Возникает ощущение, что в последнее время мировые Центробанки обезумели от идеи создания собственных криптовалют (CBDC). О них говорят почти все: Соединенные Штаты, страны Европы, государства БРИКС, правительство Поднебесной. Массовая активность регуляторов проявилась в свете анонса Libra от Facebook. Понимая, что монета Цукерберга может пошатнуть гегемонию традиционных валют, мировые власти значительно ускорились в создании собственных альтернатив. Китай и Франция впереди планеты всей: китайцы еще летом сообщили о приближающемся запуске монеты, а французы обещают начать тесты национальной криптовалюты уже в первом квартале 2020 года. Вот только по сведениям The Financial Times, все это лишь блеф, а слова руководителей Центробанков направлены совсем в иное русло. Мировые власти не хотят создавать CBDC, они преследуют другие цели. Какие именно — читайте в материале DeCenter.

Истоки

Сегодняшние криптовалюты разительно отличаются от криптовалют пяти- или десятилетней давности. Мы говорим в первую очередь не о технологическом прогрессе, напротив — вышедший в 2015 году Ethereum оказался гораздо более серьезным скачком в технологическом плане, нежели готовящиеся сегодня Libra или Venus. Речь идет об отношении со стороны общества. Еще пять-десять лет назад подавляющее большинство вообще не знало о существовании криптовалют, не говоря уже о том, что они собой представляют. Регуляторы, власти и частные банки то и дело сравнивали биткоин и другие монеты с тюльпанной лихорадкой, накладывая на цифровые деньги клеймо ничего не значащих пузырей, которые вот-вот лопнут и не оставят следа в истории.

Время шло. Криптовалюты вопреки негативным прогнозам все же закрепились на рынке. В них стали вкладывать деньги крупные институциональные инвесторы, а мировые компании начали использовать блокчейн-технологию в работе. В сердцах миллениалов, которые уже через десять лет станут богатейшим поколением в истории США, криптовалюты заняли особое место. Видя, как мир постепенно принимает сторону цифровых активов, властям и госбанкам не остается ничего другого, кроме как попытаться использовать это себе на пользу. Но есть загвоздка — по своей природе цифровые деньги созданы с целью изменить всю финансовую систему, у руля которой как раз стоят власти и банки. И они радикальных изменений совсем не хотят.

Новость о запуске стейблкоина Libra от Facebook — одной из богатейших компаний мира с аудиторией в 2.4 млрд человек — свалилась на регуляторов как снег на голову. Банк Международных Расчетов (BIS), Совет по финансовой стабильности (FSB) и Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) тут же увидели в этом угрозу мировой экономике, и власти европейских стран приняли решение не допустить выход Libra и других корпоративных стейблкоинов на рынок Евросоюза.

Центробанки опасаются отмывания денег, финансирования терроризма, отсутствия защиты клиентов и рисков потери конфиденциальности данных. Однако больше всего они боятся лишиться возможности единолично контролировать поставки денег в экономику, ведь в случае успеха стейблкоинов бразды правлениями финансами перейдут в руки частных компаний.

Действительно, сложно представить, что Центробанки в здравом уме распахнут двери подобным цифровым активам. Но как быть с тем, что помимо всех негативных моментов та же Libra обеспечила бы быстрые и дешевые финансовые транзакции между миллиардами людей по всей планете? Ведь это то, чего хотят все в современном мире. И то, от чего не отказались бы сами Центробанки, вынужденно сотрудничающие с частными финансовыми институтами, которые в состоянии обеспечить лишь медленные и дорогие трансграничные переводы. Тут-то и приходят на помощь CBDC — цифровые валюты от центральных банков, этакие государственные альтернативы Libra. В теории они способны обеспечить те же преимущества, что и Libra, но при этом оставить за Центробанками единоличное право эмитировать деньги.

Корень блефа

Один из директоров Европейского центрального банка (ЕЦБ) Бенуа Кере, ответственный за регулирование стейблкоинов в странах Большой семерки (G7), сравнил Libra со «‎слоном в песочнице». Криптовалюта от Цукерберга невероятно масштабна, и анонс ее запуска заставил власти и регуляторов шевелиться куда активнее. Но если вдумчиво слушать их заявления, то они оказываются очень противоречивыми и нарушают целостность всей картины. Дело в том, что представители закона подчеркивают необходимость создания государственных криптовалют, а также важность действовать как можно быстрее, но при этом они как бы особо и не торопятся. Есть вероятность, что все их разговоры — это не более чем большой и тщательно продуманный блеф.

Для наглядности давайте посмотрим на слова Кристин Лагард. Экс-директор-распорядитель МВФ и новый председатель ЕЦБ на прошлой неделе в очередной раз отметила важность создания CBDC, но при этом назвала это «‎областью, в которой следует спешить медленно». Она подчеркнула, что спрос действительно есть, равно как и способ его реализации, однако отметила необходимость действовать не торопясь и максимально аккуратно. Причина — высочайшая ответственность, подразумевающая риски для денежной системы и финансовой стабильности во всем мире.

Выступая перед Европарламентом и армией журналистов, Кристин Лагард сделала еще несколько не менее интересных заявлений, намеренно раз за разом акцентируя внимание на CBDC. Политик сообщила, что в данный момент ЕЦБ совместно с Банком Японии активно работает над Stella — исследовательским проектом, изучающим потенциал цифровых валют. Далее она отметила, что отдельные государства уже довольно далеко продвинулись в этом вопросе, а некоторые из них совсем близки к запуску своих монет — это Народный банк Китая, а также Центробанки Швейцарии и Швеции.

