Аналитик Ари Пол вновь напомнил нам о дискуссии, которая противопоставляет блокчейн и биткоин. Пол напоминает, что он полагает «главной новацией биткоина токенизацию распределенного блокчейна и решение дилеммы византийских генералов». Кстати, поскольку Сатоши Накамото, основатель биткоина, «ушел с радаров», то за решение этой дилеммы, что позволяет иметь децентрализованный консенсус между участниками блокчейна, один из создателей Ethereum, Виталик Бутерин, смог 30 ноября 2018 года получить степень доктора наук.

блокчейн биткоина

Блокчейн зависит от биткоина, а не наоборот

Пол подчеркивает, что в его классификации блокчейн — это один из видов распределенных реестров, который является децентрализованным, а распределенные реестры — это подвиды баз данных. Между тем биткоины могут работать и в других сетях, а не только на родном блокчейне и не только потенциально на блокчейне в принципе. То есть при появлении технологии, которая будет больше соответствовать принципам децентрализации, биткоин «переедет» на нее. Таким образом, биткоин, в глазах Пола, более важен, чем блокчейн. Но может ли блокчейн биткоина иметь смысл без биткоина? Как отмечает вице-президент Bitfury Георгий Киквадзе, «без биткоина блокчейн этой криптовалюты превращается просто в базу данных».

Блокчейн — неидеальная технология

Нужен ли блокчейн институциональным игрокам? SWIFT, система, которая подумывала о сотрудничестве с Ripple, в итоге отказалась от идеи переходить от тестирования к более серьезному взаимодействию с компанией. Да, у Ripple, есть на выбор три платформы, и не все они привязаны в работе к нативному токену XRP. Однако в SWIFT нашли проблему в том, как сказал Вим Рэймэкерс, глава подразделения глобального банкинга в этой организации, что у блокчейна «избыточная прозрачность» сделок: каждый участник операций видит все изменения на блокчейне, а банки, с которыми работает SWIFT (более 11,000 по всему миру), сигнализируют о том, что «они не хотели бы передавать в "открытый эфир" информацию о том, сколько денег на том или ином счете». Управление же «несколькими сотнями двухсторонних блокчейнов является очень сложной задачей». Эти претензии — более серьезные, чем у экономиста Нуриэля Рубини, который сводит любой блокчейн к простой таблице. Однако прозрачность сделок на блокчейне не позволяет бесследно увеличить их число для компании, которая работает с такой технологией — так, как это и случилось с рекламной кампанией Revolut в Великобритании.

Слабые места, но иные, видит и криптовалютный эксперт Майкл Кейси: блокчейн является «громоздким, дорогим и неэффективным». Кейси при этом, как и Пол, упоминает о множествах усовершенствований, которые направлены на расшивку таких «узких мест». В блокчейне видит угрозу «безопасности США» экс-сотрудник американских спецслужб Эндрю Бустаманте. То, что данные на нем нельзя изменить — преимущество, которое ценят в криптовалютном сообществе, но оно же вызывает негодование у Бустаманте. Кроме этого, использование биткоинов делает невозможным поддержание режима санкций США в отношении других государств.

Очевидно, что в зависимости от целеполагания блокчейн может выглядеть в глазах кого-то нужной технологией, а кому-то — казаться бессмыслицей. Биткоин же представляется тем стимулом, который «подтаскивает» технологические усовершенствования к блокчейну — как, например, для обеспечения, где нужно, тайны адресов и переводов — коин-миксеры, а также «вторые слои» к сети, которые дают возможность ускорить процесс транзакций с этой криптовалютой.

JP Morgan не важен ни биткоин, ни блокчейн

Многие же институциональные игроки не могут «разобраться», что им нужно от блокчейна и биткоина. Показателен в этом плане пример банка JP Morgan, 7-ого по величине капитализации в США и шестого по величине активов банка в мире. В сентябре 2017 года руководитель этой организации Джейми Даймон заявил, что биткоин «плохо кончит». В августе и октябре 2018 года он повторил свою резкую критику биткоина. И если по поводу биткоина его мнение не менялось, то блокчейн стал загвоздкой для банка. В январе 2018 года Даймон заявил, что блокчейн — это «реально существующая технология», однако спустя год, 24 января текущего года, стало известно о свежем докладе организации, в котором заявлено, что использование этой технологии для банков в ближайшие годы неактуально. А 29 января глава группы глобальных исследований JP Morgan Джойс Чанг поставила «крест» на возможностях перевода глобальной платежной системы на блокчейн.

