23 июля Центральный банк (ЦБ) Литвы начнет предварительную продажу национальных криптовалют (CBDC), которые носят название LBCOIN. 2 июля об этом впервые сообщило новостное агентство Reuters. LBCOIN — первая CBDC, которая поступит в продажу на территории Евросоюза. Как устроен новый цифровой актив и как развивается мировая экосистема различных CBDC — разбирается DeCenter.

По данным Reuters, ЦБ Литвы в общей сложности выпустит 24 000 цифровых токенов на базе блокчейна NEM. На новых токенах будут размещены портреты 20 человек, подписавших Декларацию о независимости Литвы в 1918 году. Эти исторические фигуры будут разделены на шесть категорий, каждой из которых будет присвоен свой токен: священники, президенты, дипломаты, промышленники, ученые, а также государственные служащие.

То, что блокчейн NEM будет задействован в обращении LBCOIN, подтвердил DeCenter аналитик BuyShares из Литвы, Джастинас Балтрусайтис.

Необходимость запуска CBDC

Заместитель главы правления Банка Литвы Мариус Юргилас в интервью Reuters подчеркнул, что в его ведомстве «поняли, что существует риск того, что рано или поздно кто-то займет лидирующее место в вопросе [запуска национальной цифровой валюты]». Представитель финансового регулятора страны также признался в том, что в Литве растет спрос на цифровые способы расчетов, и что Центробанк не может не реагировать на это.

Юргилас отметил, что LBCOIN во многом похож на CBDC и поможет Литве занять ведущее место в разработке цифровых фиатных валют. Во время предпродажи ее участники смогут покупать по шесть токенов LBCOIN за €99. Регулятор ожидает, что пользователи начнут приобретать и продавать токены разных категорий, чтобы в итоге собрать определенный набор из LBCOIN. Этот набор впоследствии можно будет обменять на физическую серебряную монету Центробанка номиналом €19.18. По сути, речь идет о нумизматическом рынке, на базе которого ЦБ Литвы протестирует процесс купли-продажи национальных цифровых валют.

LBCOIN будут торговаться как на блокчейне ЦБ, так и на частных децентрализованных распределенных реестрах. Как отметил Юргилас, такое прямое взаимодействие владельца токенов LBCOIN с центральным банком страны может стать прототипом того, как будут работать в будущем цифровые финансы на блокчейне.

Еврозона в ожидании своей CBDC

Выход Банка Литвы на рынок CBDC свидетельствует о том, что между центральными банками мира нарастает конкуренция. Финансовый регулятор Литвы не может в рамках взятых обязательств 19 стран еврозоны ввести собственную национальную монету вместо евро. Однако дискуссии относительно того, насколько эффективно европейская валюта способствует развитию экономик стран объединения, продолжаются, и вместе с последствиями пандемии коронавируса могут приобрести новую актуальность. Одновременно с этим растет спрос и на запуск цифрового евро — именно об этом говорится в заявлении Банковской ассоциации Италии (ABI).

Более того, 26 ноября 2019 года Бенуа Кур из Правления Европейского центрального банка (ЕЦБ) дал ясно понять, что евро в нынешнем виде не решает ключевые проблемы, связанные с низкой эффективностью трансграничных платежей. По мнению Кура, у ЕЦБ сейчас небольшой выбор: либо регулятор начнет запускать цифровой евро, либо его место займут глобальные стейблкоины. Тогда речь шла прежде всего о проекте Libra от Facebook.

Кроме того, сейчас стало понятно, что цифровой юань (проект Народного банка Китая) находится в одном шаге от запуска и уже проходит тестовые испытания в четырех городах Китая (Шэньчжэнь, Сучжоу, Сюнган и Чэнду). Но и цифровой юань — это лишь часть общего процесса развития экосистемы государственных цифровых валют.

Как говорилось выше, власти Китая уже разрабатывают проект регионального стейблкоина, который будет запущен на базе четырех фиатных валют (китайского юаня, японской иены, южнокорейского вона и гонконгского доллара) и, соответственно, будет функционировать в экономиках как минимум четырех стран.

Две стадии развития мировой CBDC-экосистемы

Природа цифровых валют (как частных, так и CBDC) предполагает то, что среда их обращения потенциально может быть везде, где есть доступ к интернету. Однако это, конечно, создает правовые коллизии, а также поднимает вопрос о том, как будут реагировать различные финансовые регуляторы на то, что в экономике их страны обращаются национальные цифровые валюты. Поэтому в сложившейся ситуации единственным эффективным способом взаимодействия регуляторов во время фундаментальных изменений мировой финансовой системы станет запуск собственной СBDC.

Неудивительно, что 16 июня Валютное управление Сингапура (аналог центрального банка в этой стране) принялрешение о начале работы над собственной CBDC. И это тренд: в апреле шесть крупных центробанков также объявили о совместной работе по изучению и отбору проектов по запуску CBDC. Рави Менон, управляющий директор Валютного управления Сингапура, подчеркнул, что CBDC — это «горячая тема», а властям стран и различным частным проектам необходимо сотрудничать при запуске национальных и глобальных стейблкоинов.

