В 2017 году Служба федеральных маршалов США (USMS) провела три аукциона по продаже конфискованных криптовалют, а в 2018 году — уже восемь. Очевидно, что подобных распродаж планируется больше. В связи с чем в марте этого года USMS объявила, что ищет подрядчика для управления и ликвидации конфискованных криптовалют. Мы разобрались, где хранят конфискованные криптовалюты и на что тратят вырученные от ее продажи средства.

Законно ли конфисковывать криптовалюты?

Пока, насколько нам известно, еще никто не конфисковывал криптовалюты только на том основании, что это не фиатные средства. Власти изымают криптовалюты у преступников, которые с ее помощью отмывали средства или получали их за совершенные преступления. Также криптовалюты могут изъять в счет уплаты долга или налогов.

Например, в США криптовалюты изымают Секретная служба, Налоговое управление, Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию, Почтовое отделение, ФБР и полиция среди прочих ведомств. Точных данных о количестве конфискованной криптовалюты нет, однако по открытым данным сумма вырученных от ее продажи средств приближается к миллиарду долларов.

Первая крупная конфискация криптовалюты — 144,000 BTC, изъятые ФБР у основателя Silk Road Росса Ульбрихта в 2013 году. Тогда это сделало правительство США одним из крупнейших держателей биткоинов в мире. Меньшую часть биткоинов продали на 4 аукционах в 2014 и 2015 годах. Почти 30,000 BTC продали с аукциона в 2014 году известному венчурному капиталисту и крипто-энтузиасту Тиму Дрейперу за $18.74 миллиона ($120 миллионов сейчас), по $632 за одну монету. Дрейпер до сих пор не продал биткоины, отмечая, что не хочет торговать будущим за прошлое. Оставшиеся биткоины продали в сентябре 2017 года за $48 миллионов. Маршалы специально продавали биткоины партиями, чтобы избежать падения цены.

В мае того же года произошла крупнейшая конфискация криптовалюты. Полиция Болгарии совместно с Правоохранительным центром Юго-Восточной Европы (SELEC) задержала группу мошенников с 200,000 биткоинов на сумму $384 миллиона по тогдашнему курсу ($4.9 миллиарда на пике цен и $0.8 миллиарда сегодня). Однако с этой историей не все понятно: в мае 2017 года SELEC официально заявляла о конфискации биткоинов (при этом официальный пресс-релиз, на который ссылались СМИ, больше не доступен). А в декабре глава специальной прокуратуры Болгарии Иван Гешев говорил, что конфискации не было — подробности так и не прояснились. Возможно, что SELEC просто не получила доступ к закрытым ключам и ограничилась конфискацией серверов с монетами.

В мае 2018 года власти Баварии изъяли криптовалюту у платформы LuL.to, обвиненной в пиратстве. Полиция конфисковала 1312 BTC, 1399 BCH, 1312 BTG и 220 ETH, продав монеты на аукционе за $14 миллионов.

По данным The Block, с 2013 года общая сумма конфискованных в США биткоинов составила около 198,000 BTC — это 2.6% от всех монет в обороте. Сумма получена по меньше мере из 100 различных федеральных уголовных, гражданских и административных дел. Правительство США в настоящее время владеет как минимум 4100 BTC, но, вероятно, не более 10,000 BTC. Власти продали 98% изъятых биткоинов за $151 миллион, то есть в среднем по $780 каждый.

Всего же в мире насчитывается более 453,000 захваченных монет. 85.6% от этой суммы приходится на два крупнейших случая — Silk Road и SELEC.

Все публичные конфискации криптовалюты и аукционы по ее реализации на сумму более $500,000. Источник.

Как хранят конфискованные криптовалюты?

Предположительно, на собственных серверах и холодных кошельках, однако информации по этому вопросу на сегодня мало. Например, правительство Финляндии предписало хранить конфискованные криптовалюты не на биржах, а на холодных кошельках (неизвестно, как хранили монеты до этого) и рассматривать их как активы.

При этом в США прямо сейчас Служба маршалов ищет подрядчика, который занимался бы хранением и утилизацией крипто-активов, конфискованных в рамках расследований USMS. Подрядчику придется заниматься бухгалтерским учетом, управлением клиентами, аудитом, созданием кошельков и прочими задачами, связанными с ликвидацией конфискованных цифровых активов. Он должен иметь возможность работать без ограничений по срокам и объемам с любыми монетами и обменивать их на фиатные средства, обладать процедурами для обмена на фиат. Если маршалы найдут подходящую фирму, аукционы по продаже, скорее всего, будут проводиться более регулярно.

Неясно, как хранят конфискованную крипту в других странах, но известно, что ее тоже выставляют на аукцион.

Как устроены криптовалютные аукционы?

Конфискованные криптовалюты продают на аукционах. Первой так стала поступать Служба федеральных маршалов США (USMS) и Министерство юстиции США. Американский опыт переняли и другие страны: аукционы проходили в Германии, Великобритании, Южной Корее, Израиле, Италии, Австралии, Болгарии, Финляндии и Испании.

