокомпаний (в первую очередь, обменников и бирж), потому что практически ничего не стоили. Так, за небольшие деньги можно было приобрести готовые компании уже с одной или двумя лицензиями, с полным пакетом документов и номинальным директором.

«Фактор простоты и дешевизны почти никого не оставляет равнодушным, особенно начинающий бизнес. Однако чудес, как известно, не бывает. Для того, чтобы реально и законно работать, необходимо соблюдать условия, которые в первую очередь касались соблюдения законодательства о противодействии отмыванию денежных средств и финансирования терроризма (AML/CFT). Не все знают, но в антиотмывочной сфере действует презумпция виновности, а значит бремя доказывания законности своей деятельности лежит на бизнесе. Для многих это большой и печальный сюрприз. Продавцы эстонских компаний с лицензиями зачастую об этом умалчивают», — рассказал эксперт.

Александр Зайцев, основатель зарегистрированный в Эстонии платформы для управления крипто-активами Raison.ai, полагает, что отзыв лицензий — «шаг вперед в развитии эстонской крипто-индустрии». Он поддерживает более жесткие меры регулирования: благодаря им крипто-отрасль законодательно сравняется с традиционными финансовыми институтами.

«До недавнего времени получить лицензию на криптобизнес было действительно слишком просто. Из-за этого доверие ко всей крипто-индустрии оказалось подорвано большим количеством скамеров и других неблагонадежных игроков. Качественные криптобизнесы страдают, потому что контрагенты опасаются слова “крипто” и отказывают в сотрудничестве. В частности, есть сложности с открытием банковских счетов, — рассказал предприниматель. — Но нет ничего страшного в том, что 500 компаний, которые не начали свою деятельность за полгода, лишились лицензии. Проекты, которые были в стадии разработки и просто не успели выйти в продакшн, могут заново подать заявку на лицензию и получить ее. У нас с Raison.ai был такой же кейс: мы опоздали на три дня с началом операций на платформе и получали лицензию заново, это не проблема. Те компании, которые вести деятельность и не собирались, лишились лицензий к лучшему — своим присутствием в реестре они только его компрометировали и обесценивали саму суть лицензирования».

Эстония ужесточает требования к получению криптолицензии

Напомним, что лицензии Эстонии были самым простым способом для криптокомпаний работать легально в Европе на регулируемом рынке. Но последние несколько лет эстонские власти работают над ужесточением законодательства, направленного на борьбу с отмыванием средств и прочей преступной деятельностью — крипто-отрасль не исключение.

Регуляторы привели эстонское законодательство в соответствие с предписаниями FATF и рядом AML-норм, в том числе Пятой директивы Европейского Союза по борьбе с отмыванием денег (AMLD5), вступившей в силу 10 января 2020 года. Предписания обязывают криптоплощадки регистрироваться в надзорных органах, идентифицировать своих клиентов и передавать властям адреса кошельков пользователей. Национальные законодательства в области крипто-индустрии не должны этому противоречить. Более того, некоторые государства-члены уже получили предупреждения от Комиссии ЕС: Нидерланды, Испания, Португалия, Словения, Румыния, Словакия, Венгрия и Кипр. Регуляторы Эстонии явно не хотят пополнить этот список.

В мае 2019 года власти приняли закон «О противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма», ужесточающий контроль за выдачей криптолицензий. Закон вступил в силу 10 марта этого года — до 1 июля все зарегистрированные компании должны будут привести свою деятельность и документы в соответствие с его требованиями.

Вот основные положения нового закона:

 С 60 до 120 дней увеличено время рассмотрения заявки на получение лицензии и этот срок может быть продлен;

 С €345 до €3300 увеличена сумма лицензионного сбора;

 До €12 000 увеличен размер уставного капитала;

 Компания и ее подразделение обязаны находиться на территории Эстонии (арендовать офис в стране), хотя бы один член правления должен жить в стране, обладать видом на жительство или гражданством;

 Регулятором выдается одна лицензия вместо двух. Ранее компании получали два разрешения — «поставщика услуг по обмену виртуальных валют на фиатные» и «поставщика услуг кошельков виртуальных валют». Теперь выдается всего одна лицензия — «поставщика услуг виртуальных валют»;

 Зарегистрированные компании приравнены к финансовым учреждениям и должны соблюдать KYC/AML-процедуры и прочие правила, принятые для таких организаций;

 Компании должны сотрудничать с AML-офицером, который будет следить за соблюдением всех норм эстонского законодательства в области противодействия отмыванию денег;

 Отсутствие проблем с законом у учредителей компании. Руководство фирмы должно документально подтвердить отсутствие судимостей и незапятнанную деловую репутацию.

Это не исчерпывающий список. FIU может запросить дополнительную документацию и информацию, а также подтверждение интеграции компании на эстонском рынке. В случае несоответствия правилам регулятор аннулирует лицензии. Эстония не одинока в этом. Власти Нидерландов также приняли в конце апреля новое законодательство по борьбе с отмыванием денег в соответствии с AML-стандартами и предписаниями FATF. Компании, которые не будут им соответствовать после 18 мая, прекратят работу.

