В октябре Yahoo Finance и Decrypt Media опубликовали совместный отчет, в котором говорится, что Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) ужесточила преследование ICO, ставя в зону риска «сотни» проектов. При этом, согласно документу, десятки компаний «тихо согласились» вернуть инвесторские средства и заплатить штрафы вместо того, чтобы пытаться прийти к согласию с регулятивными требованиями. Yahoo и Decrypto отмечали, что в крипто-пространстве до сих пор нет регулятивной ясности и Комиссия «не собирается ее обеспечивать». 16 ноября SEC опубликовала заявление о цифровых активах — один из немногих подобных документов со времен отчета о DAO — но эксперты сомневаются, что он прояснит ситуацию и облегчит жизнь игрокам крипто-сферы. Каковы сейчас настроения SEC и с какими проектами Комиссия разобралась в ноябре, рассказывает DeCenter.

AirFox и Paragon

16 ноября SEC опубликовала постановление о результатах расследования в отношении проектов AirFox и Paragon. Комиссия установила, что компании продавали незарегистрированные ценные бумаги. Теперь они обязаны зарегистрировать токены в соответствии с законом, заплатить штраф в размере $250,000 и удовлетворить требования по возмещению инвесторских средств, если таковые будут.

Компания финансовых услуг Airfox и блокчейн-стартап в индустрии марихуаны Paragon провели токенсейлы в прошлом году. Airfox привлек $15 миллионов на создание мобильного приложения, которое позволит пользователям монетизировать клики на рекламу, а Paragon для разработки собственной платформы собрал $12 миллионов.

Компании согласились выплатить штрафы, зарегистрировать свои токены как ценные бумаги и подавать периодические отчеты в SEC, а также вернуть средства любым пострадавшим инвесторам.

SEC заявляет, что поощряет технологические инновации на рынке капитала, но одновременно подчеркивает, что «участники рынка должны придерживаться устоявшихся и хорошо функционирующих правовых границ, работая в сфере технологических инноваций, вне зависимости от того, выпускаются ценные бумаги в сертифицированной форме или с использованием новых технологий, таких как блокчейн». «Мы прояснили, что компании, которые выпускают ценные бумаги через ICO, должны соответствовать… законодательным актам и правилам, определяющим регистрацию ценных бумаг. Эти случаи показывают тем, кто хотел совершить нечто подобное, что мы продолжаем следить за нарушениями федеральных законов о ценных бумагах в отношении цифровых активов», — прокомментировала Стефани Авакян, одна из руководителей департамента правоприменения SEC.

Глобальный контекст. Конец «первой фазы»

Это первый случай применения мер гражданско-правовой ответственности в отношении ICO-проектов со стороны SEC, и некоторые эксперты считают его важной вехой в истории крипто-регулирования.

«То, что мы видим — это простое развитие того, что и должно было случиться. Регуляторы всегда вмешиваются… Грядут глобальные жесткие меры, — считает Дэвид Силвер, юрист в сфере мошенничества с ценными бумагами и потери инвестиций. — Правительство не собиралось пугаться группки либертарианцев и анархистов. В следующие два года мы увидим больше, чем просто правоприменительные действия».

Однако важной или даже поворотной датой 16 ноября стало не только поэтому. В тот же день SEC резюмировала свою сегодняшнюю позицию по деятельности крипто-проектов в «Заявлении о выпуске и торговле цифровыми ценными бумагами». «Сегодняшний день знаменует окончание того, что я бы назвал “частью первой” правоприменительной стратегии SEC, — прокомментировал появление этого руководства Джейк Червински, адвокат государственной службы по судебным разбирательствам в сфере ценных бумаг. — Это первое [заявление SEC] со времен речи Вилла Хинмана, который сказал, что биткоин и эфир не являются ценными бумагами, потому что они “достаточно децентрализованы”. Оно охватывает все недавние действия SEC в отношении игроков индустрии: ICO, бирж, брокеров, фондов. И поэтому я называю это окончанием первой фазы. Кажется, что SEC готовилась к этому заявлению почти год. Они стратегически преследовали нескольких членов каждой группы, чтобы смастерить это заявление в качестве руководства для всех остальных».

