Комитет по экономическим и валютным вопросам (ECON) Европарламента выпустил 136-страничный доклад под названием «Вопросы конкуренции на рынке финансовых технологий», который заставляет задуматься о будущем банков. В докладе заявлено, что появление криптовалют, выпущенных центральными банками мира (CBDC), может вытеснить биткоин и эфир с рынка. Предполагается, что обладающие авторитетом криптомонеты, которые будут работать на блокчейне, сохранят и банковскую систему вместе с регуляторами и даже укрепят ее.

crypto-vs-banking

Очевидно, что технология распределенного реестра становится настолько важной, что ее уже невозможно игнорировать. Однако насколько современная банковская система может интегрироваться в мир криптовалют? Ведь именно банки сейчас активно пытаются найти пути к новым технологиям, а не криптовалюты стараются заимствовать существующие практики у кредитно-финансовых учреждений. Энтони Помплиано полагает, что сейчас банки, как и другие ключевые элементы современной финансовой системы, находятся перед большим вызовом, а «переход к цифровой финансовой системе только лишь начался», и никому не гарантировано место в новом мире.

Современные банки очень уязвимы. О ненадежности вкладов в американских банках прямо говорит Джон Макафи, и это опасение имеет веское обоснование: депозиты в США в настоящее время в 370 раз превышают ресурсы Федеральной корпорации по страхованию вкладов (FDIC). Инвестиционная политика банков вызывает большое сомнение в ее целесообразности: кредитные организации в ЕС и США выступают активными покупателями государственных облигаций, причем по целому ряду выпусков доходность по ним — отрицательная. Объем таких убыточных облигаций составляет $10 триллионов, и они висят на балансе банков.

Представьте, что было бы, если бы банки инвестировали деньги вкладчиков в криптомонеты, создавая для этого сбалансированный портфель. По данным 54-страничного исследования, которое провели в Школе управления Кэролла Бостонского колледжа, средняя величина дохода от участия в покупке различных новых криптомонет составляет внушительные 82%. Если же говорить об эффективности криптовалютных инвестиций сроком от трех месяцев, то здесь доходность составляет не менее 150%. Все это опровергает идею о «высокорискованности» вложений в криптовалюты: да, они рискованные, но формирование инвестиционного портфеля позволяет выйти на уровень доходности, который не может сейчас предложить ни один банк в мире.

То, что в Европарламенте считают, что запуск CBDC приведет к вытеснению основных криптовалют, выглядит лишь как надежда на то, что современная банковская система способна «переварить» новые технологии, принципиально не меняясь. Эта идея прослеживается в том, что проводятся косметические преобразования: некоторые банки используют блокчейн в основном только для осуществления трансграничных переводов, да и то в тестовом режиме; регистрируют патенты на блокчейн. Однако принципиально не меняются, хотя первый «звонок» прозвенел уже давно — это появление интернета. Интернет-банкинг стали использовать более 51% жителей Европы, а это привело к тому, что число банков за восемь лет упало на 6%. Происходит концентрация кредитных учреждений — сейчас в Германии находятся 25% всех банков из 28 стран Европы. ECON делает вывод, что такая концентрация «может повысить эффективность и масштаб работы европейских банков». Это еще раз подтверждает, что многие регуляторы в мире, признавая положительные стороны блокчейна, так и не понимают, что его суть — это децентрализованный характер хранения и обработки транзакций, в ходе которых может передаваться и информация, и информационные носители («цифровые права»), которые могут не просто конкурировать с традиционными деньгами, а выполнять их функции более эффективно. Так, об этом говорят, например, применительно к стейблкоинам эксперты юридической компании Pinsent Masons.

Даже централизованные площадки по обмену криптомонет, скорее всего, уйдут в прошлое и не справятся с конкуренцией децентрализованных платформ. В таком случае, какая роль может остаться у банков? Интернет привел к тому, что все быстрее пустеют физические офисы кредитных организаций. Однако появление Web 3.0 ведет к тому, что базы данных превращаются в «банки данных», а онлайн-кабинеты банков, будь даже они в виде мобильных приложений, будут также пустеть, как и их физические представительства. Трансформируется не только процесс оплаты деньгами, но происходит так, что криптовалюты теперь начинают забирать их функции. Банки проигрывают (сокращаются в различных измерениях) не только в ЕС, но и в развивающихся экономиках. В масштабном исследовании «Индустрия блокчейна в Великобритании: обзор, II квартал 2018 года» среди 961 страницы, в главе XII, заявлено, что якобы блокчейн — это лишь «быстрорастущая» ниша финансового рынка. При этом авторы доклада сами признают, что «финансовые услуги на базе этой технологии» (то есть криптовалюты) ставят целью предложить «включение в финансовый мир многомиллиардному неосвоенному океану людей в развивающихся экономиках, которые не охвачены банковскими услугами». Из того же доклада мы узнаем, что в Африке каждый второй житель континента живет в стране, где разрешены криптовалютные расчеты: в частности, речь идет о таких государствах, как Ботсвана, Танзания, Руанда, ЮАР, Нигерия и Уганда.

Возникает разумный вопрос: почему предполагается, что блокчейн станет помощником банкам в том, чего они не могли добиться на протяжении десятилетий, и что с легкостью делают криптовалюты, которые демонстрируют колоссальный рост распространения в странах Африки и Южной Америки.

В этих регионах осведомленность населения о криптовалютах зачастую выше, чем в пока что ключевых криптоэкономиках мира — Японии, Южной Корее и США, а это говорит о том, что именно там кроется потенциал роста использования криптомонет.

Кроме того, тот уровень дохода, который предлагают криптовалюты, а также возможность его получения, минуя традиционные институты финансового рынка — от банков до инвестиционных фондов — означает, что мы оказываемся в ситуации, когда очень трудно понять, как современные кредитные организации могут встроиться в возникающие новые реалии. Их работа завязана часто на выполнении задач, которые выходят за рамки классического банка: скупка государственных облигаций США и ЕС с целью обеспечить стабильность американской и европейской бюджетных систем, от которой они ожидают получить помощь в случае нехватки собственных средств. Эта налаженная работа имеет смысл, если экономический рост достаточно высок, чтобы решать все возникающие вопросы.

Однако появление глобальной проблемы пенсионного обеспечения, снижения доходности по вкладам, которые сейчас в США и ЕС не покрывают потери от реального роста цен, рискованная политика кредитования, которая ведет к тому, что значительная часть средств, предоставленных вкладчиками, оказывается замкнутой в «пузырях» недвижимости и рынка ценных бумаг — все эти вопросы невозможно решить, лишь точечно внедряя блокчейн или запуская CBDC. Тем более было бы наивно считать, что криптовалюты могут исчезнуть. В отличие от всех предыдущих технологических изменений, когда ранее речь всегда шла о том, как улучшить тот или иной существующий процесс в экономике, сейчас все принципиально иначе. Очевидно, что криптовалюты прежде всего несут новую систему ценностей, которая является настолько востребованной, что спрос конвертирует эти принципы в значительный доход для держателей криптомонет.