Комиссар Комиссии по торговле товарными фьючерсами Брайан Квинтенц выступил с речью о регулировании интеллектуальных контрактов на Неделе технологий GITEX в Дубаи. Он признал, что в сфере смарт-контрактов по-прежнему остается много проблем, которые нужно решить, и в связи с этим участникам рынка вряд ли удастся избежать контроля со стороны CFTC.

Комиссар Квинтенц пояснил, что первым шагом, который должен предпринять CFTC при рассмотрении смарт-контракта, является понимание основного характера контракта и того, входит ли он в юрисдикцию CFTC. Например, является ли контракт товаром, который должен торговаться на бирже? Выполняет ли сам протокол функцию обмена, что может повлечь за собой требование регистрации? Хотя ответы будут, разумеется, разными для каждого смарт-контракта, Комиссар Квинтенц дал понять, что существующие правила CFTC могут и должны применяться к таким контрактам, когда это необходимо.

По мнению Брайана Квинтенца основной задачей Комиссии на данный момент является определение круга лиц, несущих ответственность за законность функционирования блокчейна и смарт-контрактов. Поскольку инновационная технология основана на отсутствии всяческих посредников, которые в традиционных моделях ответственны за соблюдение правил, вполне логичным выглядит вопрос: «Кого винить в случае нарушения закона?».

Комиссар Квинтенц пользуется заслуженным уважением среди игроков крипторынка как компетентный и проницательный профессионал, ведущий взвешенную политику по отношению к криптовалютам и блокчейн-технологии. Поэтому к его мнению стоит прислушиваться, однако не во всем с ним можно согласиться.

С одной стороны высокий чиновник утверждает, что ни основные разработчики блокчейн-платформ, ни майнеры в целом не должны нести ответственность за незаконную деятельность в рамках конкретного проекта. Но, с другой стороны, Брайан Квинтенц предполагает, что создатели смарт-контрактов будут привлекаться к ответственности в случае, если они могли «разумно предвидеть», что написанный ими код, созданные инструменты, используются в противозаконных целях.

Кто не несет ответственность за незаконное использование смарт-контрактов?

Комиссар определил игроков, которые теоретически могут быть привлечены к ответственности в рамках блокчейн-проекта: основные разработчики, пользователи, майнеры, разработчики «умных контрактов». Согласно положениям CFTC, эти стороны ответственны за выполнение интеллектуальных контрактов (например, протокола) по прогнозированию рынков (фьючерсы на события, рынки для фьючерсов на события, контракты свопов).

Но основные разработчики не участвуют в написании незаконно используемого кода смарт-контракта и могут даже не знать, что конкретный смарт-контракт развернут и используется злоумышленниками.

Майнеры и пользователи также не в состоянии оценивать законность каждого конкретного приложения на блокчейне, когда они проверяют подписи и исполнение в сделках или используют различные приложения.

И, если возложить ответственность за всевозможные незаконные действия на разработчиков, майнеров и обычных пользователей, то это будет, по меньшей мере, несправедливо, поскольку нельзя наказывать людей за действия, которые они не совершали, и о которых даже могли не знать. Более того, такой подход чрезвычайно вреден для прогресса и науки, так как может приостановить разработку инновационных инструментов, используемых обществом в законных целях.

Таким образом, лучшим способом препятствовать незаконному использованию открытых блокчейн-платформ является участие регулирующих органов, но не давление на разработчиков. Комиссар Квинтенц считает, что в данном случае нормативная гибкость вполне оправдана и новые технологии требуют от Комиссии по торговле товарными фьючерсами переосмысления существующих правил и разработки нестандартных регулирующих мер.

Являются ли разработчики смарт-контрактов ответственными, если они могли «разумно предвидеть» незаконное использование?

Рассуждая об ответственности перед законом, Комиссар Квинтенц сообщил, что в настоящий момент вопрос о возможной виновности разработчиков смарт-контрактов находится в стадии обсуждения, и «ничего еще не очевидно и не решено». Более того, чиновник надеется на помощь криптосообщества в разработке единого стандарта для криптоотрасли в целом и технологии блокчейн в частности.

Ситуация в достаточной мере двусмысленна, поскольку, с одной стороны, разработчики кода могут утверждать, что они просто создали протокол и не имеют контроля над тем, как инструмент на базе блокчейн будет использован впоследствии. В этом случае логично ответственность за возможные противоправные действия возложить на отдельных пользователей, которые являются фактическими создателями и контрагентами смарт-контрактов. Но, с другой стороны, разработчики кода могут «разумно предвидеть», что созданный ими инструмент будет использован отдельными лицами с нарушением правил CFTC.

Смарт-код контракта – это то же самое, что и почти любой другой инструмент – молоток, пистолет, веб-браузер. И никто не может гарантировать его использование сугубо в рамках закона. Это легко предсказуемо.

Как отметил Комиссар Квинтенц, «если контракт является продуктом в юрисдикции CFTC, то независимо от того, выполняется ли он посредством письменного подтверждения ISDA (Международная ассоциация свопов и производных инструментов) или программного кода, он подлежит регулированию CFTC».

Но аналогично, автор протокола не является виновным в злоупотреблении, если Комиссия не сможет доказать нечто более существенное, нежели просто публикация инструмента.

В применении к ежедневным реалиям ситуация выглядит так: некто просит у владельца ключи от автомобиля для того, чтобы ограбить банк. В результате ограбления банка разумно привлечь к частичной ответственности владельца автомобиля и абсолютно неразумно – автопроизводителя.

Большинство разработчиков смарт-контрактов, как и автопроизводители, не принимают участия в преступлениях, а просто публикуют коды. Поэтому привлекать их к ответственности не имеет смысла.

Глава Комиссии по торговле товарными фьючерсами ждет обратной связи от криптосообщества для того, чтобы окончательно разрешить эту сложную, но очень актуальную проблему.