Сенатские слушания в США по вопросу криптовалют и блокчейна 11 октября превратились в настоящее состязание сторонников и противников цифровой экономики. Показания ярого критика крипторынка, профессора экономики Нью-Йоркского университета Нуриэля Рубини, вызвали шквал эмоций у крипто-энтузиастов и экспертов отрасли. Очень многие из них, известные и неизвестные широкой публике, выступили в сети с вескими контраргументами в адрес Рубини. Если обобщить все возражения, то становится ясно, что профессор несколько погорячился с категорическими высказываниями в Сенате.

Основная ценность биткоина

Из обсуждения очевидно, что Рубини не верит в какую-либо общественную ценность биткоина, не говоря уже о других криптовалютах. Об этом свидетельствует целый ряд его замечаний. Например, он отмечает: «До сих пор единственным реальным использованием биткоина было содействие незаконным операциям, таким как торговля наркотиками, уклонение от уплаты налогов, отмывание капиталов». Кроме того, Рубини отрицает многие из основных качеств биткоина. Он не считает биткоин ни мерой стоимости, ни средством накопления.

Аргументы криптосообщества

Сторонники биткоина придерживаются иной точки зрения. Биткоин революционен и может многое предложить миру в век цифровых технологий. Два качества биткоина делают его лучше современного фиата: как средства обращения и гарантии финансовой независимости. Цифровые деньги не совершенны, но эти два качества позволяют им выигрывать у фиатных валют. Биткоин уже доказал, что может быть мерой стоимости и средством накопления: существует жесткая гарантия ограниченности числа монет (около 21 миллиона); он имеет ряд преимуществ перед золотом с точки зрения делимости, транспортировки и хранения; и, наконец, цифровой актив продемонстрировал в течение десяти лет устойчивость к большому числу атак (а это очень важно для валюты — сохранять свою ценность в долгосрочной перспективе).

Кроме того, транзакции очень сложно отследить. Биткоин — это ценный ресурс на предъявителя, который трудно конфисковать, если он хранится правильно, поэтому с его помощью можно отказаться от государственной и банковской денежных систем. А это те самые свойства, которые дают гарантии финансового суверенитета.

Ясно, что еще очень рано говорить о полезности биткоина для общества. Хотя для многих он и стал хорошей инвестицией, демонстрируя рыночную ценность. И это несмотря на неоднократные предупреждения Рубини о крахе первой цифровой валюты. Но ценовая волатильность биткоина по-прежнему еще слишком высока. Однако, учитывая небольшой рынок цифровых активов, высокая волатильность не вызывает удивления. Она уже снизилась и должна снизиться еще больше, чтобы биткоин стал считаться разумной мерой стоимости.

Биткоин нужно ценить не как валюту, сформированную в качестве полноценных денег, а как валюту, которая находится в процессе становления и обладает мощным потенциалом.

Утверждения Рубини о том, что биткоин не имеет никакого значения для стран третьего мира и что важен только финтех, выглядят более чем сомнительно. Использование «черного зеркала» современных технологий китайским правительством для создания платежных приложений WeChat и Alipay, которые, по мнению Рубини, являются хорошими примерами финтеха, вряд ли является маяком, если общество стремится продвигать свободу и демократию в эпоху цифровых технологий.

Децентрализованность биткоина

В оценке основных качеств биткоина «Доктор Дум» был крайне категоричен. Он полностью отрицал масштабируемость, децентрализованность и безопасность цифровых активов. Более того, биткоин представлялся им как система, полностью зависящая от олигополий.

Аргументы криптосообщества

Объединенное мнение экспертов свидетельствует о противоположном. Децентрализация — это ключевое свойство цифровых денег. И заключается оно в том, что власть над сетью является разобщенной: деятельность в сети и правила, которые ее регулируют, распределены между членами сообщества, а не сосредоточены в руках одного субъекта или малочисленной группы лиц.