Стейблкоин на квази-блокчейне привлекателен, кроме одного «но»

Однако спустя полмесяца, 14 февраля, стало известно, что в течение как минимум месяца JP Morgan запустил собственную криптомонету, которая стала новым долларовым стейблкоином — JPM Coin с обеспечением в виде резервов банка. Как заметил Нуриэль Рубини, «это вообще не криптовалюта». Используется ли при этом блокчейн? По-видимому, вопрос в терминологии. Как отмечает аналитик Энтони Помплиано, банк выстраивает «закрытую криптовалютную систему», что является «плохой идеей, но полезной с точки зрения руководства организации». При этом децентрализованные блокчейны, уверен аналитик, победят в конкурентной борьбе с такими JPM Coin и им подобными.

Однако ситуация не такая простая, как кажется Помплиано. Как отмечает Ари Пол, запуск таких криптомонет, как JPM Coin (а Помплиано убежден, что все банки обзаведутся своими токенами), а также использование квази-блокчейна, на самом деле, могут дать клиентам практически все, что предлагают криптовалюты: уже вводятся нулевые тарифы на денежные переводы, транзакции станут моментальными и более удобными, чем сейчас. Но есть одно «но»: все эти блага прогресса, когда ими начинают рулить корпорации, приведут к потере финансовой свободы — одной из принципиальных идей, ради которой затевался биткоин и о чем писал в white paper Сатоши Накамото. Окажется, что банку «заморозить» цифровые деньги станет намного проще, чем фиат на счетах. Масштабирование этого процесса несет риски дальнейшей утраты финансовой самостоятельности многими людьми, о чем с тревогой написал миллиардер Майк Новограц, видя ситуацию таким образом, что биткоин является гарантом сохранения имеющегося статуса-кво, со своим долгим процессом подтверждения сделок, высокой энергозатратностью, однако вместе с тем — неуязвимым для вмешательства злоумышленников блокчейном. По крайней мере, на текущий момент.

Биткоин может сказать «прощай» блокчейну

А что если все же успехи квантовых вычислений, предельная монополизация рынка майнинга и осуществление хакерской атаки 51% станут реальностью? В таком случае биткоину придется действительно прощаться как со своим блокчейном, так и с блокчейном в принципе, и «переезжать в новую квартиру». Пока годной альтернативы еще нет, и вот над этим стоит работать техническим специалистам, которые намерены сохранить биткоин.

Ведь вытеснить на обочину биткоин — мечта некоторых из тех, кто запускал JPM Coin в JP Morgan. Неслучайно журнал Barron's выпустил буквально спустя несколько часов после выхода новости о стейблкоине банка публикацию, которая называется недвусмысленно: «JP Morgan только что уничтожил мечту биткоина». «Дурацкое утверждение», как прокомментировал это Барри Силберт. Однако это полностью раскрывает карты тех, кто ратует за стейблкоины и видит только за ними будущее криптовалют, хотя изначально понятно, что криптомонеты, «обеспеченные» фиатом, — это нонсенс, так как именно фиат в лучшем случае должен искать обеспечение в таких цифровых активах. Кроме того, это в очередной раз ставит вопрос, чего все-таки добиваются, например, братья Уинклвосс, как со своим стейблкоином GUSD, так и с попыткой обязательно привести, практически на любых условиях SEC, Bitcoin-ETF?

Нельзя согласиться с мнением, что централизованные криптобиржи не будут листить стейблкоин Джейми Даймона: пока он нужен для внутренних операций JPMorgan, банк не будет стремиться выводить его в «большой свет». Однако если будут планы, а они наверняка есть, то JPM Coin пойдет дальше и будет пытаться обогнать биткоин по популярности. При этом блокчейны таких банков и крупных корпораций будут все больше получать известность как «лучшие варианты блокчейнов», хотя децентрализованности в них не будет.

В итоге дискуссия вокруг того, что важнее — блокчейн или биткоин, приводит к выводу, что биткоин является главным приоритетом для криптовалютного мира. А блокчейн, на котором он сейчас работает, может уйти в прошлое, когда появятся те технологии, которые позволят выполнять этой криптовалюте те функции, которые описаны в white paper Сатоши Накамото в любой изменившейся ситуации. Биткоин — это капитан, а блокчейн — это его корабль. Когда корабль перестанет соответствовать требованиям, капитан пересядет на более совершенное судно.