«Рынок ICO мертв», — об этом заявил глава Digital Currency Group Барри Силберт. С мнением, что первичное предложение монет уже не пользуется спросом, согласно большинство членов крипто-комьюнити. Как показывают исследования аналитического агентства ICORating, крипто-стартапы начали практиковать новый метод сбора денег — STO, что расшифровывается как Security Token Offering и подразумевает под собой размещение security-токенов на бирже.

sto

ICO в 2018: количество проектов до сих пор большое, но инвесторы не верят

Получившее широкую популярность в 2017 году ICO на данный момент находится на стадии снизившегося хайпа и практически полного разочарования со стороны инвесторов. Так, опираясь на исследования, проводимые в ICORating, считает главный аналитик центра Анастасия Денисова. Она рассказала о результатах по первичному предложению монет за три квартала за 2018 год на Crypto Event RIW.

Проекты снизили сборы, теперь размер падения в третьем квартале составил более 70%. Причем, как подчеркнула Денисова, рынок падает не по количеству проектов — мошенники по-прежнему пытаются заработать на доверчивости инвесторов, а по их качеству: так, средний чек-запрос проекта сейчас составляет $1−$5 миллиардов.

«Мы анализируем проекты, предоставляем отчеты по 30 страниц минимум и видим, что команды до сих пор хотят обмануть людей, собрать деньги и исчезнуть. То есть мошенники продолжают врать, пользователи продолжают верить — выходит такая замкнутая история. Все те, кто инвестировал в проекты в 2018 году, вкладывают деньги в очень рискованные идеи», — говорила Денисова.

Также главный аналитик ICORating рассказала о возрастающей тенденции потока инвестиций из азиатских стран и о том, что проекты потеряли многих значимых клиентов в «прибыльных» американском и европейском рынках и пришли в Россию.

«Сейчас у компаний происходит разворот на российский рынок, ведь пользователи из США и других развитых стран уже не верят в ICO и не хотят инвестировать в непонятную идею без технической грамотной документации — а зачастую команды представляют только прообраз своих проектов и не прорабатывают “железную” структуру. Поэтому новых, зачастую наивных инвесторов можно найти в нашей стране. Российские пользователи еще готовы вкладываться в very high risk идеи, что на руку организаторам ICO», — рассказала Денисова, однако добавила, что у более опытных игроков индустрии есть понимание крипто-сферы. Следовательно, те, кто вошел индустрию хотя бы в прошлом году, просчитывают риски и опасности вкладов.

Важным в организации ICO по-прежнему остается регулятивный вопрос. Юрисдикции стран неоднозначно реагируют на криптовалюту и до сих пор не пришли к однозначному выводу по определению цифровых активов. Во втором квартале, как говорит Анастасия Денисова, по массовости и более простой регистрации крипто-проектов лидировал Сингапур, а в третьем квартале эта страна показала негативную динамику в плане количества. Поэтому летом проекты переместились на острова.

«Это связано не с комфортом, а с возможностью снижения рисков от регуляторов. Сейчас развивается Мальта, хотя раньше она не считалась юридически открытой для проектов — на данный момент там более прозрачный фон по действиям регуляторов. А, например, в Азии эта история с регуляцией еще мутная. Главное, что выбирая “простые” страны, организаторы ICO снимают с себя риски и становятся еще более неуязвимыми», — утверждает главный аналитик ICORating.

STO приходит на замену всем моделям сбора денег

В 2018 году началось разочарование в ICO, так как инвесторы попадали на мошенников, которые собирали деньги и затем «растворялись на отдыхе на островах». Проекты, проводившие первичное размещение монет, предлагали своим инвесторам участвовать в кампании сбора средств на развитие стартапа, взамен на криптовалюту — биткоин, эфир, а также на utility-токены — средство получения доступа к товару или услуге компании. Главное свойство utility-токенов в том, что они не являются вложением в проект. Пользователи не получают доли в компании и сопутствующие акционерные права, как это происходит с security-токенами.

