Эксперты вовсю трубят о финансовом кризисе на фоне коронавируса. Проблема в том, что он не похож ни на один предыдущий, поскольку был вызван очень резко и умудрился всего за несколько недель обрушить всю мировую экономику. Последствия для общества могут оказаться гораздо более глобальными, чем большинство себе представляет. По мнению бывшего исполнительного директора Goldman Sachs Рауля Пала, мы становимся свидетелями глобальных социоэкономических перемен. Молодые поколения миллениалов (поколение Y) и зумеров (поколение Z) уже разочаровались в нынешней финансовой системе и эффективности инвестирования в рынок ценных бумаг, поэтому они не готовы доверять свое будущее пенсионным фондам. Более того, эксперты прогнозируют, что безработица в США достигнет уровня времен Великой депрессии, а может, даже и превзойдет его. DeCenter разобрал прогнозы экспертов и выяснил, какие сферы жизни может изменить нынешний кризис и какова роль крипторынка в данном вопросе.

Как COVID-19 вызвал пневмонию у финансовой системы

Весь мир, в том числе криптосообщество, активно борется с пандемией коронавируса. Впрочем, маски и аппараты искусственной вентиляции легких способны защитить здоровье, но не противостоять возникшим проблемам в финансовой системе. Глобальная экономика частично остановилась — многие люди сидят дома, не работают, ничего не создают и ничего не покупают. В результате недовольные инвесторы обрушили как фондовые, так и криптовалютные рынки, заставив многие компании терпеть убытки и бороться за выживание.

Больше всего ситуация ударила по сферам развлечений, путешествий и туризма. Однако не только авиакомпании, турагентства и рестораны позакрывали свои двери в марте. Пострадало немало и других отраслей, а немногие из уцелевших находятся на линии огня. Сложности испытывают предприятия розничной торговли, строительные компании, дошкольные и школьные учреждения и даже частные медицинские клиники.

Вся серьезность положения подтверждается решением президента Трампа выделить $2 трлн в рамках чрезвычайной помощи пострадавшему от пандемии коронавируса населению, предприятиям, банкам и системе здравоохранения. Данный пакет помощи является самой крупной сделкой по спасению экономики в истории США. Во время кризиса 2008 года американское правительство выделило в два раза меньше — всего $800 млрд.

Правительства стран Европы и других государств тоже ввели различные меры поддержки, однако поток свеженапечатанных денег и обещания не оставаться в стороне — слабое утешение для стагнирующих экономик. Мощный крах мировых фондовых рынков, переживших исторические потери за первые три месяца 2020 года — главное тому доказательство. Американский промышленный индекс Доу-Джонса и ведущий индекс Британской фондовой биржи FTSE 100 зафиксировали самое большое квартальное падение с 1987 года, снизившись на 23% и 25% соответственно. Индекс S&P 500, включающий в себя акции крупнейших 500 компаний США, потерял за первый квартал 20% — худший результат с 2008 года.

Безработица выше уровня Великой депрессии

Ситуация усугубляется высокой безработицей, которая растет колоссальными темпами:

 Согласно последним исследованиям Университета Чикаго, лишь 34% от общего количества существующих видов деятельности теоретически можно выполнять удаленно.

 За последнюю неделю марта граждане США подали 6.6 млн новых заявок на получение пособия по безработице. Таким образом, общее количество активных заявок удвоилось и на 1000% превзошло пиковые значения во время кризиса двенадцатилетней давности. Естественно, столь шокирующий разрыв связан с тем, что во времена кризиса 2008 года люди теряли работу постепенно — на протяжении месяцев, а не резко в один момент, как это происходит сейчас.

 За последние две недели марта около 10 млн американцев потеряли работу. Мишель Мейер из Bank of America Merrill Lynch подтвердила, что экономика никогда не сталкивалась с шоком такого масштаба одномоментно. «То, что обычно занимает месяцы или кварталы, как во время рецессии, теперь произошло за считанные недели».

Пандемия спровоцировала резкий всплеск заявок на пособия по безработице. Источник.

