Анонимность криптовалют и их бесконтрольность уходят в прошлое — регуляторы вводят строгие требования для бирж по соблюдению KYC/AML-процедур и стремятся полностью контролировать рынок. Постепенно дело доходит и до налогов. Так, во вторник Налоговая служба Великобритании (HMRC) запросила у криптобирж Coinbase, eToro и CEX․IO данные пользователей и историю их транзакций. А в июне Налоговое управление США (IRS) направило 10 000 писем держателям криптовалют с предупреждением о необходимости погасить налоговую задолженность. DeCenter разобрался, в чем основные сложности с построением эффективной системы налогообложения с доходов от криптовалют.

крипто налог

Налоговым службам сложно собирать данные о трейдерах

Постановить платить налоги с дохода от криптовалют легко, а узнать о них гораздо сложнее. Более того, трейдерам не всегда понятно, как именно их платить, а налоговым службам — как их взимать. Об этом свидетельствует тот факт, что собирать налоги с криптовалют не получается даже у самых развитых экономик мира. Ключевая проблема сводится к тому, что налоговые службы просто не знают, кто проводит транзакции с криптовалютами, в каком объеме и с какой прибылью. А криптобиржи добровольно делиться этой информацией не торопятся, даже несмотря на предписания FATF.

Тем не менее власти не надеются на честность трейдеров и сами запрашивают у бирж данные о потенциальных неплательщиках. Например, в этом году данные пользователей криптобирж запрашивали налоговое управление Дании и Болгарии, а с 2020 года это собираются делать и японские власти. Примечательно, что в Агентство финансовых услуг Японии поступило предложение о снижении налогов с крипто-доходов с нынешних 50% до 20%. А с 1 августа трейдеры из Бразилии обязаны сообщать о своих крипто-транзакциях налоговому органу страны. В начале августа Налоговая служба Великобритании (HMRC) также запросила у ряда криптобирж имена пользователей и историю их транзакций за последние 2–3 года. Запросы поступили, как минимум, в три биржи, работающие в юрисдикции страны — Coinbase, eToro и CEX.IO. Таким образом HMRC надеется выявить клиентов, уклоняющихся от уплаты налогов.

Интересно, что действия HMRC следуют шаблону, установленному Налоговым управлением США (IRS). Так, в конце июня IRS отправила «предупреждающие» письма 10 000 американских пользователей криптобирж с призывом погасить налоговую задолженность, если она есть. Данные адресатов были получены «в результате различных текущих усилий по соблюдению требований IRS».

Держатели криптовалют в США получили одно из трех видов писем, в которых говорилось, что:

 IRS знает, что у пользователя есть криптовалюты, и предупреждает его платить налоги;

 IRS лишь подозревает пользователя в неуплате налогов с дохода от криптовалют;

 IRS уверено, что пользователь не заплатил налог с дохода от криптовалют.

Ведомство настоятельно рекомендует отнестись к письмам серьезно, заявить о доходах от криптовалют, а также исправить старые декларации, добавив в них данные о заработке на криптовалютах, а также «выплачивать налоги, проценты и штрафы».

По мнению американских экспертов, это, скорее всего, были автоматические письма, направленные на мотивирование к добровольному соблюдению закона, а не персональные призывы против конкретных трейдеров. Предположительно, IRS использует список трейдеров, полученный от биржи Coinbase в 2017 году, и таким образом пытается оказывать на них психологическое давление.

Трейдерам сложно рассчитывать налогооблагаемый доход

В большинстве стран налоги надо платить с прироста капитала или с прибыли. Но у криптовалют сумасшедшая волатильность, а курс на разных биржах может отличаться в разы. Поэтому при расчете налога непонятно, как определить стоимость валют в данный момент времени, как учитывать ICO и форки монет. Без этого невозможно определить, с какой именно суммы надо заплатить налог.

Законодательства ряда стран, например, Великобритании, Германии, Австралии, США и Канады, рассматривают криптовалюты как аналог ценных бумаг или имущества и требуют записывать данные каждой транзакции и отчитываться за них. Но подсчитать данные по каждой транзакции сложно. Для этого предлагается использовать индексы CoinDesk или усредненные значения, либо воспользоваться специализированным софтом: например, Bitcoin.tax.

Влад Бурилов, консультант международно-правовой практики O2 Consulting, рассказал о сложной ситуации в США, где платить налог надо с любой обменной операции (даже с крипто на крипто): «Допустим, в начале 2017 года трейдер приобрел биткоинов на $10 000. На конец 2017 года, когда их рыночная стоимость, допустим, составляла уже $100 000, он обменял биткоины на альткоины, стоимость которых к концу 2018 года составила $30 000. Кажется логичным, что прибыль — $20 000, — и налог надо платить с этой суммы. Однако на самом деле, по правилам налогообложения дохода от реализации имущества в США, к которому IRS приравняла криптовалюту, трейдер должен был заплатить подоходный налог с реализации биткоинов в налоговом периоде, в котором произошел обмен биткоинов на альткоины (то есть за 2017 год).

