10 декабря 2017 года на небольшой чикагской классической бирже Cboe появились фьючерсы на биткоин. За несколько часов цена таких бумаг подскочила на 25%, а стоимость биткоина, «зашитого» в этот срочный контракт, оказалась на 10% выше рыночной цены. Криптовалюта сначала не поспевала в своем удорожании на свободном рынке за спросом на фьючерсы, а потом 17 декабря пробила максимум, поставив исторический рекорд в $20,085. Спустя несколько часов после этого, 18 декабря, фьючерсы на биткоин появились также еще на более крупной чикагской биржевой площадке, СME Group, при этом величина базового актива здесь оказалась в контракте в пять раз выше, чем у Cboe, 5 против одного биткоина. В результате эффект высокой цены криптовалюты №1 смог продержаться несколько дней.

Однако в январе 2018 года биткоин начал свое вхождение в затяжное пике, «крипто-зиму», которая продолжается и сейчас, преодолев по длительности 411 дней и тем самым став самой долгой за более чем 10-летнюю историю существования творения Сатоши Накамото. Что же происходит сейчас со спросом на срочные контракты по биткоину? Он оказался на минимальном уровне за время существования контрактов. Объем сделок с такими деривативами даже тогда, когда цена биткоина в середине года упала более чем в два раза, выходил на максимум 2018 года, будучи сопоставимым с оборотами пяти крупнейших американских криптобирж.

Фьючерсы и рынок: слабый спрос — слабое влияние

Что же происходит? Сразу отметим, что не все аналитики согласны с тем, что запуск фьючерсов на биткоин в декабре 2017 года стал причиной роста рынка. Версию о том, что это было связано с дополнительной эмиссией стейблкоина Tether, выдвинули исследователи Университета штата Техас, а в ноябре за ее изучение взялись в Министерстве юстиции, правда, не придя до сих пор к однозначным выводам.

Все же связан ли был рост рынка в декабре 2017 года с запуском фьючерсов? Стоит обратить внимание, что сам факт мог сыграть свою эмоциональную роль, однако подтверждений этому нет. Кроме того, для инвесторов не менее интересна дата исполнения фьючерсов. 13 февраля было исполнено 789 таких срочных контрактов на Cboe. Учитывая то, что изначально (как на Cboe, так и у CME Group) объем сделок небольшой (по данным за февраль их количество составляет 3692), их влияние в количественном плане является близким к нулю. Но это не значит, что аналитики не пытались выявить закономерность в связке «экспирация фьючерсов — динамика рынка криптовалют». Одни утверждают, что «реакция на экспирацию фьючерсов, которыми торгует Cboe, в ходе текущего нисходящего тренда на рынке приводила к падению цены биткоина в пределах от 1.2% до 16%».

Между тем 13 февраля мы увидели рост цены биткоина в пределах 1%, так что такая корреляция наблюдается уж точно не всегда. Не согласен с тем, что биткоин и рынок криптовалют в целом должны падать вслед за экспирацией фьючерсов на эту криптовалюту и аналитик Дэнни Лес. Юрист вашингтонского адвокатского бюро Kobre & Kim, Джейк Червински, также напоминает, что фьючерсы на биткоины у Cboe и CME Group являются беспоставочными срочными контрактами, то есть теми, которые не предполагают покупки «живых» биткоинов, а лишь подразумевают урегулирование путем расчетов.

Фьючерсы от Bakkt не сделают погоды

Червински предполагает, что ситуация будет иной, когда платформа Bakkt от ICE, собственника ряда классических фондовых площадок в мире, включая Нью-Йоркскую, запустит собственную торговлю фьючерсами, которые, по уверению ее руководства, будут поставочными, то есть будут предполагать необходимость покупать «живые» биткоины. Развитие таких контрактов, как считается, станет возможным вместе с появлением кастодиальных услуг. Между тем уже появившиеся подобные сервисы не пользуются большим спросом. Смогут ли фьючерсы от Bakkt быть иными, чем фьючерсы от Cboe и CME Group? Аналитик Кейтлин Лонг напоминает, что речь идет в целом о деривативах — как в случае с фьючерсами, так и с криптовалютными ETF. А это значит, что нет гарантии, что объем торгов фьючерсами на биткоины в итоге превысит то количество, которое будет закуплено Bakkt в качестве обеспечения. Аналогичное подозрение может возникнуть и в отношении фьючерсов, которые намерены запустить еще две площадки, ErisX и CoinFLEX, тем более что они еще не вносили определенность относительно характера будущих срочных контрактов.