Червински считает, что SEC использует «классическую стратегию, известную как “руководство через принуждение”», которая оставляет для регулятора свободу действий. Об этой же стратегии SEC писал Марк Сантори, юрист и автор концепции SAFT, в декабре прошлого года, когда SEC объявила свое решение по делу Munchee: «Мы будем наблюдать все больше [случаев] руководства через принуждение со стороны SEC. К счастью, Комиссия продолжает действовать благоразумно и рассматривать подобное как “поучительные моменты” для таких [проектов], как Munchee, которые на самом деле не являются злоумышленниками».

Червински отмечает, что Комиссия действует в репутационных интересах, что может быть хорошо для нее, но плохо для крипто-проектов, которым нужна ясность и четкие правовые рамки: «SEC редко хочет тестировать неопределенные правовые теории в суде. Если бы они проиграли большое дело — такое, как являются ли токены ценными бумагами — это бы подорвало их правоприменительную стратегию для всей индустрии. [Какой] лучший способ избежать этого? Оставить правила размытыми и двусмысленными». Именно по этой причине, как считает Черквински, последнее заявление SEC все еще не проясняет достаточно четко, каким образом закон о ценных бумагах должен применяться к цифровым активам: «В заявлении спрашивается: “Когда цифровой актив является ценной бумагой?”. Единственный ответ, который там дается: “Смотри отчет о DAO”, даже несмотря на то, что он был издан около 16 месяцев назад».

«Еще меньше помощи» это заявление дает в вопросе децентрализованных бирж — подлежат ли они федеральному регулированию, отмечает Червински. «В нем говорится, что это зависит от “соответствующих фактов и обстоятельств”. В юридическом языке это равнозначно “[мы] не уверены, не трогайте нас”». «Предприятие, которое предоставляет маркетплейс, объединяющий покупателей и продавцов ценных бумаг, вне зависимости от применяемой технологии, должно определить, подпадает ли его деятельность под определение биржи согласно федеральному закону о ценных бумагах. В правиле 3b-16 акта о биржах дан функциональный тест для оценки [этого]», — говорится в заявлении SEC. По сути, это аналог теста Howey для бирж, и вполне вероятно, что его критерии будут вызывать у крипто-проектов не меньше вопросов, чем критерии теста Howey.

Еще один вопрос, которым задается Червински и который, по его мнению, не пояснен в заявлении — насколько далеко распространяется сфера влияния SEC. «Многие компании реагируют на регулятивную неопределенность США, пытаясь выйти из зоны досягаемости SEC. Но будет ли SEC охотиться за зарубежными ICO и биржами, которые не допускают к участию американских граждан? "[Мы] не знаем, [не трогайте] нас"», — комментирует Червински.

При этом, как и ранее, SEC остается открытой к прямым обращениям со стороны конкретных проектов: «Консультируйтесь с юрисконсультантами по вопросам применения законов о ценных бумагах и связывайтесь с сотрудниками Комиссии, если вам потребуется помощь», — говорится в заявлении. «Путь к регулятивному соответствию есть, даже когда эмитенты провели незаконное незарегистрированное предложение цифровых ценных бумаг», — эта фраза из заявления SEC дает еще больше надежды, указывая, что SEC готова с понимаем отнестись к проектам, которые, возможно, не в силу преступного умысла, а из-за неясности регуляций, неверно трактовали характер продаваемых токенов и согласны выплатить штраф и в дальнейшем сотрудничать с SEC.

Червински отмечает, что наступающая сейчас вторая фаза регулирования будет, вероятно, еще более сложной для крипто-пространства: «Если я прав, “фаза два” далеко не веселая — это [будет] медленным, болезненным перемалыванием, в ходе которого SEC чистит крипто-пространство с каждым постановлением. В каком-то смысле это правильный подход. Устанавливать законы действительно не является работой SEC — ясность должна исходить от Конгресса. И если вы устали слушать о регулировании и правоприменении, я с сожалением сообщаю вам, что это только начало. Законы о ценных бумагах — только одна из частей крипто-пазла. Мы будем проходить это снова с законами о налогах, об отмывании средств, об [обходе] санкций и так далее. Простите». Таким образом, по его мнению, к регулированию во второй фазе активно подключатся другие ведомства, в частности Комиссия по товарным фьючерсам США (CFTC) и Налоговое управление США (IRS).

