10 января 2009 Хэл Финни опубликовал в Twitter пост о том, что он запустил ПО биткоина. Биткоин-энтузиасты и раньше отмечали годовщину этого твита, но в этом году, с десятилетием биткоина, в Twitter прошла настоящая кампания с перепостами этой записи. Хэл Финни, получатель первой биткоин-транзакции и один из активных разработчиков биткоина, умер в 2014 году после пятилетней болезни. DeCenter рассказывает его историю.

С принтом «Running bitcoin» уже можно приобрести чехлы для смартфонов, кружки, футболки, толстовки. А художник под ником Cryptograffiti 10 января представил свою работу, посвященную Хэлу:

«Моя последняя работа служит напоминанием о 10-й годовщине [с тех пор как] @halfin присоединился к биткоину. Использованные кредитки прикреплены на использованную банковскую ячейку. Внутри произведенная @CasaHODL нода, [которая] позволит вам “запустить биткоин”. [Также] прикреплена подписанная кредитная карта Хэла, которую мне дала его жена Фрэн».

До биткоина

Гарольд Томас Финни II, или Хэл Финни, как он был известен в сообществе, — разработчик, специалист по криптографии, шифропанк.

Хэл окончил Калифорнийский технологический институт, знаменитый «Caltech», со степенью бакалавра в области инженерии. После выпуска в 1979 году он пошел работать в компанию Mattel, которая занималась разработкой консольных видеоигр, и Хэл писал код для таких игр, как Adventures of Tron, Astroblast, Armor Ambush, Dark Cavern, Space Attack.

В 90-х Хэл присоединился к разработке ПО PGP, созданного шифропанком Филом Циммерманом. На тот момент это была первая находящаяся в общественном доступе криптосистема с открытым ключом. PGP — сокращение от «Pretty Good Privacy» — используется для шифрования файлов, электронной почты, данных жесткого диска. На сегодня PGP остается одним из самых популярных криптографических протоколов для обмена сообщениями. В 2002 была открыта компания PGP Corporation, в которой Хэл проработал до пенсии, до 2011 года.

В 2004 Финни создал первый многоразовый proof-of-work протокол RPOW. Он был основан на алгоритме Hashcash (как и PoW-система биткоина) и, по мысли Финни, должен был служить для создания токенов, которые могли использоваться для оплаты услуг на каком-либо сайте. Многоразовый PoW-протокол, в отличие от обычного PoW, позволял не повторять работу для создания нового токена после его использования (то есть не создавать новую цифровую запись и не тратить на это ресурсы). До этого PoW-токены не могли использоваться повторно, так как это угрожало бы двойным расходованием. Финни сделал возможным многоразовое использование PoW-токенов благодаря особым характеристикам безопасности, так называемым «доверенным вычислениям», которые позволяли третьей стороне убедиться, что ПО запущено на RPoW-сервере.

Также Финни запустил первый анонимный ремейлер, основанный на криптографии. «Двое людей могут общаться, используя e-mail, при этом не раскрывая свои личности друг другу», — писал Финни.

Шифропанк Хэл Финни

Репортер Forbes, вероятно, последний из тех журналистов, кто лично общался с Финни, побеседовал с его друзьями детства из калифорнийской Аркадии. «Они помнят Финни как необычайно умного и вдумчивого ученика, который иногда носил с собой впечатляюще большую копию “Атлант расправил плечи” Айн Рэнд и, кажется, усвоил его уроки о либертарианском мышлении», — пишет Энди Гринберг.

Впоследствии Хэл был активным участником листа рассылки шифропанков, там он представлял многие свои работы, включая RPoW и анонимный ремейлер.

Финни вдохновлялся работой Дэвида Чаума, одного из отцов-основателей движения шифропанков, а также создателя системы анонимных электронных денег eCash, которую Чаум описал еще в 1983 (система была основана на криптографии, но централизована, и функционировала под названием DigiCash в одном из американских банков с 1995 по 1998 годы, пока проект не обанкротился).

