В США больше всего больных и умерших от коронавируса в мире. Карантинные меры против пандемии сильно отразилась на экономике страны: ВВП снизился на 8%, количество безработных выросло с 3.5% почти до 20% — 36 млн американцев подали заявки на пособие по безработице. Это максимальное падение со времен Великой депрессии 30-х годов. При этом, по прогнозам экспертов, ситуация может еще усугубиться. Чтобы преодолеть кризис и его экономические последствия для общества, Федеральная Резервная Система (ФРС), выполняющая функцию центробанка, и Правительство США используют методы, проверенные еще во время кризиса 2008 года: количественные смягчения и «вертолетные деньги». Если упростить — ФРС теперь может печатать столько долларов, сколько хочет. DeCenter разобрался, как эта политика отразится на экономике США и крипторынке.

Как ФРС США борется с кризисом, вызванным пандемией

Чтобы помочь американцам пережить это трудное время, Правительство США и Конгресс в начале апреля 2020 года согласовали пакет стимулирующих мер на сумму $2 трлн (в 2008 году стоимость долговых ценных бумаг на балансе ФРС составила всего $1.5 трлн). Он включает в себя меры по поддержке крупного и малого бизнеса и прямые выплаты населению: $1200 людям, зарабатывающим меньше $75 000 в год, и $500 на каждого ребенка. Это должно помочь бизнесу выжить, поддержать наиболее нуждающиеся слои населения и удержать потребительский спрос. Правда, этих денег не хватило, и власти дополнительно напечатали еще более $3 трлн.

Сейчас в США много компаний с большой долговой нагрузкой без подушки безопасности на случай кризиса. Для их поддержки государство покупает корпоративные облигации, ипотечные ценные бумаги и прочие долговые инструменты на сотни миллиардов долларов. ФРС берет на себя обеспечение проблемных финансовых активов — это добавляет в экономику денег, уберегает должников от банкротств и разгоняет ликвидность. В результате банковские резервы резко растут. Такая политика уже проводилась в США в 2012−2014 годах.

Чтобы удешевить кредиты, ФРС понизила процентную ставку до 0−0.25%, подчеркнув, что она останется на этом уровне до тех пор, пока не станет ясно, что «экономика справилась с последними событиями». Это минимальные значения за всю американскую историю, но Трамп настаивает на том, чтобы сделать их отрицательными, сократить инфляцию до нуля и начать рефинансировать госдолг США.

Снижение ставок удешевляет стоимость кредитов, стимулируя население и бизнес брать их. Приток денег помогает поддерживать экономику на плаву. Но снижение ставки опасно для доллара. Самих по себе «вертолетных денег» бояться не стоит — в условиях сниженного спроса печать триллионов долларов не разгонит инфляцию слишком сильно. Инфляция не страшна, если рост экономики превосходит рост денежного предложения, вызванного смягчением. В этом случае негативные последствия инфляции нейтрализуются. Для этого банки должны выдавать больше кредитов, а не накапливать их финансирование у себя. Но если ситуация будет обратной, валюта начнет слишком быстро дешеветь, доходность по депозитам и гособлигациям станет нулевой, а с учетом инфляции — отрицательной.

Сейчас власти США действуют так же, как и во время кризиса 2008 года. Но масштаб мер гораздо больше. И, к сожалению, уверенности, что они сработают, нет. Более того, все принятые меры могут обернуться еще большими проблемами уже в ближайшем будущем.

Председатель ФРС ожидает ухудшения ситуации

17 мая председатель ФРС Джером Пауэлл в интервью CBS News рассказал о мерах, принимаемых Казначейством для борьбы с последствиями пандемии. Он открыто заявил, что после мартовского падения фондового рынка регулятор наводнил экономику деньгами и будет продолжать кредитные программы до тех пор, пока в них есть необходимость.

По словам Пауэлла, ФРС в дополнение к физическим банкнотам может «печатать доллары в цифровом виде» — покупать казначейские векселя или облигации, расплачиваясь «деньгами в цифровом виде». Физические банкноты ведомство, конечно, тоже печатает. Чиновник даже бравировал возможностями ФРС: «Мы способны на большее. У нас еще много тузов в рукаве для игры вдолгую. На самом деле, у нас нет ограничений касательно того, как далеко могут зайти наши кредитные программы».