Ноябрь SEC: хронология

Если верить «теории фаз» Червинского, то завершением первой фазы крипто-регулирования стали следующие события:

 В начале ноября Правоприменительное отделение SEC опубликовало годовой отчет за 2018 фискальный год, из которого видно, что с момента формирования Киберподразделения внутри SEC (в конце 2017 фискального года) Комиссия все больше занималась выявлением мошеннической деятельности в киберпространстве, которая включает в себя деятельность ICO-проектов. «За прошедший год отделение открыло десятки расследований, касающихся ICO и цифровых активов, по многим из которых [разбирательства] продолжаются». SEC выделила дела Centra Tech, Titanium Blockchain Infrastructure Services и PlexCorps, которые в совокупности заполучили обманом более $68 миллионов инвесторских средств. По данным отчета SEC, общая сумма штрафов, наложенных Комиссией за 2018 фискальный год, составила $3.94 миллиарда, из которых $3.04 миллиарда пришлось на 5% крупнейших дел.

 8 ноября SEC предъявила обвинения Захария Кобурну, основателю биржи EtherDelta, которая была не зарегистрирована как торговая платформа. Площадка позволяла обмен токенов стандарта ERC20, и, по данным SEC, за 18 месяцев существования на бирже было размещено более 3.6 миллионов ордеров на токены, включая те, которые являлись ценными бумагами. В заявлении также обращается внимание на то, что большинство ордеров были выполнены после того, как Комиссия опубликовала отчет расследования DAO в июне 2017 года. Регулятор сообщил, что основатель биржи Кобурн не подтвердил и не опроверг обвинения, но согласился сотрудничать и передать государству $300,000 незаконной прибыли, а также выплатить штраф в размере $75,000 и $13,000 как процент за период до вынесения судебного решения. SEC отмечает, что штраф был бы больше, если бы Кобурн отказался сотрудничать.

 15 ноября The Wall Street Journal передали, что SEC расследует $50-миллионный токенсейл фирмы крипто-займов Salt Lending Holdings Inc. «Источники, знакомые с ситуацией» сообщили, что компания получила повестку еще в феврале. Она подозревается в продаже незарегистрированных ценных бумаг, а также комиссия выясняет, как были использованы собранные в ходе токенсейла средства и в какой форме сотрудники Salt получили токены. Разбирательство SEC касается и CEO платформы ShapeShift Эрика Вурхилса, который ранее являлся членом совета директоров Salt при том, что в 2014 SEC запретила ему любую фандрайзинговую деятельность. Будет ли Вурхилс сотрудничать со следствием, пока неясно, но его предыдущие высказывания говорят не в эту пользу. «Все эти рассказы о том, что правительство пытается защитить людей — полная чушь», — сказал предприниматель во время летнего интервью с The Wall Street Journal.

 15 ноября федеральные прокуроры Нью-Йорка объявили, что Максим Заславский, основатель ICO-проектов REcoin Group Foundation и Diamond Reserve Club World, подозревавшийся в мошенничестве и обмане инвесторов, признал себя виновным в «[вовлечении] инвесторов в покупку токенов посредством обмана в виде заявлений о том, что они подкреплены недвижимостью и бриллиантами». В действительности сертификаты, которые он направлял инвесторам, не были связаны с блокчейном, а никаких подкрепляющих активов не существовало.

Напомним, что случай Заславского стал первым делом SEC об ICO-мошенничестве. Комиссия предъявила обвинения бизнесмену еще в конце сентября 2017 года и потребовала вернуть собранные в ходе ICO средства и выплатить штраф.

Ранее Заславский настаивал на том, что существующие законы в отношении криптовалют «неконституционно расплывчаты» и пытался отклонить предъявленные ему обвинения, утверждая, что созданные им криптовалюты не являлись ценными бумагами. Однако этот довод был отклонен федеральным судьей Бруклина в сентябре. Судья Раймонд Деари постановил, что RECoin и Diamond являются ценными бумагами. «Умышленная ложь Заславского и других привела ничего не подозревавших инвесторов к покупке бесполезных сертификатов, [тогда как они] думали, что они приобретают криптовалютные ценные бумаги. Этот офис продолжит агрессивно преследовать тех, кто использует и обманывает инвесторов, будь то в форме традиционных способов мошенничества с ценными бумагами или новых — таких как использование якобы предложений криптовалют и блокчейн-технологии», — заявил адвокат суда Южного округа Нью-Йорка Ричард Донохью.