Это не означает, что биткоин — совершенная демократия. Власть над биткоинами, напротив, очень распространена и не концентрирована. Децентрализация имеет основополагающее значение для биткоина, потому что без нее нет никакой уверенности в отношении сохранности основных функций цифровой валюты — меры стоимости, средства накопления и гаранта финансовой независимости. Если сеть будет контролироваться единым центром, то вопрос эмиссии или отсутствия цензуры в транзакциях во многом окажется зависимым от его прихотей. И в этом случае биткоин превратится в цифровой эквивалент Beanie Babis (плюшевые игрушки, выпускаемые очень ограниченными партиями).

Рубини утверждает, что власть над биткоином сосредоточена в руках нескольких майнинговых ферм. Действительно, существует ограниченное количество майнеров и компаний, которые производят оборудование. Многие майнинг-фермы находятся в Китае. Но и в этом сегменте уже происходят положительные сдвиги. Майнинг постепенно перемещается из Китая в такие страны, как Канада, США и Исландия. Кроме того, существует технология, которая может помочь децентрализовать процесс добычи биткоина.

Не нужно смешивать децентрализованность майнинга с децентрализованностью цифровой валюты. Децентрализация биткоина была неоднократно подтверждена, например, случаями провала биткоин кэша и Нью-Йоркского соглашения в 2017 году. Оба эти события были инициированы небольшим количеством участников криптосообщества, в основном из майнинг-сферы, и шли вразрез с волей основной массы крипто-энтузиастов. Таким образом, даже олигополистический рынок производства биткоина не смог повлиять на децентрализованность самой популярной криптовалюты. В этом сила биткоина. И со временем он становится все более децентрализованным.

Биткоин как деньги

Рубини не считает биткоины полноценными деньгами. С его точки зрения, биткоин не является ни мерой стоимости, ни средством платежа, ни средством накопления, — «ничем из этого».

Аргументы криптосообщества

Этот аргумент напоминает заключение, сделанное в 19 веке по поводу бензиновых автомобилей. Ранние бензиновые автомобили не могли считаться транспортным средством, поскольку часто ломались и не умели двигаться быстро. Анри Студебекер в конце 19 века утверждал, что автомобили с бензиновым двигателем «неуклюжие, опасные, шумные животные, которые дурно пахнут, ломаются в самый неподходящий момент и являются недоразумением».

Да, биткоин еще не полностью обладает всеми свойствами и функциями фиатных денег, но это не означает, что ему не присуща часть этих свойств. BTC безусловно функционирует как единица учета внутри экосистемы криптовалют в целом. Множество инвесторов рассматривают и применяют его как средство долгосрочного накопления. Как средство платежа цифровой актив выступает не так часто, но этот рынок растет и становится все более стабильным. И совсем нереалистичными выглядят ожидания, что в течение всего десятилетия биткоин может стать полностью развитой формой денег. Для этого потребуется гораздо больше времени.

Есть исторический прецедент, свидетельствующий, что новые формы денег не слишком быстро принимаются обществом. В начале 19 века голландский Центральный банк едва держался на плаву. Причиной тому было введение бумажных денег. Никто не хотел использовать бумажные «фантики», выпущенные банком. Большинство голландцев оказывали серьезное сопротивление, недоверие было огромным. Получатели ассигнаций стремились как можно быстрее избавиться от них. И этот процесс длился совсем не 10 лет, а гораздо дольше.

Поэтому мысль о том, что биткоин всего за 10 лет должен был стать успешной формой денег, очень близорука.

Заявление Рубини о том, что сотни криптовалют не могут успешно функционировать на одном рынке и их существование противоречит самой концепции денег, — частично верно. Основная масса крипто-экспертов также скептично настроена по отношению к значительному числу альткоинов. Однако большая часть мировой денежной истории развивалась в условиях мультивалютности. Централизация выпуска денег — это относительно недавнее явление, инициированное банками в 19 веке.

Основной аргумент Рубини: «В США использование евро или иены в дополнение к доллару сделало бы экономику менее эффективной».

Если проводить параллели между биткоином и фиатом, то заявление имеет смысл. Но причина в том, что BTC предлагает совершенно иную ценность, нежели фиатные средства.