«“Мы печатаем его в цифровом виде”. “Мы” — это пять человек, голосующих за изменения в денежно-кредитной политике в рамках ФРС во время заседаний Комитета по операциям на открытом рынке ФРС. 5 из 330 млн человек. Это все, что нужно, чтобы изменить денежно-кредитную политику США. Гораздо сложнее с биткоином. Есть над чем подумать», — написал в Twitter криптоблогер Мартин Бент. Многие в соцсети восприняли слова Пауэлла как доказательство необходимости криптовалют.

Пауэлл признал, что меры администрации Трампа пока не могут изменить вектор развития ситуации в экономике. Он предрек падение ВВП на 20−30% во втором квартале этого года и достижение уровня безработицы в 20−25%. При этом Пауэлл уверен, что нынешнему кризису далеко до Великой депрессии. Сейчас рецессия спровоцирована внешней причиной, а не крахом финансовой системы, а потому восстановление будет довольно быстрым. Чиновник ожидает начала роста экономики уже в третьем квартале, а достижения докризисного уровня — до конца 2021 года. Но для этого могут понадобиться еще дополнительные госрасходы. По словам Пауэлла, финансовая система США сильна как никогда и многому научилась после кризиса 2008 года.

«Председатель ФРС Джером Пауэлл на программе 60 минут: “У нас еще много тузов в рукаве для игры вдолгую. На самом деле, у нас нет ограничений касательно того, как далеко могут зайти наши кредитные программы.” Это странный способ сказать "покупай биткоин”», — резюмировал интервью Пауэлла крипто-энтузиаст Ник Чонг.

Политика ФРС может способствовать институциональному принятию биткоина

Во время мартовского падения рынка инвесторы старались выйти в наличный доллар как главную резервную валюту мира. Казалось, что американской валюте ничего не угрожает. Но из-за беспрецедентных мер поддержки экономики, предпринятых ФРС, к концу года ситуация может измениться.

Индекс доллара, показывающий отношение национальной валюты США к корзине шести основных мировых валют, держится довольно высоко. В первом квартале года он вырос на 2.8% — лучший показатель в мире. Когда падает фондовый рынок и нефть, инвесторы предпочитают переждать финансовый шторм в проверенном защитном активе. Это, кстати, негативно сказывается на валютах развивающихся стран — они падают.

Зато интерес к доллару хорошо отражается на стейблкоинах — их доля на крипторынке растет. Как только рынок начал рушиться, стабильные монеты с привязкой к доллару, например, USDC и USDT, рассматривались как более безопасные крипто-активы по сравнению с другими. Рыночная капитализация крупнейших стейблкоинов также значительно выросла с начала года.

До пандемии в США была самая высокая ключевая ставка среди развитых экономик. Это делало доллар крепким и позволяло инвесторам зарабатывать на разнице процентных ставок в Европе и США — так называемая торговля «Кэрри трейд». Она заключается в том, чтобы за счет более дешевых кредитов в других странах (например, в евро), которые можно было переводить в доллары, вкладываться в ценные бумаги и получать доход. Но действия ФРС лишают инвесторов заработка таким путем.

Если процентные ставки в США все-таки окажутся отрицательными в ближайшее время, это заставит участников рынка искать альтернативы традиционным активам. По прогнозам азиатского индексного биткоин-фонда Stack Funds, отрицательные процентные ставки предоставляют биткоину уникальную возможность и могут превратить его в привлекательную альтернативу для институциональных инвесторов.

Трейдеры и инвесторы начинают рассматривать возможность хеджирования против доллара — они ищут рынки, свободные от вмешательства извне. Прежде всего это сырьевые рынки (нефть, зерно), драгметаллы и криптовалюты. Действия ФРС, конечно, влияют и на них, но не так прямо.

А вот консервативные гособлигации США, обычно использующиеся в роли «тихой гавани», на фоне минимальных процентных ставок, грозящих в любой момент стать отрицательными, уже не могут выступать в качестве защитного актива. Их реальная доходность (за вычетом инфляции) уже отрицательная. Сырьевые рынки зависят от физических поставок: сейчас в условиях неопределенности для них не лучшие времена. А вот золото и биткоин хорошо показывают себя в этом кризисе. Драгметалл подорожал на 15% с начала года, а ВТС — на 35% и почти вдвое с падения в марте.