Любые фьючерсы не способны привлечь институциональных инвесторов

Однако главный вопрос заключается в другом: разве способны фьючерсы, беспоставочные или поставочные, Bitcoin-ETF или его аналоги в виде Bitcoin-ETN, действительно привести на рынок криптовалют миллиарды долларов институциональных инвесторов? Ведь нынешние фьючерсы от Cboe и CME Group уже сами по себе стали идеальным инструментом для типичного трейдера на классической фондовой площадке, но ни низкая цена базового актива, биткоина, ни что-либо еще не приводит массово классические инвестиционные фонды в мир криптовалют, что признал 9 февраля крипто-миллионер Майк Новограц.

Предприниматель заявил, что «за пределами его разума» то, почему все управляющие миллиардами долларов средств клиентов не могут вложить «хотя бы» один процент этих средств в биткоин, «даже если не верят в них». Действительно, портфель хедж-фондов укомплектован самыми разнообразными активами, и Новограц отверг предположение, что капитализация биткоина «слишком маленькая», отметив, что «многие фонды открывают позиции в акциях, даже если их капитализация меньше, чем оценка всех биткоинов, то есть меньше $63 миллиардов».

Новограц не стал говорить, что дело в том, что нет кастодиальных услуг — они уже есть, что нет регулирования отрасли — несмотря на известную неясность отношения американских федеральных регуляторов к этой теме, как и в большинстве стран мира, инвесторам это не может критически мешать.

«Биткоин — это скам»

То, что не рискнул сказать Новограц, заявил аналитик Алекс Крюгер: «Макро-фонды считают биткоин за скам». Именно поэтому их может не увлечь игра в Bitcoin-ETF, когда он появится, хотя он может быть деривативом, который базируется на фьючерсах или на «живом» биткоине, о чем говорил Даниель Пелед, генеральный директор Orbs.

Не стоит считать, что эта точка зрения на биткоин была навязана многим американским инвестиционным компаниям, например, SEC или политическим руководством США: государства почти во всех странах не видят на текущий момент критической угрозы со стороны криптовалют — то, что ощущают на финансовом рынке. Как высказался 10 февраля Рэндал Кворлс, высокопоставленный сотрудник ФРС США и одновременно глава международной организации при G20 — Совета по финансовой стабильности, криптовалюты невозможно, с одной стороны, регулировать, так как это глобальное явление, сопоставимое с золотом и нефтью, с другой стороны, эти активы способны обнулить любые попытки сохранить мировую финансовую систему в том состоянии, в котором она находится сейчас.

Говоря проще, речь идет не о чем ином, как о панике представителей финансового мира: банки, страховые фонды, пенсионные управляющие компании, инвестиционный бизнес ощущают экзистенциальные риски для своего существования при появлении криптовалют, которые становятся не просто «цифровым золотом» и «банком в кармане», а также «валютой интернета», как уже неоднократно говорил глава и учредитель Twitter и криптовалютной компании Square Джек Дорси. В такой ситуации даже значительная прибыль, которую можно получить при инвестициях в криптовалюты, не манит их. Что же ожидает тогда рынок криптовалют, если в него никогда не придут миллиарды долларов институциональных инвесторов?

Государства — главный фактор массового распространения криптовалют

Уже сейчас, после снижения цен криптовалют в 2018 году, криптомир становится сообществом настоящих приверженцев новых финансовых технологий, а не тех, кто хотел по-быстрому заработать и убежать обратно в фиат. Между тем дальнейшее развитие криптовалют будет связано не с массовым распространением среди миллионов людей и не с приходом в них инвестиционных фондов и банков с большими деньгами, а с решениями некоторых государств.

Самое смелое политическое руководство сможет в итоге получить значительные выгоды как для экономики, так и для собственного веса в глазах избирателей. Пока что почти все страны переглядываются и смотрят, кто сделает следующий шаг. Первый пункт — обеспечение выгодных позиций с точки зрения регистрации исключительных прав на криптовалютные и блокчейн-решения — выполнили США и Китай, лидирующие в этом вопросе. Россия по какой-то причине не проявляет себя в том, чтобы «застолбить» делянку на этом поле, хотя открытие в ближайшем будущем криптовалютных «песочниц» может обеспечить шанс наверстать упущенное. Но впереди не менее увлекательные вопросы. Кто первым в мире начнет вкладывать государственные финансовые резервы в криптовалюты? Кто начнет переводить пенсии в криптовалюты? Уже очевидно, что это произойдет, осталось узнать когда. И именно такие решения, а не фьючерсы и другие финансовые инструменты на криптомонеты, уже станут мощным сигналом для миллионов компаний и граждан к тому, что в криптовалюты стоит вкладываться.