3 декабря президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил о запуске национальной криптовалюты Petro (петро), которая должна быть подкреплена природными богатствами страны: нефтью, газом, золотом и алмазными резервами. Позднее в этом списке осталась только нефть — на обеспечение петро Мадуро выделил 5.3 миллиарда баррелей сырой нефти стоимостью $267 миллиардов, а само название новой криптовалюты происходит от испанского «petróleo» (нефть). В телевизионном обращении Мадуро сказал, что петро поможет Венесуэле «продвинуться в вопросах монетарного суверенитета, осуществлять финансовые транзакции и преодолеть финансовую блокаду». В начале января президент распорядился провести эмиссию 100 миллионов национальных токенов. «Каждый “петро” будет иметь стоимость барреля венесуэльской нефти», — сообщил Мадуро.

Петро

Экономический кризис и политическая расстановка сил

По данным Организации стран-экспортеров нефти (OPEC), выручка от продажи нефти составляет 98% экспортных доходов Венесуэлы, а в 2014 году цена на нефть резко упала: с $100−$115 за баррель до $45−$50. Начавшийся экономический кризис обострил конфликт с оппозицией, и на парламентских выборах 2015 года оппозиция получила большинство голосов в Национальной ассамблее — парламенте Венесуэлы.

В 2014 году в стране активно шли беспорядки, и к 2017 они усилились настолько, что СМИ начали обсуждать возможность военного переворота. В начале июля 2017 произошла потасовка, в ходе которой сторонники Мадуро ворвались на территорию парламента, вооруженные палками и самодельными взрывными устройствами. И уже к концу месяца оппозиционный парламент был фактически лишен полномочий: 30 июля была созвана Конституциональная ассамблея Венесуэлы, полностью подконтрольная Мадуро. Она объявила, что «берет на себя исполнение законодательной функции, чтобы сохранить мир и институциональность».

Парламент Венесуэлы отказалась распускаться и формально продолжает существовать. «Это мошенническое решение для нас равно нулю, сама Конституционная ассамблея — ни что иное, как ноль», — сказал тогда вице-спикер Национальной ассамблеи Фредди Гевара, заявив, что парламент не одобрит ни одно решение, которые противоречит конституции.

Растущая с каждым годом инфляция в 2016 составила 800%, в 2017 — 4115%, а в этом году, по прогнозам МВФ, она может достичь 1,000,000%.

Уже в 2016 недостаток еды, лекарств и базовых продуктов вынуждал жителей Венесуэлы ездить за покупками в соседнюю Колумбию, а в декабре 2017 года the Times опубликовали статью, в которой сообщалось о сотнях умерших от недоедания детей.

В конце августа 2017 года у Венесуэлы появились новые проблемы — США ввели против нее санкции. Ограничения коснулись сделок с долговыми обязательствами и ценными бумагами, выпущенными правительством Венесуэлы и государственной нефтяной компанией.

Выпуск национальной криптовалюты стал частью схемы, которую Мадуро пытается реализовать для выхода из кризиса. 25 июля 2018 Мадуро объявил окончательные сроки деноминации боливара: 20 августа на смену боливару придет новая валюта — суверенный боливар, курс обмена составит 100,000 старых боливаров к 1 «новому». И курс суверенного боливара будет привязан к петро. Отказ от боливара будет поэтапным, потому в течение какого-то времени в стране будут сосуществовать обе валюты.

Формально против

10 января, вскоре после сообщения президента о выпуске петро, оппозиционная Национальная ассамблея объявила новую криптовалюту нелегальной и нарушающей конституцию страны. Указ Мадуро о выпуске национальной криптовалюты также был признан недействительным. Депутат Карлос Валеро сообщил, что парламент вынужден вмешаться, чтобы «не позволить общественному мнению попасть в эту ловушку». Другой член парламента, Уильямс Давила, подчеркнул, что правительство не допустит «открытого нарушения конституции и легитимизации незаконных транзакций».

Сторонник Мадуро, уполномоченный по криптовалютам и связанной с ними деятельностью Карлос Варгас назвал решение парламента пренебрежительным по отношению к стране, подчеркнув, что петро предоставляет Венесуэле возможность непосредственной защиты от «инфляционных индексов». И, поскольку с момента введения Конституциональной ассамблеи решения (и запреты) парламента носят формальный характер, уже на следующий день правительство под руководством Мадуро объявило о том, что продажа петро состоится через 6 недель.

И не только парламент

В конце января сенаторы США Марко Рубио и Роберт Менендес написали открытое письмо главе Казначейства США Стивену Мнучину, спрашивая, какие меры предпринимаются для предотвращения запуска петро. Рубио и Менендес выразили уверенность, что США должны помешать криптовалюте, цель которой — обойти наложенные санкции. Документ отрицает, что петро поможет населению страны, «страдающему от недоступности еды, лекарств и основных услуг»: «Мадуро только усилил помощь внешним субъектам, игнорируя гуманитарные и политические нужды граждан, став еще более агрессивным, чем когда-либо». Сенаторы также усомнились в том, что у Венесуэлы есть ресурсы для запуска цифровой валюты, но подчеркнули, что «казначейству необходимо располагать инструментами и правоприменительными механизмами, чтобы бороться с использованием криптовалют в обход санкций США в целом и в этом конкретном случае в частности».