Из-за того, что за utility-токенами не стоит никаких активов, которые бы придавали им ценность, возникают большие трудности с регулированием. В частности SEC, американская Комиссия по ценным бумагам, которая сейчас пытается контролировать крипто-индустрию, не признает utility-токены, ведь они не являются ценными бумагами. Однако, как мы ранее писали в журнале DeCenter Magazine, «правильных» utility-монет очень мало.

По мнению бывшего председателя Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) Гари Дженслера, даже эфир и риппл могут рассматриваться как ценные бумаги. В марте председатель SEC Джей Клейтон также заявил, что многие токены, на которые уже обращала внимание комиссия, являются ценными бумагами: «Они предлагают материальную заинтересованность в проекте, при которой покупатель ICO-токена — называете ли вы это токеном или ценной бумагой — по сути говорит: “Я инвестирую в обмен на обещание будущего дохода”».

По причине того, что проектам не удается соблюдать правила регуляторов, появилось новое определение для внутренних монет — security-токены, которые имеют за собой привязанность к ценной бумаге. Security-токены обеспечиваются активами, прибылью и движением денежных средств, поэтому у такого типа монет есть собственная ценность.

Так, на основе размещения security-токенов, появился STO — Security Token Offering. По своей сути этот процесс схож с ICO, ведь после выпуска токены переходят во владение инвестора. Однако в случае с STO вкладчики направляют свои деньги с целью получения дивидендов, притока финансов или права голоса, которые, как и актив в фиатной индустрии, привязаны к ценной бумаге.

STO по определению должны полностью соответствовать юридическим нормам. Это позволяет инвесторам из разных стран участвовать в крипто-проекте и не нарушать законы о ценных бумагах их государств. Данные требования очень важны для стран с жесткой регуляцией, например, как в США.

Сооснователь Chainbits Нейтан Родригез в своей статье говорит, что важный аспект в STO заключается в разрешении компаниям создавать списки аккредитованных — whitelist, и недобросовестных лиц — blacklist. Это помогает компаниям соответствовать требованиям KYC и противодействовать легализации преступных доходов, в частности, бороться с отмыванием денег, которое есть в ICO.

«Требования по открытости информации в STO имеют ряд преимуществ: повышение корпоративной ответственности, снижение вероятности мошенничества и предложение защиты прав вкладчиков в случае банкротства компании», — пишет Родригез и добавляет, что по своей сути STO больше похоже на IPO.

Установленные в STO правила создают реальную возможность инвестирования для институциональных инвесторов, что позволит получить большой приток средств в блокчейн-сферу и развивать ее более быстрыми темпами. Поэтому, как считает главный аналитик ICORating Анастасия Денисова, на данный момент, когда криптовалютный курс далек от своих лучших показателей, STO кажутся интересными, но несмотря на это имеют свои недостатки.

Так по мнению Анастасии Денисовой можно выразить отношение инвесторов к STO. Однако «никто не знает, что таит в себе привлекательная незнакомка-STO».

«Не забывайте, что история с security-токенами видится слишком низко ликвидной, потому что есть много проблем с секьюрити-биржами. Их давно обещают запустить, но конкретных движений пока нет. Кроме того, кейсы, когда STO успешно закрывались, можно считать на пальцах двух рук. Это крупные примеры типа tZERO, а также другие интересные проекты, связанные с travel-индустрией. Сейчас понимания инвесторов, этой очереди, которая идет в сторону STO, фактически нет», — говорит Денисова.

На данный момент сообщество, которое заинтересовано в листинге security-токенов, ждет запуск платформы tZERO, дочернего подразделения ритейл-гиганта Overstock. Фирма заключила партнерство с оператором Бостонской биржи опционов BOX Digital Markets LLC, в рамках которого будет создана торговая платформа для security-токенов. После запуска отношение к security-токенам, вероятно, изменится, а пока ситуация остается неопределенно-стабильной.