В январе президент США Дональд Трамп призвал ужесточить экономические санкции против Ирана на фоне обострения конфликта между этими двумя странами. Давление со стороны Америки сказывается на экономике бывшей Персии уже более 40 лет, начиная с Исламской революции в 1979 году. Но, похоже, что в 2020 иранцы нашли способ свести воздействие многих ограничений на нет. В конце января журналисты арабского международного издания Asharq Al-Awsat поведали миру о новой биткоин-стратегии Ирана, главная цель которой — обойти международные санкции. При этом возможность разобраться с экономическими ограничениями с помощью цифровых денег интересует не только Иран, но и ряд других государств. Почему в криптовалютах видят спасение от санкций? Какую роль в этом сыграют CBDC? А также как регуляторы, накладывающие экономические санкции, реагируют на новое движение? Все ответы, как всегда, в материале DeCenter.

Пример Ирана и США

Санкции, которые накладываются на страны, могут отличаться по уровню тяжести и сфере воздействия, но их объединяет одно — они в большей или меньшей степени негативно сказываются на местной экономике. Поэтому вполне разумно, что многие хотели бы от них избавиться. Тем более что некоторые государства, такие как Иран, переживают их очень болезненно. По данным журналистов Asharq Al-Awsat, лишь за последние два года под воздействием американских санкций иранская экономика просела на 1020%.

Пример Ирана на сегодня не просто самый актуальный. Он еще и прекрасно иллюстрирует степень тяжести санкций и то, как криптовалюты помогают их обойти. В рамках введенных США ограничений ни одной американской компании (в том числе банкам) не разрешается вести дела с иранскими партнерами. Это фактически обрезает торговую силу Ирана, потому что страна теряет возможности заключать выгодные соглашения со множеством крупнейших мировых корпораций. Данная ситуация особенно критична, если учитывать, сколько Иран мог бы заработать на торговле нефтью в США (просто взгляните на ОАЭ).

Вторая по важности экономическая ноша, давящая на плечи иранцев — запрет на использование долларов и отключение от международной системы SWIFT. Для сделок внутри страны такое ограничение бесполезно и бьет по государству примерно так же, как об стенку горох. Однако оно серьезно усложняет внешнюю торговлю, потому что любая иранская международная компания вынуждена полагаться на альтернативные валюты. Это касается абсолютно всех сделок с зарубежными фирмами, подавляющее большинство которых использует при ведении международного бизнеса именно доллар. Лишь малая часть полагается на евро и уж тем более вряд ли кто-то из больших компаний захочет проводить сделки, используя слабый и нестабильный иранский риал.

Естественно, что давление на внешнюю политику Ирана негативно сказывается и на его внутреннем состоянии. В такой ситуации биткоин для страны становится своего рода мессией, потому что с его помощью можно обходить правовые барьеры и вести международную торговлю за пределами традиционной банковской системы. Наглядный пример: используя биткоин, можно заключать сделки с зарубежными компаниями, в том числе американскими (негласно), и продавать им ту же нефть.

Биткоин используют не только правительства, но и рядовые граждане. Криптовалюта для них является чуть ли не единственной возможностью отправить перевод за границу и сохранить средства при высокой инфляции и девальвации нацвалюты.

При этом иранцы рассматривают биткоин не только как платежный инструмент, но и как источник получения дохода. Речь идет о банальном майнинге, который очень масштабно развернулся на фоне дешевой иранской электроэнергии и постоянной девальвации риала.

Издание Asharq Al-Awsat приводит данные 2019 года:

 В прошлом году было опрошено 1650 иранцев, использующих биткоин.

 Оказалось, что 25% из них зарабатывают на криптовалютах от $500 до $3000 в месяц, в том числе на майнинге.

Изначально идея майнинга не особо нравилась правительству, предпочитающему наказывать местных за злоупотребление дешевой электроэнергией. Однако в августе 2019 майнинг в стране был признан легальным сектором экономики. С тех пор регуляторы выдали местным предпринимателям более тысячи лицензий на легальную добычу биткоинов. При этом сегодня власти Ирана сами добывают криптовалюту и используют полученные коины для финансирования государства и совершения торговых сделок в обход санкций.

Криптовалюты как спасение от санкций

Пример Ирана далеко не единственный, когда речь заходит об использовании цифровых денег с целью так или иначе обойти санкции. Например:

 В конце 2018 правительство Венесуэлы запустило собственную цифровую монету Petro. Технически это всего лишь очередной ERC20 токен на базе Ethereum. Но практически это инструмент для заключения международных сделок в обход санкций, наложенных американским правительством. При запуске национальной криптовалюты президент Николас Мадуро прямо заявлял, что Petro поможет стране «преодолеть финансовую блокаду». Нельзя сказать, что инициатива венесуэльцев добилась успеха на международном уровне, впрочем, уже сама идея — «тревожный звоночек» для мировых санкций.

 В ноябре 2019 страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) высказали заинтересованность в создании единой криптовалюты для торговых расчетов между участниками союза. Это некий аналог SWIFT, главная цель которого — защититься от санкций, чтобы избежать ситуаций, как в Иране. Подобный вопрос стоит особенно остро для Китая, который ведет торговую войну с США и рискует нарваться на серьезные экономические меры со стороны Вашингтона, а также для России, находящейся под растущим давлением мировых регуляторов.

 Два месяца назад американские правоохранительные органы арестовали разработчика Ethereum Вирджила Гриффита за пособничество властям КНДР в вопросе обхода санкций. ФБР утверждает, что Гриффит посетил местную блокчейн-конференцию и рассказал о вариантах использования криптовалют для незаконных международных платежей. В первую очередь власти США опасаются, что северокорейцы используют знания для финансирования программы по созданию ядерного оружия.