На этом представитель главного банка Европы не остановилась, упомянув также плюсы введения цифрового евро для массового потребителя. По ее словам, благодаря блокчейн-технологии каждый гражданин еврозоны получит доступ к личному счету прямо в ЕЦБ и сможет «‎использовать деньги центрального банка в своих ежедневных операциях». Таким образом в своем выступлении Лагард очень толсто намекнула, что введение единой криптовалюты для еврозоны попросту избавит от необходимости пользоваться банками-посредниками. Отсюда и идет корень блефа, потому что основная цель европейских регуляторов — это не создание монеты, а манипуляция частными финансовыми институтами.

Другие противоречивые заявления

В подтверждение этой теории стоит взглянуть на пару других заявлений регуляторов. Начнем со слов Марка Карни — председателя Банка Англии. Глава британского Центробанка не раз отмечал необходимость разработки собственной криптовалюты. В августе финансист подчеркнул, что если сеть Центробанков выпустит свою монету, то это улучшит далекие от совершенства международные переводы и потенциально сможет остановить доминирование американского доллара в этой сфере. Несомненно, его слова, подобно речи Кристин Лагард, оказывают сильное давление на частные банки.

Далее пройдемся по словам Бенуа Кере. Напомним, что Кере — лицо, ответственное за регулирование стейблкоинов в Европе. В конце ноября он, как и его коллеги, высказался о необходимости запуска цифровых денег от регуляторов, но в то же время дал очень высокую оценку другому решению — частной программе под кодовым названием «‎PEPSI». Конечно, она никак не связана с именитыми производителями газировки и расшифровывается как «‎Pan European Payment System Initiative». Это инициатива 20 крупных банков еврозоны, куда входят гиганты BNP Paribas и Deutsche Bank. Их цель — разработать совершенно новый цифровой платежный сервис, обеспечивающий мгновенные и недорогие транзакции по всей Европе. PEPSI — это европейский конкурент американскому ApplePay и китайскому Alipay.

Однако зачем нужен этот сервис, если Центробанки запустят собственную криптовалюту, которая сделает его, по сути, бессмысленным? Зачем Бенуа Кере высоко оценивает инициативу, если пять минут назад он говорил о перспективах эмиссии главным европейским банком собственного коина? Тут на сцену выходит еще одно противоречие. Оказывается, что перспективные разработки центральных банков «‎не должны препятствовать или вытеснять решения частного рынка для быстрых и эффективных розничных платежей в зоне евро». Именно такими словами Бенуа Кере объяснил текущую позицию Европы, в очередной раз намекнув, что банкам нужно стать лучше.

Чего на самом деле хотят Центробанки

Неустанные речи Кристин Лагард, Бенуа Кере, Марка Карни и других политиков о необходимости запуска CBDC звучат на языке коммерческих банков иначе. Это мы с вами расцениваем подобные заявления как новый виток развития крипто-индустрии. Банки же толкуют их так: «‎Вы нам скоро будете не нужны», «‎Мы делаем вам замену», «‎Мы предложим более выгодное решение» и так далее. Слушая подобные заявления представителей власти, банкиры рисуют в голове огромный знак «‎опасность», мигающий ярко-красным цветом и сопровождающийся гулом сирен.

Эта картина приводит их в беспокойство, ведь даже если потребители не станут массово переходить на европейскую криптовалюту, то в случае финансового кризиса (или даже намеков на него) они сделают это всенепременно, оставив коммерческие банки у разбитого корыта. Вспомните кризис 2008 года, когда люди в панике переводили свои активы из более слабых финансовых институтов в более сильные. Даже крупный Northern Rock, который в лучшие времена хранил 24 млрд фунтов стерлингов, не смог пережить последствия тогдашнего кризиса. А что будет, если у граждан появится альтернатива — возможность перевести свои средства не на счета крупнейших частных банков, а прямиком в центральный банк — место, которое уж точно надежнее частных финансовых корпораций.

Вчитываясь в слова регуляторов, несложно сделать вывод, что они находятся в замешательстве. С одной стороны, они открыто заявляют о важности создания цифровых денег, раз за разом отмечая их эффективность как быстрого и дешевого способа трансграничных платежей. С другой — не особо спешат что-либо реально предпринимать, с радостью цепляясь за возможность уступить дорогу альтернативным решениям частных банков.

Эту информацию также подтвердили инсайдеры The Financial Times, имеющие непосредственное отношение к деятельности ЕЦБ. Источники сообщили, что, несмотря на уже почти год активных заявлений о необходимости создать собственную криптовалюту, у ЕЦБ нет даже лаборатории, работающей над цифровым евро. Более того, в ближайшее время они не планируют ее открывать.

Скорее всего, основная часть слов представителей ЕЦБ и партнеров — это просто блеф с целью оказать давление на частные банки и подтолкнуть их к улучшению неэффективного, дорогостоящего и трудозатратного процесса трансграничных финансовых переводов. Говоря о важности разработки криптовалют, регуляторы по всему миру надеются, что им все же не придется их разрабатывать. Они верят и ждут, что приватные банки сделают всю работу за них (возможно, без криптовалют), одновременно доказав, что подобное технологическое новшество не нужно. А без прямой необходимости его все равно никто вводить не будет.

А как думаете вы, Центробанки блефуют либо же действительно решительно настроены на введение собственных криптовалют? Пишите свои мнения в комментариях!