В предыдущих материалах этого цикла мы рассказали об истоках социальной масштабируемости и о том, почему блокчейн становится новым инструментом ее возрастающей в геометрической прогрессии экспансии. Сегодня мы поговорим о самих механизмах, делающих блокчейн технологией будущего, а также о том, почему социальная трансфокация — это ключевая идея крипто-индустрии.

Несмотря на то, что озвучить основную миссию крипто-индустрии не может, пожалуй, ни один участник сообщества, идея о социальной масштабируемости является чем-то, что заложено в нее изначально, по умолчанию.

Для доказательства этого утверждения возьмем блокчейн биткоина, который выполняет меньшее количество транзакций в единицу времени, нежели Visa или PayPal, но, благодаря сильной автоматизированной безопасности, это могут быть куда более важные транзакции. Каждый человек из любой точки мира может получить доступ к биткоину. Таким образом, социальный зум биткоина, основанный на технологиях, а не на институтах, подверженных воздействию человеческого фактора, позволяет покупателям, к примеру, из Африки отправить платеж поставщикам из Китая без затрат на комиссию третьей стороне.

Тем не менее не все крипто-проекты поддерживают такое положение вещей. Некоторые пытаются обойти основную концепцию блокчейна с помощью всевозможных ухищрений. «Крипто-индустрия ставит своей целью избавление от посредников и создание доверия в недоверенной среде. Эти цели достигаются при помощи социальной масштабируемости, поэтому ее можно считать одним из столпов крипто-индустрии. Однако многие блокчейн-проекты пытаются отойти от ее принципов и задействуют в этом арсенал маркетинговых инструментов. В этой связи пользователям нужно как можно тщательнее изучать каждый криптовалютный проект, которым они собираются пользоваться, тем самым не давая разрушить индустрию», — рассказал Даниил Лашин, блокчейн-разработчик команды DeCenter.

Вычислительный янтарь блокчейна VS Волшебный экран компьютера

В то же время блокчейны не гарантируют истинность данных, однако они надежно запечатывают информацию, исключая любые последующие изменения. Компьютеры в этом смысле напоминают детскую игрушку «Волшебный экран», на котором можно рисовать при помощи магнитных ручек и засыпанного внутрь алюминиевого порошка, а потом стирать рисунок одним движением. Блокчейны же можно сравнить с вычислительным янтарем, надежно запечатавшим комара — информацию — в себе. Для того чтобы максимизировать обеспечиваемую блокчейном выгоду, важные данные должны быть залиты в блокчейн как можно раньше, в идеале — непосредственно с устройства с криптографической подписью, на котором они были созданы.

В первую очередь, такую высокую сохранность гарантирует дерево Меркла из четырех транзакций (от tx0 до tx3). Благодаря Proof-of-Work деревья Меркла могут исключить возможность подделки данных (например, транзакций) после их записи при помощи консенсусного алгоритма. А smart-контракты уменьшают вмешательство человека в блокчейн и сокращают расходы. Таким образом, в XXI веке наука играет одну из определяющих ролей и в развитии финансовой отрасли, и в распределении ресурсов.

Очевидно, что современному обществу жизненно необходимо быть открытым и демократичным в принятии вновь и вновь появляющихся научных исследований без предвзятости. И источник финансирования научных учреждений играют чуть ли не определяющую роль в этом вопросе — он должен быть абсолютно чист с точки зрения попыток лоббирования тех или иных интересов. Блокчейн поможет и в этом вопросе: какой лучший способ контроля можно предложить, нежели прозрачные платформы с открытым исходным кодом и распределенными регистрами?

Открытость — это то, что должно определять будущее всего человечества. В своей работе «Как преуспеть или потерпеть неудачу на границе» Ник Сабо подтверждает этот тезис рассказом об огромном китайском флоте XV века, который все равно не смог конкурировать с португальской империей, не имевшей такой впечатляющей мощи по части торговых колоний, приносивших торговые дивиденды. Уже тогда далеко не все решала сила.

Что ждет нас в будущем?

Уже сейчас интернет играет огромную роль в развитии разнообразных интернет-учреждений, среди которых — социальные сети, розничные торговые компании, работающие по модели «длинный хвост» (например, Amazon), и множество сервисов, позволяющих мелким и территориально рассредоточенным покупателям и продавцам находить друг друга и заключать сделки (как eBay, Uber, AirBnB и так далее). Это лишь первые попытки воспользоваться открывшимися нам новыми возможностями. Благодаря огромным улучшениям в области информационных технологий, произошедшим за последние десятилетия, количество и разнообразие людей, которые могут успешно участвовать в онлайн-объединениях, намного реже ограничивается объективными ограничениями компьютеров и сетей, чем ограничениями сознания и институтов, которые не в достаточной степени видоизменились или не достигли нужной ступени развития, чтобы можно было воспользоваться преимуществами этих технологических усовершенствований.

Эти первоначальные усилия интернет-отрасли были очень централизованными. А уже блокчейн, обеспечивающий целостность данных при помощи компьютерных наук, а не бюрократических систем, сделал возможным появление криптовалют, позволивших нам добиться прогресса в других финансовых областях, равно как в других областях, в которых транзакции могут быть основаны, главным образом, на данных, доступных в интернете.

Однако это не значит, что такая адаптация произойдет столь же стремительно, как развитие IT-отрасли. К сожалению, в блокчейн-сообществе есть очень много утопических проектов, и они не жизнеспособны. Перезапуск старых институтов будет функционировать куда лучше, нежели спроектированные с нуля грандиозные проекты. Переосмысление старых моделей — ключ к позитивным изменениям в будущем. «Большинство людей всегда довольно консервативно настроено, поэтому для масс технология ничего не решит, ввиду неосведомленности людей. Конечно, в будущем эта проблема нивелируется, однако это процесс долгий. А вот люди, понимающие целеполагание и механизм работы распределенных систем, и дальше продолжат ими пользоваться. И таких людей будет становиться все больше», — рассказал DeCenter IT-консультант компании ВГТРК.

Но, в конце концов, Сатоши Накамото уже продемонстрировал весьма захватывающий парадокс: принеся в жертву вычислительную масштабируемость и эффективность, вследствие чего уменьшив большие затраты, необходимые на обслуживание и оплату третьих организаций, он увеличил социальную трансфокацию. Поэтому вряд ли у кого-то возникнут сомнения в том, что социальная масштабируемость — ключевая идея крипто-индустрии.