 Несколько дней назад популярный криптокошелек Blockchain.com (бывший Blockchain.info) добавил возможность быстрой конвертации турецкой лиры в BTC и наоборот. Турки заинтересованы в диверсификации своих сбережений, поскольку национальная валюта испытывает серьезные проблемы и сегодня оценивается всего в 20% от стоимости в 2008 году. Во многом за свои проблемы лира должна «благодарить» американские санкции, наложенные на Турцию за ее роль в ситуации с Сирией. И пускай в октябре они были отменены, сенат США в декабре призвал Трампа применить новые экономические ограничения в ответ на то, что Турция состоит в НАТО и не чурается покупок российских оборонительных систем. На фоне этих проблем иностранные банки постепенно прекращают свою деятельность в стране, усугубляя незавидное положение турков. Тем временем уже четверть граждан активно использует биткоины и защищается таким образом от последствий санкций. В попытках спасти экономику турецкое правительство всерьез рассматривает использование национальных цифровых валют.

Интересно, что с помощью криптовалют можно обойти не только международные, но и внутренние корпоративные санкции практически в любой стране мира. Речь идет о самых обычных государственных запретах на какой-либо продукт или услугу. Дело в том, что практически во всех странах мира такие ограничения предполагают легальный бэкдор для рядовых граждан, потому что уголовная ответственность распространяется только на поставщиков услуг, но не на потребителей.

Поясним на примере Норвегии. Государство официально поставило под запрет сектор гемблинга. По закону почти все, что хотя бы отдаленно напоминает азартные ставки — запрещено. Тем не менее растущее число новых онлайн-казино говорит о том, что запрет не работает. Почему так? Потому что местные игровые платформы управляются анонимно, используют продвинутые меры защиты и внедряют систему криптоплатежей. В результате у властей чисто технически не получается отследить владельцев и закрыть незаконные сайты. Но самое главное, что норвежцы спокойно делают ставки на цифровые деньги, не опасаясь гнева регуляторов и каких-либо юридических последствий. Просто потому, что в законе говорится, что потребитель не виноват.

CBDC как эволюция обхода санкций

Однако главным боссом в вопросе обхода санкций могут стать CBDC — цифровые валюты, эмитируемые центральными банками. На фоне попыток Facebook запустить Libra (которую тоже теоретически можно использовать для обхода санкций) шумиха вокруг криптовалют от центробанков значительно усилилась. Есть мнение, что это всего лишь блеф, но недавно заключенный блокчейн-союз ведущих центробанков во главе с BIS, сформированный с целью изучения возможностей CBDC, все же подтверждает серьезность их намерений.

Прелесть CBDC-монет в том, что с их помощью можно проводить легальные транзакции, минуя банки и не используя доллар, что делает санкции бессильными и бессмысленными. Более того, национальные криптовалюты предполагают работу на частном блокчейне, который в отличие от биткоина невозможно отследить за пределами конкретных стран. Таким образом CBDC позволяют выйти за рамки нынешней глобальной финансовой архитектуры под руководством США.

Возьмем для примера тот же Иран. Использовать биткоины на самом деле не так-то просто на фоне того, что с конца прошлого года власти всего мира начали серьезно усиливать процесс регулирования криптобирж, ужесточая политику KYC/AML. Поэтому анонимно покупать и обналичивать криптовалюту становится гораздо сложнее, что вставляет палки в колеса не только Ирану, но и всем партнерам, торгующим с ним за биткоин. Видя это, Тегеран ускорил разработку анонсированной еще в 2018 году национальной криптовалюты и призвал другие страны последовать его примеру.

Интересно, но Ирану, по сути, даже не нужно создавать национальную криптовалюту, чтобы использовать преимущества CBDC. Достаточно научиться работать с монетами других государств. Массовое появление национальных коинов широко распахнет двери Ирану в мир международной торговли. Страны, которые все еще открыты для сотрудничества с ним, могут легко исследовать пути, используя такие суверенные монеты.

Ближе всего к созданию национального коина Китай — сверхдержава, которая, несмотря на коронавирус и любые ненастья, остается второй по силе экономикой мира и, согласно прогнозу PricewaterhouseCoopers (PwC), к 2050 году займет лидирующую позицию. Китайцы уже подвергались некоторым американским санкциям, которые, впрочем, не нанесли никакого ущерба экономике. КНР явно не хочет удовлетворять требования Вашингтона и предпочитает идти по пути внедрения CBDC, чтобы избежать не только нынешних, но и любых других санкций, которые могут появиться в будущем.

Хорошо это или плохо

Все вышеописанное вырисовывается в достаточно противоречивую картину:

 С одной стороны, крипто-энтузиасты по всему миру должны гордиться тем, что блокчейн-технология оказалась настолько мощной и эффективной, что целые страны рассматривают криптовалюты как способ дать отпор санкциям. Таким образом государства могут обрести долгожданную свободу и вести ту политику, которую считают нужным.

 С другой стороны, санкции вводят не просто так. Для одних стран — это спасение, а для других — проблемы. В сегодняшней экономике и политике санкции играют важную роль. В этом аспекте Штаты рассматривают криптовалюты как угрозу национальной безопасности, поэтому с каждым годом все туже закручивают гайки криптопроектам и затягивают удавку на шее криптобирж.

Блокчейн-эксперт Forbes Джейсон Бретт, бывший представитель американской Федеральной корпорации по страхованию вкладов (FDIC), считает, что американские власти запутались и остро нуждаются в помощи представителей крипто-индустрии. Талантливые блокчейн-специалисты могли бы посодействовать в разработке экономических санкций, эффективных в мире криптовалют. Но до тех пор, считает эксперт, политика американцев в отношении цифровых денег останется достаточно агрессивной, и в своих попытках обуздать технологию они будут сдерживать ее рост.