Вполне возможно, что не существует такой единой формы денег, которая заключает в себе все виды стоимости, требуемые обществом, поэтому мультивалютная система имеет право на жизнь даже при условии некоторого снижения эффективности, что не должно быть очень заметным, учитывая современные технологии. К тому же, мультивалютная система создает конкурентный потенциал для развития финансового рынка в целом. Традиционные экономисты всегда рекламируют преимущества конкурентной борьбы во всех аспектах экономической жизни, но отстаивают ценность единой неконкурентной денежной системы.

Биткоин стал бесспорным лидером среди криптовалют, но это не говорит о том, что он способен удовлетворить всем требованиям криптосообщества. Это и обеспечивает сегодня дополнительное место некоторым альткоинам.

Внутренняя ценность биткоина

Рубини утверждает: «Криптовалюты не имеют внутренней ценности, поскольку не могут быть использованы для уплаты налогов. Фиат является законным платежным средством, с его помощью можно оплатить любой товар или услугу, погасить налоговые обязательства. Фиатные деньги защищены от обесценивания центральными банками, и даже если в слаборазвитых странах национальная валюта подвержена инфляционным рискам, то она может быть заменена стабильными иностранными валютами, такими как доллар или евро, либо реальными ценностями в виде недвижимости, акций, золота».

Аргументы криптосообщества

В этом рассуждении кроется ошибка. Нельзя сравнивать внутреннюю ценность золота и фиата. Золото может быть не только мерой стоимости, но и использоваться для других целей — от ювелирных изделий до производства спутников. Неверно использовать термин «внутренняя ценность», поскольку золото напрямую зависит от своей утилитарной ценности.

На протяжении многих веков золото выступает мерой стоимости и средством платежа из-за таких свойств, как легкая транспортируемость, делимость, дефицит, ясность в соотношении запасов и расхода, а не по причине его полезности для других целей. Рубини совершает такую же ошибку в рассуждениях о внутренней ценности биткоина. Уплата налогов и совершение законных платежей — утилитарная, а не внутренняя стоимость денег. Правительственная поддержка также добавляет фиату утилитарной стоимости, но никак не добавляет внутренней.

Что касается уплаты налогов с помощью цифровых активов, то такие прецеденты уже отмечены в Швейцарии. И, безусловно, если биткоином можно будет повсеместно погашать долги перед государством, это придаст ему дополнительную ценность.

Далее, налоговые платежи и государственная поддержка — это не единственные признаки ценности валюты. И золото — тому доказательство. Обладая дополнительными ценными свойствами, золото отлично справлялось с функцией платежного средства в доцифровую эпоху. Сейчас золото в значительной степени заменил биткоин. И есть все основания утверждать, что криптовалюта №1 ценна именно потому, что не контролируется государством, в отличие от основных фиатных валют.

Интернет и блокчейн

Рубини в какой-то момент говорит о том, что технология блокчейн не похожа на зарождение интернета: «Сторонники блокчейна сравнивают технологию с первыми днями интернета, до того как у последнего появилось коммерческое применение. Но это сравнение неверно. Интернет менее чем за десятилетие породил электронную почту, всемирную паутину и миллионы жизнеспособных приложений, используемых миллиардами людей. Криптовалюты, и биткоин в том числе, за тот же промежуток времени не достигли даже заявленных целей».

Аргументы криптосообщества

Согласно словам Рубини, датой рождения интернета стал запуск в 1991 году World Wide Web. Рассматривать эту дату в качестве отправной точки — заблуждение. Это правда, что интернет быстро привлек интерес общественности после запуска веб-браузеров (первый, Netscape, запущен в 1994 году). Но до этого в течение нескольких десятилетий узкие группы высокотехнологичных разработчиков и энтузиастов закладывали основы будущей взрывной инновации. Другими словами, понадобилось несколько десятилетий для того, чтобы сделать интернет полезным обычному человеку, в первую очередь, с помощью изобретения веб-браузеров.

И такой длительный период становления присущ практически всем широко известным проектам. Первая кредитная карта Diners Club была изобретена в 1950 году, но потребовалось много времени для того, чтобы кредитные карты прочно вошли в жизнь общества. Основа для пейджеров была заложена в 60-х, но и к середине 80-х пейджерами пользовались, в основном, врачи и наркоторговцы. Первые автомобили с двигателем внутреннего сгорания появились в конце 19 века, но и спустя 30−40 лет автомобиль оставался редкостью.