Ужесточение требований к выдаче криптолицензий не является внезапным решением эстонских властей. У компаний было два года, чтобы подготовиться и перестроиться. Однако Рейманд в комментариях Bloomberg предупредил, что более 50% из оставшихся 900 компаний с цифровыми активами могут потерять свои лицензии, «так как они не имеют операций в Эстонии, а их менеджеры находятся за пределами страны».

Как ужесточение регулирования повлияет на крипторынок Эстонии

Опрошенные нами эксперты полагают, что ужесточение регулирования и повышение требований к регистрируемым компаниям позитивно отразится на крипторынке страны.

Виктор Першиков рассказал о том, как придется перестроиться криптокомпаниям, которые захотят работать в Эстонии, после 1 июля. Фирмы должны будут сформировать реальный офис с сотрудниками, располагать значительным для страны уставным капиталом, вести регулярную финансовую отчетность для финансовой полиции и эстонского регулятора. Также они внедрят жесткие политики KYC/AML, при этом KYC/AML-офицер должен будет присутствовать в офисе (пока это необязательное требование и специалиста можно привлечь на аутсорсе, но в дальнейшем компании будут обязаны привлекать офицера на постоянной основе) и регулярно предоставлять отчетность по всем клиентам компании в соответствующие инстанции. Это потребует дополнительных затрат на отдел комплаенс, а также на внедрение (при большом потоке клиентов) автоматизированных систем KYC/AML, которые также должны иметь лицензию на территории ЕС.

Таким образом, в Эстонии останутся только те компании, которые реально хотят и могут вести бизнес, имеют достаточный капитал, готовы заняться вопросом страхования своей ответственности и страхования клиентов. «Огромное количество базирующихся в Эстонии небольших компаний, ведущих неоднозначную деятельность, должны будут покинуть юрисдикцию — затраты на соответствие новым правилам AML и внедрение требований противодействия отмыванию средств, полученных преступным путем, значительны, а отсутствие на крипторынке сильного бычьего движения оставляет многие криптобизнесы не у дел по причине отсутствия доходов. Однако те бизнесы, которые пришли в сферу всерьез и надолго и готовы брать на себя ответственность за конечного клиента, практически не испытают на себе изменений в эстонском подходе к криптовалюте и бизнесу в стране», — резюмировал аналитик.

Александр Зайцев считает, что после вступления в действие новых требований к криптокомпаниям, фирмы, не соответствующие регуляторным требованиям, переведут бизнес из Эстонии в другую юрисдикцию. Он полагает, что криптобизнес, который полностью соответствует новым требованиям, может только приветствовать ужесточение регулирования. Компании, которые с самого начала внедряли в свою структуру жесткие требования директив FATF и AML, понимали, что в будущем это станет необходимостью.

«Мы за то, чтобы с рынка ушли недобросовестные игроки и освободили место для тех, кто предоставляет качественные услуги. Тем самым они помогут развитию качественных криптокомпаний, которые после оздоровления рынка смогут работать с контрагентами (банками и так далее) более высокого уровня. Больше доверия к криптобизнесу будет и со стороны клиентов, потому что вырастет качество работы с криптовалютами, будет меньше случаев скама и мошенничества. Цифровые валюты перестанут восприниматься как что-то небезопасное и, соответственно, криптокомпании смогут привлекать больше клиентов. В итоге крипторынок Эстонии перейдет на новый этап развития — от хаотичного роста к консолидации лучших игроков», — заключил предприниматель.

Эстония продолжает оставаться дружественной к крипто-индустрии страной

Как видим, власти Эстонии не собираются препятствовать развитию криптобизнеса в стране. Они вынуждены ужесточать требования к разрешениям из-за необходимости соответствовать общеевропейскому законодательству. Несмотря на ужесточение регулирования и требований к лицензируемым компаниям, Эстония продолжает оставаться цифровым государством, дружественным к криптобизнесу.

«Ужесточение лицензирования — это попытка Эстонии вывести крипто-индустрию на новый уровень и стать лидером среди других дружественных к этой отрасли стран», — считает Александр Зайцев. Дарья Носова также говорит, что «нет речи о воспрепятствовании развитию крипто-отрасли в Эстонии. Происходит необходимое упорядочивание и естественное очищение рынка». Ужесточение требований было ожидаемым для тех компаний, которые хотели остаться на рынке, они к этому уже давно готовились.

Переход к комплексному регулированию криптовалютной отрасли в Евросоюзе — важный шаг для всего рынка. Нормативно-правовая база ЕС относительно криптовалют становится все унифицированнее, проработаннее и все больше соответствует требованиям, предъявляемым к традиционному финансовому рынку. Поэтому время относительно простых, недорогих и быстрых криптолицензий прошло. Теперь любая компания, которая захочет хранить цифровые активы или торговать ими, должна не просто получить лицензию национального регулятора, но и соответствовать требованиям, предъявляемым для традиционных рынков капитала.

Ужесточение требований сильнее всего отразится на работе небольших компаний. Крупные площадки уже перестроились или обладают необходимыми для этого ресурсами. А вот небольшим и средним придется непросто.