Какой будет судьба криптовалют и токенов в США — вопрос, который волнует как компании в этом секторе, так и любой другой бизнес, работающий с представителями крипторынка. Не стоит забывать и про те 26 миллионов американцев, которые, по данным Ing Group, приобрели цифровые активы, ведь США остаются важным лидером мнений в вопросе регуляции всей криптовалютной отрасли. Учитывая недавно обнародованные американской Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC) документы, DeCenter разобрался, какова позиция этого регулятора и что о ней говорят представители крипто-отрасли.

Документы, за которые SEC не отвечает

3 апреля на сайте SEC появилось два документа, споры о смысле которых ведутся до сих пор. Первый — это «Основные подходы к анализу «инвестиционного контракта» для цифровых активов». Второй — ответ на запрос со стороны корпорации TurnKey Jet Inc. относительно того, намерено ли ведомство рассматривать выпущенные ею токены в качестве ценных бумаг. Второй документ стал практическим преломлением того, что было сказано с теоретической точки зрения в первом.

С одной стороны, в лице Билла Хинмана, директора департамента корпоративных финансов SEC, а также Валери Щепаник, советника по цифровым активам и инновациям американского регулятора, которые выступили ответственными лицами по этим двум документам, SEC заявляет, что есть токены (в данном случае, от TurnKey Jet Inc.), которые ведомство не готово рассматривать как ценные бумаги. Важный момент здесь кроется в том, что это не окончательное решение, и SEC оставляет за собой право пересмотреть его в любой момент. Кроме того, сама организация не раз давала понять, что даже размещенные на ее официальном сайте документы могут представлять лишь «мнения» хоть и высокопоставленных, но отдельных чиновников SEC, и не являться «официальной позицией» ведомства, которой, собственно говоря, по указанным вопросам до сих пор и нет.

Исходя из этого, радость некоторых представителей крипторынка касательно того, что SEC готова признать какие-то конкретные токены за активы, не имеющие признаков ценных бумаг, выглядит преждевременной. Так, в июне руководитель ведомства Джей Клейтон выступил с заявлением, что «любой цифровой актив — это ценная бумага». Однако, спустя несколько дней, его подчиненный, Хинман, уже говорил, что Ethereum и подобные ему криптомонеты являются исключением из этого правила. Какова была реакция его начальника? После месяцев молчания, только в марте текущего года Клейтон сделал неоднозначное заявление, отметив, что «согласен с логикой рассуждения Хинмана», однако при этом добавил, что это имеет смысл, «если, например, покупатели таких активов ожидают, что человек или группа людей, [которые запустили ту или иную криптовалюту или токен], не предпринимают каких-либо управленческих усилий или действий в качестве предпринимателей. Только в таких обстоятельствах цифровой актив, возможно, может не представлять собой инвестиционный контракт в соответствии с тестом Хоуи, с помощью которого определяют, относится ли актив к ценным бумагам или нет». Таким образом, только «бесхозный» биткоин, чей основатель не просто ушел в сторону, а совсем исчез, может с наибольшей вероятностью не рассматриваться как ценная бумага.

Признание уже выпущенного токена ценной бумагой означает его крах

Почему этот вопрос очень важен? Дело в том, что в случае признания цифрового актива ценной бумагой, если он уже существует, то команда, стоящая за ним, будет ответственна по целому ряду статей уголовного законодательства США, включая эмиссию ценных бумаг без соответствующего разрешения и введение в заблуждение инвесторов среди прочих законов. Помимо этого SEC, как это уже бывало, в таком случае может постановить статус «Cease and Desist», то есть все вырученные средства от продажи цифровых активов должны быть возвращены инвесторам, а все площадки, на которых такие активы торгуются, должны прекратить их «листинг», что, в свою очередь, влечет и ответственность криптобирж за работу с такими активами. Наконец, признание цифрового актива за «инвестиционный контракт» будет означать обнуление его стоимости. Исключение составляют лишь токены, которые с самого начала были согласованы с SEC как «инвестиционные контракты» и выходят на полностью разрешенное STO.