Экономисты из ФРС официально предупреждают, что за ближайшие три месяца более 47 млн американцев рискуют лишиться источника дохода, что приведет к росту уровня безработицы в стране до 32% или даже выше. Данный прогноз превосходит пиковые значения времен Великой депрессии — крупнейшего в истории мирового финансового кризиса, случившегося почти сто лет назад. В 1933 году безработица в США достигла 24.9%.

Естественно, данная проблема не ограничивается США и не менее существенно затрагивает другие страны мира. Представители Банка Англии, например, настроены столь же пессимистично и считают, что в ближайшие месяцы Британию наверняка ждет та же участь. Как и страны третьего мира, в которых ситуация с занятостью плоха и без коронавирусов.

Медленное восстановление

Но далеко не факт, что по окончании карантина экономика восстановится так же внезапно, как просела. Более того, мировые исследователи считают, что ограничительные меры будут сниматься постепенно, и в целом борьба с пандемией может продлиться до восемнадцати месяцев. Последствия коронавируса оказались гораздо более существенными, чем многие предполагали, что ставит под сомнение возможность быстрого V-образного восстановления (когда экономика быстро падает и быстро приходит в норму).

Прогнозы относительно ВВП все время пересматриваются в сторону понижения и уже варьируются от ужасных до апокалиптических. В начале апреля банк JPMorgan пересмотрел свой прогноз относительно ВВП США во втором квартале 2020 года, снизив ожидания с -14% до -25%. Президент Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймс Буллард и вовсе полагает, что ВВП во втором квартале может упасть на целых 50%.

Представители JPMorgan предупреждают, что V-образное восстановление маловероятно. На данный момент экономисты прогнозируют примерно такие же темпы восстановления, как после кризиса 2008 года.

Дело в том, что даже если в ближайшие месяцы коронавирус удастся сдержать, нанесенный экономический ущерб окажется слишком велик, чтобы с ним можно было быстро справиться и начать двигаться дальше. Утраченные рабочие места приведут к просроченным платежам по кредитам, снижению потребительских расходов и ряду банкротств среди предприятий. Эта травма может распространиться на банки, которые изо всех сил пытаются сохранить ликвидность.

Инвестиционный стратег Рауль Пал, бывший исполнительный директор Goldman Sachs, который сегодня занимает должность CEO в исследовательском подразделении Global Macro Investor и является основателем медиа-платформы для бизнеса и финансов Real Vision, предупреждает, что нынешний «коронакризис» способен привести к сильнейшей в истории неплатежеспособности населения. Он может оказаться «гораздо более длительным событием с точки зрения экономических последствий, чем кто-либо оценивает».

Пал — один из «паникеров», предсказывавших наступление мирового кризиса на фоне коронавируса еще в феврале, когда распространение болезни обрушилось на Иран и Италию всего за несколько дней. Также в прошлому году Пал успешно предсказал, что ФРС снизит процентные ставки до нулевых отметок, предупредив, что отрицательные ставки в США уже на пороге.

Кардинальные изменения в обществе

Самое интересное, что наиболее значимое отличие нынешнего кризиса от всех предыдущих — это вовсе не резкая экономическая стагнация. Рауль Пал уверен, что текущий кризис заставил людей переосмыслить многие ценности и окончательно подорвал доверие молодых поколений к нынешней финансовой системе. По его словам, «от всего этого произойдут огромные изменения в обществе».

Эти изменения вызовут не только еще большую экономическую нестабильность. Согласно прогнозам Пала, в краткосрочной перспективе (3–4 месяца) акции большинства компаний обрушатся еще на 20%, но в долгосрочной — многие из них обанкротятся, так и не сумев совладать с экономическими разрушениями и новыми взглядами человечества на этот мир. Именно последнее — главная визитная карточка «коронакризиса», который, по словам Пала, навсегда изменит психику молодежи. COVID-19 запустил процесс смены поколений — «молодое поколение будет смотреть на все по-другому».