«Это казалось для меня таким очевидным. Мы столкнулись с проблемами потери приватности, наступающей компьютеризации, массивных баз данных, централизации — и Чаум предлагает идти в совершенно новом направлении, которое дает власть в руки пользователей, а не правительств и корпораций. Компьютер может использоваться как инструмент для освобождения и защиты людей, а не для их контроля», — пишет Финни в рассылке криптографов в ноябре 1992 года. В этом посте Финни обосновывал необходимость ремейлеров после того, как Тимоти Мэй, сооснователь движения шифропанков, упомянул, что не многие участники рассылки заинтересованы в ремейлерах. «Работа… Чаума озаглавлена провокативно: “Безопасность без идентификации — Системы транзакций, чтобы заставить большого брата исчезнуть”. То, что мы делаем здесь, грубо говоря, посвящено именно этой цели — заставить большого брата исчезнуть. Это важная работа. Если все получится, мы сможем оглянуться и увидеть, что это было самое важное из того, что мы когда-либо сделали», — говорит Финни в том же посте.

«Он был одним из тех, кто действительно писал код», — сказал про Хэла Тимоти Мэй, имея в виду один из постулатов, занесенных в «Манифест шифропанков» — «Шифропанки пишут код».

В посте, опубликованном в листе рассылки в 1993 году, Финни уже высказывает идеи, предельно близкие к тому, что спустя 15 лет будет изложено в white paper биткоина: «С цифровыми наличными и смарт-картами вы должны иметь возможность участвовать в транзакциях без [посредничества] организации или института, которые могут нарушить вашу приватность или украсть ваши деньги. Вы можете защищать себя вместо того, чтобы доверять другим».

«Биткоин и я»

Так называется пост Хэла на Bitcointalk, в котором он описывает свою историю отношений с биткоином и с Сатоши.

Финни рассказывает, что когда Сатоши впервые написал о своей работе в рассылке, он столкнулся со скептической реакцией. «Я заметил, что старики в криптографии (мне было на тот момент 55) становятся циничными. Я был более идеалистичным, я всегда любил крипту, ее загадочность и парадоксальность... Потому биткоин мне показался завораживающим».

По словам Финни, он скачал ПО биткоина, как только Сатоши его выложил. «Я думаю, я был первым, после Сатоши, кто запустил биткоин», — рассказывает Финни (именно об этом он объявил 10 января 2009 года в своем Twitter). Еще несколько дней они поддерживали переписку, в ходе которой Финни сообщал об обнаруженных багах.

12 января 2009 Финни стал получателем первой биткоин-транзакции, в ходе которой Сатоши отправил ему 10 биткоинов, чтобы протестировать систему.

Скриншот кошелька Финни, на котором видна первая полученная биткоин-транзакция. Источник.

Финни рассказывает, что после запуска ПО он «добыл 70-какой-то блок» и потом еще какое-то время занимался майнингом. «В те дни сложность [сети] равнялась 1, и можно было находить блоки с помощью центрального процессора, даже без графического. Я намайнил несколько блоков в течение следующих нескольких дней. Но я остановил [ноду], потому что из-за этого мой компьютер нагревался, а шум вентилятора мне мешал. Оглядываясь назад, я бы хотел оставить ее запущенной на дольше, но, с другой стороны, мне невероятно повезло быть там в самом начале», — пишет Финни.

«Я думала, это просто альтруистичная вещь, которую он делал для своего друга. И мы думали, что с PGP уже было достаточно альтруизма», — рассказывает жена Хэла, Фрэн, о том времени.

Несмотря на свое воодушевление относительно биткоина, Финни признается, что был удивлен, что сеть все еще работает, когда он вернулся к биткоину в конце 2010 года. «Я был удивлен не только тем, что [биткоин] все еще жив, но и тем, что он действительно имеет монетарную ценность. Я раскопал свой старый кошелек и почувствовал облегчение, узнав, что мои биткоины все еще были там. Когда их цена выросла до реальных денег, я перевел монеты на оффлайн-кошелек... Надеюсь, они будут что-то стоить для моих наследников». Большая часть биткоинов была продана по обменному курсу около $100 и ушла на лечение Финни и покупку специальных аппаратов.