Поэтому, хотя и верно, что успешные новые технологии в какой-то момент имеют экспоненциальное увеличение числа пользователей, все же обычно это происходит не на ранних стадиях развития проекта.

Биткоин и незаконная деятельность

Рубини заявляет: «До сих пор единственным реальным использованием биткоина было содействие в незаконных операциях: наркоторговля, уклонение от уплаты налогов, отмывание денег».

Аргументы криптосообщества

Это один из самых распространенных, наряду с фактом избыточного потребления энергии, аргументов противников крипторынка. Здесь есть элемент истины, но много нюансов и поводов для размышлений.

Связь биткоина с преступностью так много раз муссировалась СМИ, что журналистов можно обвинить в погоне за «жареными» фактами, являющимися основой событийной журналистики. Возникает предположение, что журналисты столь часто публикуют подобные материалы, независимо от степени вовлеченности преступности в экосистему биткоина, в силу того что:

 Экосистему биткоина сложно понять;

 Журналисты ищут для своих аудиторий простые, релевантные темы;

 Основная масса журналистов сосредоточена на конфликте и драме.

Речь идет не о той малой доле журналистов и изданий, которые производят качественный контент о крипторынке. А о тех, кому легче сообщать новости о биткоине и преступниках — здесь и конфликты, и драматизм сюжета, и широкая аудитория для охвата. К счастью, ситуация меняется в лучшую сторону, и доля качественного контента растет.

Однако не стоит все списывать на СМИ. Реальность такова, что любая новая технология на ранних этапах привлекает внимание двух групп представителей общественности: энтузиастов, которые понимают ценность инновации и готовы экспериментировать с ней; и преступников, которые работают в условиях высокого риска и стараются опередить на несколько шагов правоохранительные органы. Правонарушители склонны быстро внедрять новые технологии и зачастую являются новаторам.

История знает много примеров быстрого внедрения новых технологий преступным миром. В некоторой степени, вероятно, это произошло и с биткоином. Одним из самых ранних вариантов использования криптовалюты была покупка наркотиков на «Шелковом пути». Однако последние исследования по использованию криптовалютных транзакций в незаконной деятельности показывают снижение активности, чего и следовало ожидать, учитывая историю развития новых технологий. Комитет по финансовым услугам Палаты представителей подтвердил тот факт, что крайне редко цифровые валюты используются террористами.

Сам крипторынок, конечно, страдает от мошенников и подозрительных схем. Это проекты, которые создаются с явно преступными намерениями, — пирамиды, схемы Понци, хайпы. Есть и просто проекты, созданные дилетантами, но они тоже обрекают инвесторов на потерю капитала. Часто бывает сложно различить, мошенничество ли это или ошибочная в части ценности идеи схема. Большинство ICO как раз и попадают в одну из двух категорий, да и множество альткоинов соответствуют этому описанию.

Это, безусловно, подрывает доверие к новым технологиям. Но экосистема, в некотором роде, не очень отличается от предыдущих похожих социальных движений — увлечения железной дорогой в 19 веке, интернетом — в 20 столетии, IPO — в конце 90-х. Так что биткоину и некоторым другим актуальным проектам придется пройти стадию шумихи и сопутствующих ей мошеннических схем. Но ничто не свидетельствует о том, что биткоин не преодолеет эту стадию.

Важно отметить, что это именно то направление, в котором правительства могут помочь крипторынку. Частичное регулирование, которое введено уже в некоторых странах, несмотря на недостатки, как правило, предполагает некоторую степень защиты для потребителя. И криптосообщество, в основной своей массе, поддерживает разумные законодательные инициативы.

Критика Рубини биткоина и блокчейна приносит пользу криптосообществу, поскольку обостряет мысли и аргументы сторонников экосистемы. Показания «Доктора Дум» не убедительны: как оказалось, они не в состоянии дискредитировать основные ценные свойства биткоина и новой технологии.