Такой же вывод можно сделать и из недавнего исследованияКоролевского банка Швеции: регулятор честно признается, что затраты на создание инфраструктуры для обращения цифровой кроны пока выглядят слишком большими. В результате развитие рынка CBDC может пройти две стадии:

 На первой — ряд центральных банков запускают свои CBDC, которые в итоге будут обращаться в экономиках других стран;

 На второй — в ходе конкуренции между различными CBDC и частными стейблкоинами либо стихийно возникнет рыночный лидер, либо по инициативе Банка международных расчетов (BIS) будет создана «супер-CBDC», которая будет обращаться как минимум среди 47 экономик, чьи центральные банки подчиняются BIS.

Доллар США под давлением CBDC

Все проекты государственных CBDC в итоге выглядят как глобальные, то есть способные выйти за рамки национальных экономик. И поэтому они создают риски для статуса доллара США как краеугольного камня мировой финансовой системы, существовавшей без изменения с момента окончания Второй мировой войны.

Так, экс-руководитель Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) Кристофер Джанкарло еще в январе этого года во время выступления на WEF говорил, что США нужна своя CBDC, так как цифровой юань способен сместить доллар США с его лидирующих позиций в мировой экономике. Но что мы видим?

28 июня Национальный банк Камбоджи обнародовал white paper CBDC Bakong, раскрыв планы по запуску цифровой валюты на блокчейне, чтобы уменьшить затраты на транзакции, повысить надежность и скорость финансовых сделок. Это уже стандартные причины для запуска CBDC, но не менее классическими становится заявления наподобие тех, что сделала глава камбоджийского регулятора Сири Чеа. Эксперт уверена, что CBDC Bakong позволит вытеснить доллар США как из внутренней экономики Камбоджи, так и из экономических отношений страны с другими государствами. Кроме того, CBDC Bakong должен заменить доллар США в денежных трансграничных переводах, направленных в экономику Камбоджи иммигрировавшими гражданами страны.

Это еще одна CBDC наряду с цифровым юанем, которая ориентирована на то, чтобы де-факто создать трудности для доллара США за счет снижения спроса на эту валюту. Не стоит забывать и о нынешней политике Федеральной Резервной Системы США, которая осуществляет рискованную «безграничную» эмиссию американской денежной единицы.

Аналогичную позицию в отношении доллара США занимают власти Венесуэлы, которые запустили криптовалюту El Petro и все больше переводят на нее расчеты и платежи внутри страны. Власти также обязали главную нефтяную корпорацию страны PDVSA продавать сырье на импорт именно за национальную криптовалюту Petro.

Цифровая и блокчейн-трансформация уже началась

Нет сомнения, что будет появляться все больше CBDC, тем более что Банк международных расчетов в своем недавнем отчете порекомендовал центральным банкам мира заняться вопросом выпуска таких цифровых активов.

В результате 18 июня Банк Таиланда объявил о том, что создал блокчейн-инфраструктуру для своей CBDC. Регулятор начинает постепенно запускать национальную криптовалюту в массовое обращение, начав с расчетов между ключевым поставщиком строительных материалов в стране и его подрядчиками.

Недавно похожее заявление сделали и специалисты Банка Канады, которые раскрыли, что работают над созданием приложения, с помощью которого любой желающий сможет рассчитываться будущим цифровым канадским долларом. А легкость использования новой валюты должна быть ровно такой же, как у фиатного аналога.

8 июня Банк Ганы сообщил, что продолжает работать над пилотным проектом собственной криптовалюты. Причем Центральный банк явно спешит, так как пока что в стране нет действующего крипторегулирования. Информацию об этом подтвердили DeCenter в Офисе финансовых технологий при Банке Ганы.

О возможности запуска CBDC размышляюти в Центробанке Японии. Причем, если ранее такая опция считалась невостребованной, то сегодня аналитики уже проводят анализ необходимых для запуска технических параметров, а также прорабатывают возможное применение технологии распределенного реестра. О разработке правовых норм, регулирующих CBDC, объявилив Банке Кореи.

Интересно, что при сложившейся ситуации финансовые власти США явно не торопятся вступать в борьбу за лидерство в вопросе запуска CBDC. 17 июня глава ФРС США Джером Пауэлл на слушаниях на заседании Комитета по финансовым услугам Палаты представителей заявил, что ему «все еще нужно разобраться в устройстве цифровой валюты», но он точно понимает, что при любой трансформации мировой финансовой системы лидерская позиция за долларом США должна быть сохранена. 30 июня слушания, организованные Комитетом по банковской деятельности и градостроительству Сената, были целиком посвящены теме «Цифровизация денег и платежей», но также закончились общими заявлениями о том, что «США нужны инновации».

И ведь что любопытно: роль цифрового доллара уже берут на себя во все большем масштабе долларовые стейблкоины. Так, эмиссия самого популярного, Tether (USDT), в этом месяце увеличилась до $9.1 млрд, а сам стейблкоин вошел в тройку самых крупных по капитализации криптовалют мира. По итогам июня оборот всех стейблкоинов в мире достиг исторического максимума в $54.9 млрд, увеличившись по сравнению с маем на 14%.

И пока Вашингтон медлит с очевидным шагом — запуском собственной CBDC — это не может принципиально изменить процесс трансформации мировой финансовой системы, которая движется в сторону все большей интеграции цифровых валют на блокчейне.