SEC «сумасшедшим образом ограничивают цифровые активы»

При этом мнение криптовалютной общественности относительно новых документов SEC не выглядит однозначным. Так, главный юрист компании Blockchain Марко Сантори обратил внимание на то, что для того, чтобы ведомство не рассматривало токен как ценную бумагу, его обращение не должно выходить за рамки одной платформы. Кроме того, нельзя ни цента из вырученных средств потратить на развитие собственной платформы — любопытно, но таким образом SEC заставляет проекты ICO идти по пути непрозрачности: ведь именно одним из признаков классического сомнительного ICO стало то, что основатели таких токенов выводят средства и не тратят ни цента на развитие технологической «почвы» для выпущенных цифровых активов.

Более того SEC запрещает кому-либо покупать токены у инвесторов, если такие сделки приведут к возникновению у них прибыли. Также в сообщениях о токенах организаторы ICO не могут упоминать финансовые аспекты, а только о функциональности. То есть из этого следует, что упоминание стартовой цены токена при размещении на стадии pre-sale ICO уже будет означать, что такой актив получает статус «ценной бумаги». Сантори делает вывод, что все эти условия «просто сумасшедшим образом ограничивают цифровые активы, игнорируя то, как функционируют токены и как люди их используют». То, что де-факто токены не могут использоваться в сделках под угрозой быть принятыми SEC за ценные бумаги, заставляет Сантори задать риторический вопрос: «А кто в таком случае будет вообще иметь дело с токенами?»

Мелтем Демиророс, руководитель CoinShares Co, уверена, что SEC своими инструкциями в реальности «уничтожает» криптовалютные фонды, а также исключает такой феномен, как бесплатную или условно бесплатную раздачу токенов — эйрдропы, так как это также связано с их перемещением.

Попытка найти повод для оптимизма в документах SEC

Однако есть и те, кто сохраняют оптимизм. Точкой пересечения в их рассуждениях является то, что, как выразился специалист ConsenSys Патрик Берардуччи, хорошо, что есть вообще какой-то намек на принципы регулирования цифровых активов и ICO и что «есть надежда, что это создаст достаточную ясность». Берардуччи все же признается: в целом то, что пишет SEC, не является «ясным», в сравнении с тем, что предписывают по этому поводу регуляторы в Сингапуре, Великобритании и Франции. При этом эксперт надеется, что в ведомстве «разберутся» и не будут создавать препятствия для развития мира цифровых активов. Это мнение также разделяет и Мэтт Корва, еще один сотрудник ConsenSys, который, как юрист, полагает, что опубликованные документы «дают невероятную ясность в этих вопросах и являются полезными».

Энтузиазм юристов, воодушевленных тем, что есть документ, в котором уже прописано «что-то», отразил также и вашингтонский адвокат Джек Червински, признаваясь, что «SEC своими документами пока так и не решила ни одного из действительно важных и принципиальных вопросов криптовалютного регулирования» и не дала ответов на следующие вопросы: имеет ли SEC право применять американские законы для офшорных ICO, которые не ориентированы на граждан США; как ведомство намерено поступать в отношении офшорных криптобирж, которые начинают работать с американскими гражданами; должны ли команды децентрализованных торговых площадок регистрировать коды своих платформ в SEC?

Червински также признался, что любое «разумное ожидание прибыли от вложений в токены ведет к признанию их ценными бумагами», и это лишь «одно из десятков условий, согласно которым токены перестают быть "просто" цифровыми активами». И он рад, что эти условия получили огласку, поскольку предыдущая попытка SEC в виде знаменитого отчета DAO не содержала подобной конкретики.

Он также обратил внимание на то, что SEC «не пишет законы», а что их суждения в итоге могут быть признаны ошибочными в судах — это же утверждение не помешало ему вложить в уста условного представителя SEC возможное объяснение опубликованных документов: «Мы хотим, чтобы вы были успешными, но чтобы вы работали с нами в соответствии с принятыми нормами». При этом сам Червински согласен с Демиророс, что SEC выносит эйрдропам «смертный приговор».

Несмотря на попытку Червински и специалистов ConsenSys смягчить удар, который SEC наносит не просто по токенам ICO, а вообще по всем криптовалютам, очевидно, что оснований для оптимизма практически нет. И «глаза раскрывают» нам коллеги чиновников SEC в Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC). Так, 4 апреля глава CFTC Кристофер Джанкарло заявил, что вынужден бороться с требованиями начать действия, которые свели бы на нет развитие криптовалютной сферы. Откуда такие требования поступают — нетрудно догадаться.