Служба маршалов США — старейший правоохранительный орган в стране, отвечающий за утилизацию предметов, изъятых федеральными правоохранительными органами. Яхты, автомобили, часы, украшения и другой конфискат — все доступно на открытых аукционах ведомства. За последние несколько лет агентство провело около десяти аукционов по продаже биткоина. Такие аукционы — хорошая возможность для крупных покупателей получить биткоин с отличной скидкой.

Объявление об аукционе по продаже 3813 BTC Службой маршалов в январе 2018 года. Источник.

В США участники торгов должны зарегистрироваться в USMS по электронной почте, внести депозит в размере $200,000, а регистрацию должен одобрить офис маршалов США. Лоты разбивают на несколько частей, участники аукциона могут участвовать в торгах по одному или нескольким из этих блоков, но не могут просматривать чужие ставки или изменять собственные. Участвовать в торгах могут и иностранцы, но все платежи должны производиться с банковского счета в США.

Wilsons Auctions — крупнейшая аукционная компания в Великобритании и Ирландии — предлагает «правительственным и правоохранительным органам по всему миру безопасное решение постоянно растущей проблемы захваченных криптовалют» в Великобритании, Ирландии, Бельгии, Мальте, балканских странах, Нигерии и Малайзии. В марте 2019 года их аукцион по продаже конфискованной бельгийскими властями криптовалюты, привлек участников из 110 стран мира, которые выкупили монеты за $420,000. Кстати, ликвидация конфискованных крипто-активов потребовала, чтобы Бельгия сначала внедрила законы, регулирующие их, как в случае с традиционной финансовой индустрией. Бельгийский правительственный контракт позволил Wilsons Auctions расширить свое предложение криптовалюты и «устранить риски, которые могут быть связаны с торговлей на нерегулируемых биржах виртуальной валюты».

Куда уходят средства, полученные от продажи конфискованных криптовалют

Доходы от продажи криптовалют с аукционом обычно возвращаются в различные государственные органы, помогающие бороться с преступностью, или переводятся жертвам преступлений.

Однако в данном вопросе действия властей часто непрозрачны. Например, власти США подробно отчитываются о конфискации монет на сайте Министерства юстиции. Но между датой изъятия и ее появлением в отчете часто проходит много времени, а сами отчеты не архивируются в интернете: каждый день, когда появляется новый, старый уходит. Поэтому отследить, сколько имущества было арестовано и сколько продано, можно только через прессу и следя за аукционами.

Отслеживая реестр судебных записей и уведомлений о конфискации крипты, Fortune обнаружила несколько случаев, когда конфискация монет была задокументирована, а продажа — нет, а также оценку конфискованных средств в $0 вместо реальной стоимости. Некоторые из этих монет все еще могут быть доказательствами в делах, но поскольку Служба маршалов не комментирует свои внутренние процессы, непонятно, есть ли веская причина того, что судьба монет до сих пор не известна. Также до сих пор ни у кого нет информации о 100,000 BTC, изъятых властями США в феврале 2018 года в Таиланде у россиянина Сергея Медведева, подозреваемого в организации даркнет-площадки Infraud. Монеты все еще не проданы и про них ничего не слышно.

Как у нас: будут законы — будут и аукционы

До сих пор в российской юрисдикции нет четкого определения криптовалют — имущество, актив или средство платежа — и, соответственно, нет механизма регулирования. Поэтому пока при конфискации криптовалют (а такие случаи уже были), она хранится у правоохранительных органов. Также никак не определены лица, ответственные за хранение и продажу конфискованной криптовалюты.

Судя по черновику законопроекта «О цифровых финансовых активах», криптовалюты будут расцениваться как «иное имущество». «Если в окончательном, третьем чтении, коины и токены действительно будут приравнены к имуществу, то возможна продажа криптовалют через аукционы. Ведь сейчас в РФ есть такая практика с другим конфискованным имуществом. Пока же при конфискации криптовалюта хранится у правоохранительных органов (холодные кошельки, компьютеры с паролями от кошельков и так далее)», — заметил Андрей Пешков, CEO «USDX Wallet».

Схожего мнения придерживается и Виктор Першиков, ведущий аналитик крипто-корпорации MINE: «В России задачу проведения таких аукционов могло бы взять на себя Росимущество, которое давно занимается реализацией имущества должников и конфиската. Но у чиновников для этого пока нет ни инструментария, ни, кажется, даже желания, а их ведомство дискредитировало себя рядом скандалов».

Екатерина Малярова, кандидат юридических наук, преподаватель программы дополнительного образования BCL, также считает, что ответственность за хранение конфискованной криптовалюты целесообразно делегировать Росимуществу: «При этом, учитывая специфические характеристики криптовалюты, необходимо детально проработать порядок ее хранения. Очевидно, размещать конфискованную криптовалюту на криптовалютных биржах недопустимо. Для этих целей целесообразно создание специального холодного хранилища без активного веб-соединения. В свою очередь, наиболее приемлемым, в данном случае, и уже используемым в ряде юрисдикций, способом продажи конфискованной криптовалюты является аукцион».

Таким образом, будут законы — будут и аукционы. До этого времени судьба конфискованных криптовалют туманна.