В 2011 году, в переписке с разработчиком Майком Хирном, Сатоши подтверждает, что «Хэл» — участник обсуждения на bitcoin.org — является Хэлом Финни, который «оказывал поддержку в рамках рассылки для криптографов и запустил одну из первых нод».

Одно из последних сообщений Сатоши на Bitcointalk было адресовано Хэлу Финни и стало частью развернувшейся дискуссии о коде биткоина. «Еще один клиент был бы полезен, особенно учитывая, что сегодняшний клиент биткоина — это полная каша. Я был шокирован, что криптографический код так выглядит», — написал пользователь Bitcointalk под ником farmer_boy в 2010. Финни написал под этим комментарием, что хотел бы услышать «конкретную критику». «Мне это кажется впечатляющей работой, хотя я бы хотел больше комментариев. На данный момент я большей частью изучил init, main, script и немного сетевых модулей. Это мощный механизм», — прокомментировал Финни. «Эти слова многое значат [особенно] от тебя, Хэл. Спасибо», — написал Сатоши в ответ.

Хэл Финни еще в 2010 году писал о важности решений второго уровня для масштабируемости биткоина. Также, задолго до того, как это стало проблемой, Хэл размышлял о том, как избежать негативного влияния майнинга на окружающую среду. «Думаю о том, как сократить выброс углекислого газа после широкого распространения биткоина», — написал Фини в Twitter в 2009. Через несколько лет он размышлял и о налогообложении, опираясь на свое изучение документов Налогового управления США: «Я приобрел большинство своих монет посредством майнинга. У этого нет аналогов среди валют… Поэтому я собираюсь рассматривать биткоин как ценные металлы и декларировать свои доходы как прирост капитала», — написал он на Bitcointalk в 2013.

«Сосед Накамото»

Статья Энди Гринберга «Сосед Накамото: моя охота на создателя биткоина привела к парализованному крипто-гению» вышла в Forbes марте 2014. Расследование Гринберга было спровоцировано громкой историей об очередном «обнаружении Сатоши»: за пару недель до выхода материала издание Newsweek назвало создателем биткоина Дориана Сатоши Накамото — гражданина США японского происхождения (вскоре выяснилось, что Дориан даже не слышал о биткоине и впоследствии ему пришлось обращаться в полицию, чтобы избежать назойливого преследования журналистов).

На момент проведения интервью Финни мог отвечать на вопросы только движениями глаз. У него был специальный аппарат, который с помощью компьютерной программы отслеживал движения глаз и синтезировал речь. Однако заболевание настолько прогрессировало, что к тому моменту уже затронуло и глазные мышцы. В результате Гринберг задавал вопросы, предполагавшие ответы да/нет: если Финни поднимал глаза и брови — это было «да», если опускал — «нет». В дом Финни Гринберга привел тот факт, что разработчик около десяти лет жил в Темпл Сити — городе, где Newsweek обнаружили Дориана Накомото, и их дома располагались в 8 минутах езды. Гринберг сообщает, что получил e-mail с этой информацией всего через несколько часов после публикации Newsweek, от давнего участника криптографического сообщества, пожелавшего остаться анонимным.

Теории доходили до того, что Финни изобрел биткоин сам и просто использовал имя соседа как псевдоним. «Дориан мог быть просто подставной фигурой», — написал пользователь Reddit.

Гринберг признается, что его собственное расследование, которое он начал после поступления этой информации, «указывало или на причастность Финни к созданию биткоина, или было одним из самых невероятных совпадений, которые он встречал». Он также отдал образцы письма Хэла в агентство по анализу письма Juola & Associates и, по результатам, особенности речи Финни были схожи со стилистикой white paper биткоина больше, чем многие подобные анализы предшествующих кандидатов. «Так, мне кажется, вы нашли настоящего Сатоши Накамото», — написал главный исследователь Juola & Associates Джон Нокер в электронном письме Гринбергу (впоследствии, сравнив образцы письма Сатоши из e-mail-переписки с Финни, исследователи пришли к выводу, что все же стиль white paper соответствует стилю электронных сообщений Сатоши и отличается от речи Финни).