Молодежь будет с подозрением относиться к текущей финансовой системе, в частности, к пенсионным фондам, которые сегодня не обеспечивают должную защиту пожилым людям, находящимся в группе риска. Они будут по-другому смотреть на банки и рынки ценных бумаг, думая: «Это не для меня». «У них будет другое мнение о рисках и сбережениях, чем у предыдущих поколений», — утверждает Пал.

Изменения в мышлении коснутся как поколения зумеров (пост-миллениалы/поколение Z), родившихся в период с 1997 года и по настоящее время, так и более старшего поколения миллениалов (поколение Y), родившихся в промежуток с 1981 по 1997 годы. Миллениалы до сих пор не оправились от шрамов 2000 и 2008 годов. Эксперт считает, что еще один кризис поставит окончательный крест на их доверии к финансовой системе и откроет им глаза на новые решения. «Они отвергнут то, что было до них, и примут новые, совершенно другие вещи».

Новый взгляд на криптовалюты

Эти «новые вещи», в том числе, связаны и с крипто-индустрией. Аналитик считает, что после выхода из кризиса люди будут гораздо более благосклонно относиться к цифровым деньгам и проектам на основе блокчейн-технологии, которые способны изменить сегодняшнюю финансовую систему. Миллениалы и так гораздо больше верят в цифровые валюты, нежели их отцы и деды. К 2030 году, когда к ним по наследству перейдут триллионы долларов, они станут богатейшими крипто-инвесторами. С каждой секундой выбор молодежи начинает все чаще падать на цифровые активы, а не на традиционные. По ожиданиям Пала, новый кризис существенно усилит эту тенденцию.

В условиях нестабильности и смены поколений, чтобы защитить себя от последствий пандемии коронавируса, Пал решил перевести значительную часть своих сбережений в биткоины. На протяжении последующих двенадцати месяцев его портфель будет выглядеть так:

 25% биткоинов

 25% золота

 25% наличных фиатных валют

 25% торговых активов

Таким образом, аналитик отдает предпочтение цифровым деньгам, а не банкам или традиционным акциям, в очередной раз рассматривая первую криптовалюту и золото как защитные активы-убежища. Впрочем, нельзя сказать, что биткоин смог закрепиться в этом статусе, так как месяц назад он упал так сильно, что крипто-энтузиасты начали трубить о необходимости внедрения автоматических выключателей торгов в случае столь резких падений.

Однако в отличие от традиционных активов и фиатных валют в последнее время биткоин стал быстро восстанавливаться. Не только Рауль Пал, но и многие другие эксперты, например, Тим Дрейпер, считают, что биткоин может выиграть от того, что пандемия значительно повлияла на традиционные финансовые рынки.

В последнее время крипто-эксперты, биржи и журналисты наблюдают сильное повышение спроса на BTC и приток новых пользователей. Это заставило многих трейдеров и инвесторов вспомнить эпическое ралли 2017 года, когда биткоин пронесся от отметки $1000 в январе до $20 000 в декабре, сделав многих ранних инвесторов миллионерами. Тогдашний хайп был в первую очередь обусловлен интересом розничных инвесторов и страхом упустить выгоду. Известный крипто-инвестор Ари Пол, соучредитель и главный инвестиционный директор BlockTower Capital, утверждает, что сейчас ситуация как никогда близка к событиям трехлетней давности.

Я не видел настолько живого интереса к биткоинам в моих далеких от криптовалют кругах с начала 2017. Вчера мне позвонили 3 старых друга, с которыми я не общался годами, и выразили интерес к покупке своего первого биткоина.

Повторится ралли или нет — неизвестно. Известно лишь, что люди, разочаровавшиеся в финансовой системе на фоне пандемии коронавируса, ищут в криптовалютах спасение. Дело не только в хеджировании рисков и позиционировании биткоина как защитного актива. На фоне карантина и растущей безработицы цифровые деньги остаются одним из немногих способов получать доход: не только за счет инвестирования и трейдинга, но и за счет базовых принципов блокчейн-технологии — майнинга и стейкинга. Но главное, что цифровые деньги — это альтернатива текущей финансовой системе, которую еще предстоит испробовать и в которую все больше верит молодежь. Это новый лучик надежды, способный изменить все.