Для IRS налогооблагаемым событием является не факт обмена криптовалюты на фиат, а факт обмена криптовалюты на криптовалюту. Тогда трейдер должен был заплатить налог уже не с $20 000, а с $90 000, то есть с разницы между рыночной стоимостью биткоинов на момент их обмена и расходами на приобретение биткоинов. В результате такой ситуации образуется разрыв между налоговой обязанностью за прошлый налоговый период и фактической возможностью уплатить налог. До 2019 года трейдеры могли воспользоваться «лазейкой» в законе (так называемое правило 1031 по обмену имущества), позволявшей не облагать налогом операции по обмену одной криптовалюты на другую. Но теперь каждый трейдер должен вести учет всех крипто-обменных операций, включая даты транзакций, рыночную стоимость актива при выбытии и прибытии».

Банкам сложно принимать средства, полученные от продажи криптовалют

В некоторых юрисдикциях банки перестраховываются и отказываются принимать средства, вырученные от криптовалют.

Так, например, подобные сложности есть у израильских инвесторов. Криптовалюты в стране считаются активами, за которые надо платить налоги: 25% на прирост капитала для физлиц и 47% — для компаний. Но тысячи инвесторов в стране не могут заплатить налог, поскольку не могут внести доход, полученный от инвестиций, на местные банковские счета. Банки не принимают вклады, полученные из-за криптовалют, так как биткоин до сих пор не признан властями платежным средством и может быть замешан в отмывании денег и финансировании терроризма.

Израильское издание Haaretz сообщает о случаях, когда за неуплату налогов на доходы от торговли криптовалютам, на имущество инвесторов накладывалось взыскание. По данным издания, израильская Налоговая служба знает о проблеме, но ничего не может сделать со своей стороны. Всего же ей пока известно о $85.7 млн неуплаченного налога от доходов за криптовалюты. Иногда налоговая идет навстречу инвесторам, столкнувшимся с проблемами с банками, и переносит выплату.

Пробелы в законодательстве заставляют инвесторов пользоваться нелегальными обменниками и хранить средства в иностранных банках. Есть и судебные попытки добиться решения проблемы: трейдер Рои Эрев судится с банком Israel Discount Bank за то, что тот отказывается принимать деньги, вырученные от торговли биткоинами. Если Эрев выиграет, это создаст прецедент для других подобных случаев.

Проблема блокировки счетов актуальна и для России. Ранее мы выпустили отдельный материал о том, как не получить блокировку счета в российском банке за покупку криптовалюты.

Регуляторам сложно определить правовой статус криптовалют

В отличие от вышеприведенных стран, в России, как и в ряде других государств, до сих пор не определен статус криптовалюты — имущество, имущественное право или средство расчета. А значит, непонятно и то, как платить за них налог. Порядок налогообложения дохода от криптовалют указан в:

Согласно этим письмам, в Налоговом кодексе не установлен особый порядок налогообложения для криптовалют, а значит налог надо платить по общей схеме — с прибыли. Применить к криптовалютным операциям имущественный налоговый вычет нельзя, так как крипто-активы не считаются имуществом (хотя есть судебное решение, признающее криптовалюты имуществом). Вместо них налогоплательщик может уменьшить налогооблагаемую сумму на размер подтвержденных расходов. В спорных ситуациях, согласно Минфину, любая неопределенность в законе должна трактоваться в пользу налогоплательщика.

Если трейдер хочет заплатить налог с доходов за криптовалюты, то при ее покупке ему надо получить документальное подтверждение совершения платежа: чек, скриншот, расписка, а в назначении платежа указать «покупка криптовалюты». При продаже надо сделать то же самое. После этого трейдер должен заполнить декларацию 3-НДФЛ и подать ее до 30 апреля года, следующего за годом, в котором был получен доход. Платить надо с разницы между ценой покупки и продажи — 13% для резидентов. Если при продаже трейдер понес убытки, платить налог не надо. Налогооблагаемая база считается в рублях, а налог надо уплатить до 15 июня включительно.

Сейчас у налоговой службы нет возможности автоматически получать информацию о крипто-активах граждан России. При этом банки сообщают обо всех платежах свыше 600 000 рублей в РосФинМониторинг, а в налоговую данные трейдеров попадают только по запросу с их стороны. Судебной практики за неуплату налогов с дохода от криптовалют в России пока нет. Однако причина не в гуманности правосудия, а в отсутствии у налоговой технических возможностей отследить крипто-транзакции и связать их с конкретным налогоплательщиком.

Налоги — обратная сторона принятия криптовалют и их институализации

Налоги — неизбежная плата за регулирование криптовалют. Очевидно, что платить налоги с доходов от крипто-активов придется всем, кто хочет оставаться в пределах легального правового поля и не нарушать закон. Ответственность за их неуплату также будет расти. Уже сейчас IRS угрожает тюремным сроком до пяти лет и штрафом до $250 000 для всех, кто осужден за уклонение от уплаты налогов с дохода от криптовалют.

Построить эффективное и удобное налогообложение криптовалют не просто. Этому мешают их децентрализованная природа, большая волатильность, сложности учета, часто неопределенный правовой статус, финансовый «анархизм» криптосообщества.

Попытка приравнять крипту к традиционным активам показывает, что они к этому плохо предрасположены. Автоматически применить к ним уже существующие нормы законодательства также не получается. Регуляторам, налоговым службам и банкам еще предстоит создать эффективную систему работы с криптовалютами и взимания налогов от доходов с них.