Сам Финни — сначала по электронной почте, а затем в личном разговоре — сообщил Гринбергу, что не является создателем биткоина, а также что он не знаком с Дорианом и не считает его тем самым Сатоши. «Но следуя ключам, которые привели меня к Финни, я обнаружил что-то настолько же важное: умирающего человека, который был чем-то еще более блестящим, чем Форрест Гамп, для истории криптографии — свидетеля и участника практически каждого важного события в недавней истории технологий для секретности. Начиная разработкой первого широко используемого ПО сильной криптографии PGP, заканчивая системами анонимности и первой биткоин-транзакцией — Финни был там».

Сам Финни говорил, что общаясь с Сатоши по переписке, он представлял «молодого человека японского происхождения, очень умного и искреннего».

Болезнь

У Финни диагностировали боковой амиотрофический склероз в августе 2009 года. «БАС — это болезнь, убивающая двигательные нейроны, которые передают сигналы от мозга мышцам. Это вызывает сначала слабость, а затем — постепенно развивающийся паралич. Обычно это приводит к смерти через 2−5 лет. У меня были сначала слабые симптомы, и я продолжал работать, но утомляемость и проблемы с голосом заставили меня уйти с работы в начале 2011 года. С тех пор болезнь постоянно прогрессирует. На сегодня я, по сути, парализован», — писал Финни в 2013.

Он умер 28 августа 2014 года в Фениксе, штат Аризона, в возрасте 58 лет.

Другие убеждения Финни

По словам университетского соседа по комнате Инь Ши, Финни начал интересоваться криоконсервацией еще в молодости. В 1992 году Финни посетил крионический центр Alcor, чтобы подробнее изучить их услуги. «По моему личному мнению, любой родившийся сегодня имеет более 50% шансов фактически жить вечно», — писал он.

Финни (как и директор центра Alcor Макс Мор) были участниками движения экстропианства — футуристической теории, согласно которой развитие науки и технологий в какой-то момент приведет к вечной жизни. В итоге Финни и его жена приняли решение подвергнуть свои тела криоконсервации после смерти.

«Он всегда был оптимистичен относительно будущего. Он принимал каждое новое усовершенствование, каждую новую технологию. Он наслаждался жизнью и старался получить максимум от всего», — говорит Фрэн.

Несмотря на скепсис, окружающий подобные теории, некоторые члены сообщества верят, что Хэл может действительно вернуться с развитием медицины: «Он в крио, так что он может снова ожить»; «Упокоившись с миром, пусть он потом снова возродится, чтобы наслаждаться жизнью без БАС»; «Я надеюсь, следующий гений сделает прорыв в медицине, и у Хэла будет возможность вернуться в будущее и стать свидетелем того, что его шедевр — биткоин и блокчейн — были полностью приняты и развиваются», — пишут пользователи Reddit.

«Хэл, я знаю, я разделяю мнение многих, говоря, что я с нетерпением жду [возможности] поговорить с тобой снова когда-нибудь в будущем и устроить вечеринку в честь твоего оживления», — написал Мор после смерти Финни.

Хэл и биткоин после БАС

Хэл продолжал программировать до самой смерти. «Недавно я обнаружил, что даже могу писать код, — рассказал Финни на Bitcointalk 2013, уже будучи парализованным, дыша и питаясь через трубки и общаясь с помощью синтезатора речи. — Это очень медленно, вероятно, в 50 раз медленнее, чем раньше. Но я до сих пор люблю программирование, оно дает мне цель», — написал Финни, также рассказав, что работает над предложением Майка Хирна, которое заключается в использовании доверительных вычислений для повышения безопасности биткоин-кошельков (ПО bcflick).

«Я больше всего горжусь своей работой над PGP. Хотя я не удивлюсь, если мой небольшой вклад в биткоин, в особенности моя оптимизация эллиптической кривой, может стать долгосрочным вкладом в мою работу», — написал Финни в электронном письме журналисту Энди Гринбергу.

«Я снова сел рядом с Финни и спросил его, считает ли он себя одним из создателей биткоина как [части проекта] с открытым исходным кодом. Он поднял глаза и брови. Затем я спросил его, гордится ли он своей работой. Финни снова поднял глаза и улыбнулся», — пишет Гринберг.


Присылайте материалы для нашей авторской колонки на yr@decenter.org