Интерес к ВТС среди крупных инвесторов уже на подъеме. Объемы торговли биткоинами достигают своего самого высокого уровня с прошлого июля, количество открытых фьючерсных контрактов на биткоин на бирже CME стремительно растет, а число биткоин-китов достигло двухлетнего максимума.

«Увеличение спроса в сравнении со снижением предложения и волатильностью означает, что биткоин, скорее всего, будет поддерживать более высокие уровни по сравнению с Nasdaq по мере приближения глобальной рецессии. Ликвидность Центробанка может ограничить рост собственного капитала, но это главный катализатор для возобновления бычьих рынков в квази-валютах», — написал старший аналитик Bloomberg Intelligence Сommodities Майк Макглоун.

Об интересе институционалов к биткоину на фоне продолжающегося кризиса говорят и менеджеры крупных хедж-фондов. Так, недавно миллиардер Пол Тюдор Джонс, основатель хедж-фонда Tudor Investment Corporation, рассказал, что покупает биткоин для хеджирования инфляции из-за печатания долларов ФРС. Актив занимает 2% в его портфеле. Джонс считает биткоин самым перспективным активом и сравнивает его с золотом.

О роли биткоина в хеджировании рисков на фоне продолжающегося кризиса ранее заявлял и миллиардер-инвестор Тим Дрейпер. В комментариях CoinDesk рост притока капитала в биткоин «из-за отсутствия доверия между центробанками и правительствами в этот нестабильный период» спрогнозировал и глава отдела исследований Stack Funds Леннард Нео. Инвестор Кайл Самани из Multicoin Capital считает, что вероятность того, что совокупная рыночная капитализация всех криптовалют поднимется выше $1 трлн к концу этого года, составляет 5−10%.

Важно понимать, что все это средне- и долгосрочные перспективы. Крупные держатели и институционалы могут позволить себе закупать актив даже при пандемии в надежде на его будущий рост. А вот мелкие игроки, напротив, склонны активнее сбрасывать криптовалюты ради фиата. Их вложения обычно краткосрочны: они быстро избавляются от биткоина. Так что до окончания кризиса рынок будет волатильным, и бычий тренд совсем не гарантирован. Скорее всего, мы еще не раз увидим как резкие подъемы, так и резкие падения. Волатильности добавляет и недавно произошедший халвинг в сети Bitcoin, сопровождающийся падением хэшрейта, снижением доходности и адаптацией майнеров к новым реалиям. И, конечно, многое будет зависеть от действий ФРС и других мировых финансовых регуляторов. Чем больше напечатанных триллионов будет влито в экономику, тем больше у биткоина шансов показать всплеск цен.

«Экономика умирает. ФРС некомпетентна. Следующая помощь — триллионы долларов в виде пенсий. Надежда угасает. Купил еще золото, серебро и биткоин. Золото — $1700. Прогнозирую $3000 через год. Серебро — $17. Прогнозирую $40 через 5 лет. Биткоин — $9800. Прогнозирую $75000 через 3 года. Молитесь о лучшем — готовьтесь к худшему», — поделился своим пессимизмом и инвестиционной стратегией Роберт Кийосаки, автор бестселлера «Богатый папа, бедный папа».

В заключение

Конечно, растущий интерес институционалов к биткоину не означает, что криптовалюта становится «защитным активом». Для этого она должна стать аналогом казначейских облигаций или фиатных средств — то есть стать менее волатильной и лишиться большей части доходности.

Но биткоин — это явно слабокоррелируемый актив, который выгодно использовать для диверсификации рисков. И это хорошие новости. Даже если незначительная часть хедж-фондов добавит несколько процентов биткоина в свои портфели, это может значительно разогнать цену монеты.

Однако сейчас важно не испытывать завышенных ожиданий относительно возможности нового крипторалли в этом году. Это первый кризис для криптовалют. Пока не ясно, как они себя поведут: все наши знания формируются в реальном времени. Мы уже видели падение рынка и стремительный подъем, и пока нет никаких гарантий, что основным станет бычий тренд. Краткосрочные перспективы курсов криптовалют туманны, но они показывают себя как отличный инструмент диверсификации рисков на средний и долгий срок.

«ФРС печатает неограниченные деньги, чтобы накачать рынки — это хорошо для биткоина. Девальвация доллара в долгосрочной перспективе — хорошо для биткоина. Краткосрочная перспектива может быть мрачной, но долгосрочная перспектива остается очень светлой», — написал криптожурналист Джозеф Янг.