19 марта Дональд Трамп подписал приказ, запрещающий американским гражданам участвовать в сделках с использованием петро. По словам Мадуро, это знак того, что президент «напуган» потенциальной мощью петро и Венесуэла «на правильном пути». В официальном заявлении Мадуро осудил наложенные на петро санкции, сказав, что они нарушают Устав ООН и международное право и являются «нападением на граждан Венесуэлы». Сенатор Менендес одобрил санкции и призвал международное сообщество «продолжить скоординированные усилия для увеличения давления на режим Мадуро».

Технические особенности

Что касается порядка выпуска и обращения новой валюты, Карлос Варгас заявил в эфире телеканала Venezolana de Televisión, что «петро нельзя будет добывать», то есть его эмиссия будет полность контролироваться государством. Как сообщил Варгас, стоимость петро «будет определена процедурой, схожей с аукционом», и люди смогут пользоваться новой валютой с помощью цифровых кошельков. «У нас будет криптовалюта, верификация и использование которой на всех биржах... будет поддерживаться широко известной платформой, что позволит петро торговаться по всему миру без серьезных ограничений». Варгас не назвал эту платформу, но, согласно white paper, петро — это «токен [стандарта] ERC20 на блокчейне Ethereum».

Однако позже платформа была заменена на NEM. Информация об этом появилась 20 февраля в Twitter-аккаунте, освещающем деятельность президента, и позже это подтвердили в NEM Foundation.

Детали токенсейла

Старт пресейла национальной криптовалюты был объявлен 20 февраля и, по заявлению Мадуро, уже в первый день удалось собрать $735 миллионов, а завершился этап пресейла с показателем в $5 миллиардов. Однако доказательств этих цифр пока нет. Мадуро также сообщил, что на покупку петро поступило более 186,000 заявок из 127 стран, а среди покупателей было 83,000 частных лиц и 3523 предпринимателя.

21 марта стартовал основной раунд ICO. В частности, об этом написал в своем Twitter министр по делам науки и технологий страны Угбель Роа. Однако об этом этапе ICO доступно еще меньше информации. Учитывая, что, согласно white paper, из 100 миллионов петро для продажи было доступно 82.4 миллиона, а цена 1 петро равнялась стоимости одного барреля венесуэльской нефти ($60 на тот момент), то продажа всех доступных токенов должна была привлечь около $4.9 миллиарда.

При этом петро нельзя было купить за боливар: в качестве способа оплаты принимались только «твердые валюты» — доллар и евро — а также биткоин и эфир. И жители были возмущены такой политикой, поскольку Венесуэла запрещает гражданам покупать иностранную валюту. По сути, венесуэльцы могли купить национальную криптовалюту за боливар только на вторичном рынке, который, как и биткоин-биржи, торгует по курсу черного рынка (в конце февраля, в период пресейла, доллар на нем стоил 200,000 боливаров, что примерно в 7 раз превышало официальный курс). «У меня есть только моя валюта, боливар, и я не могу получить петро. Как венесуэлец, я требую объяснения», — написал пользователь Twitter Джанет Мануччи.

Петро и реальный мир

Уже в январе Николас Мадуро обратился к Боливии, Кубе, Эквадору, Никарагуа, Невису и другим государствам с предложением перейти на петро. Он подчеркнул, что новая криптовалюта может объединить южноамериканские страны и освободить их от гнета доллара. Решение стран относительно ведения дел в петро пока не сообщалось.

Однако уже известно, что Индия отказалась от предложения покупать венесуэльскую нефть за петро, даже несмотря на скидку в 30%. «Мы не можем совершать сделки с помощью криптовалют, так как это запрещено Резервным банком Индии», — заявила министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж.

Из-за санкций, наложенных США на петро, биржа Bitfinex отказалась добавлять токен в свой листинг, заявив, что «не будет добавлять в листинг PTR или другие аналогичные цифровые токены» и что это ограничение распространяется на всех клиентов платформы, а не только на граждан США.

К успехам петро на международной арене можно отнести заключенное в мае соглашение между Венесуэлой и Палестиной, согласно которому страны постановили использовать петро во взаимных расчетах, а также создать совместный криптовалютный фонд с начальным объемом в 20 миллионов петро.

Более активно принятие петро происходит внутри страны. Так, 20 февраля Мадуро выступил с официальным заявлением, обязав ряд венесуэльских компаний «осуществлять транзакции по покупкам и продажам в петро». Среди этих компаний — нефтегазовая корпорация PDVSA, ее дочернее предприятие Pequiven и предприятие по разработке полезных ископаемых CVG. Кроме того, с помощью петро будут оплачиваться консульские сборы посольств Венесуэлы по всему миру, ​топливо для самолетов (соответствующий запрос подала Национальная ассоциация авиаперевозчиков) и туристические услуги, в частности, бронирование отелей.

В июле министр жилищно-коммунального хозяйства страны Ильдемаро Вильярруэль сообщил, что Венесуэла профинансирует строительство жилья для бездомных криптовалютой El Petro. Президент Венесуэлы Николас Мадуро уже одобрил использование 75 миллиардов боливаров (около $750,000) и 909,000 петро для строительства нового жилья.

Наконец, с 20 августа в Венесуэле должна вступить в силу новая система зарплат, привязанная к петро. Для обеспечения более плавного перехода на новую валюту этот день объявлен в стране нерабочим.