Алгоритмы достижения консенсуса PoS/DPoS уже используют такие криптовалюты, как Cardano, Dash, Qtum, EOS, Lisk и Tron, при этом четыре из них входят в топ-15 по рыночной капитализации. Если добавить к ним готовящийся к обновлению Ethereum и Tezos, использующий разновидность PoS — Liquid Proof-of-Stake, то совокупная рыночная капитализация этих проектов дойдет до $18.6 миллиарда по состоянию на 24 января. Майкл Джей Кейси, председатель консультативного совета Coindesk и старший советник Digital Currency Initiative MIT, считает, что PoS приведет в криптовалюты новые бизнесы и финансовые модели, в частности, стейкинг, как услугу, которая по своей сути будет аналогом процентного дохода в традиционной банковской модели.

Подразумевается, что держатели PoS-валют смогут делегировать свои монеты для стейка через посредника, что обеспечит более низкий порог входа, а также позволит пользователям не заботиться о технических деталях. Такой сервис могут предоставлять криптовалютные биржи или отдельные провайдеры, которые будут брать на себя техническую часть работ и за это взимать процент дохода от стейка. В частности, стейкинг для Tezos уже возможен через оператора Cryptium, который в будущем также обещает поддержку сетей Cosmos, Iris Network и Polkadot. А Rocket Pool — сервис для стейкинга эфира — будет предоставлять свои услуги после перехода Ethereum на PoS. Минимальный стейк для оператора ноды при внедрении Casper будет составлять 32 эфира, тогда как Rocket Pool дает получить процент при делегировании (депозите) всего 1 эфира, а также позволяет быть оператором ноды, имея 16 эфиров. Сервис уже успешно завершил двухмесячное открытое бета-тестирование первой версии в своей тестовой сети.

Кейси отмечает, что задумался о развитии подобных услуг и связанных с этим вопросов после чтения твиттера блокчейн-предпринимателя Майи Зехави, где она комментировала новый доклад Европейской организации по ценным бумагам и рынкам (ESMA) на тему регулирования крипто-активов. Зехави отметила, что на данный момент ESMA рекомендует криптовалютным биржам вводить системы раздельных счетов (система, при которой клиентские средства хранятся отдельно от средств компании), но в будущем также возникнет необходимость «прямо информировать клиентов о том, используются ли их средства в целях стейкинга» и «получать специальное разрешение». «Это привело меня к мысли о том, насколько привлекательны услуги стейкинга для всех бирж, управляющих трейдингом с использованием PoS-монет. Нет четких признаков того, что кто-то из них действительно делает это с крипто-токенами в своем хранилище. А если это все же происходит — без согласия пользователя — это должно быть прекращено. Но идея помогать клиентам получить доход от их монет, [которые] в противном случае будут бездействовать, и брать за это комиссию, конечно, привлекательна для обеих сторон», — пишет Кейси.

«Если уйти от философии блокчейна к основному вопросу темы об использовании протокола proof-of-stake в качестве финансовой услуги биржами, то это не новость. Разные проекты в разное время пытались реализовать эту услугу. Одним из них был российский Waves, который в 2017 году открыл такую возможность держателям своих токенов. Отличие варианта Waves от [других] криптовалютных бирж заключалось в том, что [Waves] делали это согласно все той же философии блокчейна, то есть децентрализованно, но сути это не меняет», — рассказал DeCenter Роман Забуга, официальный представитель криптобанка Wirex. Он также отметил, что Wirex такой механизм монетизации услуг пока не применяет: «Мы очень осторожно подходим к выбору монет, которые листим у себя в крипто-кошельке. Если среди них появятся “стейблкоины”, мы, возможно, рассмотрим такой вариант».

При этом эксперты сходятся во мнении, что рыночный спрос на такую услугу очевиден: «Хедж-фонды, венчурные инвесторы и киты держат тонны неликвидных токенов, которые могли бы поддерживать сети и приносить дополнительный доход, но установка и управление нодами — это не то, что они могут или хотят делать самостоятельно», — пишут исследователи Token Foundry, дочернего проекта ConsenSys.

Эван Продрому, разработчик, который в 2017 выпустил Evancoin, токенизировав свое время, говорит: «В объединении ресурсов определенно есть преимущество, потому и существуют “настоящие” банки. Практически наверняка будут существовать коммерческие пулы и [просто] пулы из членов сообщества для proof-of-stake валют. Разобщенные мелкие держатели будут в невыгодном положении в сравнении с объединенными ресурсами. Это свойство [PoS-валют], а не баг. Совместная работа позволяет нам всем инвестировать в проект, и это тот уровень общих убеждений, который делает валюту ценной. Более глубокая интеграция между пользователями и владельцами валюты дает нам более глубокие связи и более глубокие обязательства». Он также отметил, что стейкинг как услуга открывает перед участниками рынка новые инвестиционные возможности: «Финансовые услуги, такие как PoS-пулинг, полезны для крипто-инвесторов. Они обеспечивают возможность стабильного и умеренного роста. Волатильность — важное преимущество крипто-активов над другими, более традиционными активами. В настоящий момент все криптовалюты находятся на конце спектра с высокими рисками и высоким вознаграждением. Иметь инвестиционные возможности с меньшими рисками и меньшим вознаграждением будет тоже полезно».

Управляющий партнер United Traders Анатолий Радченко также видит приход подобных услуг закономерным явлением. В разговоре с DeCenter он сказал, что еще не представляет, куда приведет распространение PoS-валют, но уверен, что на крупные биржи будут сливаться огромные маркетинговые бюджеты, что вкупе со снижением комиссий выдавит мелких игроков. «Биржи — это и так, по сути, банк, или брокеры 2.0, или финтех-решения для банков. Попросту те же централизованные агенты предложат и децентрализованные решения для особых параноиков. Все, кто пришел в крипту в 2016−2018 и уже прошли KYC, следовательно, заведомо согласились на риски центральных контрагентов. Так что сильных изменений я тут не жду», — рассказал он.

Что не так?

Возможный рост популярности таких услуг в связи с распространением PoS-валют приводит к тем же вопросам, которым была посвящена кампания Proof of Keys 3 января — в частности, монетарной суверенности. «Пришло время протестировать то, что мы создали. Доверяя цифрам, мы все же доверяем биржам, людям, корпорациям. 3 января 2019 года, 10 лет спустя, давайте выведем наши биткоины на кошельки, которые мы контролируем. Давайте посмотрим, все ли на месте, посмотрим, кто провалится, посмотрим на сеть в работе. Мы ничего не теряем, ничем не рискуем, а компании и биржи, которым нельзя доверять, будут разоблачены. Мы должны подтвердить контроль, мы должны доказать, что это наше», — написал инициатор акции на Reddit.

При этом целью кампании было не просто доказать владение собственными биткоинами, но и выяснить, используются ли средства пользователей без их ведома, и если да, то для чего. Проверка уже получилась показательной: согласно отчету на официальном сайте Proof of Keys, некоторые биржи, включая Bitfinex, HitBTC и Robinhood, провалили тест. Инвестор Трейс Майер, обеспечивший широкое освещение кампании, предложил отмечать каждое 3 января — «день рождения» генезисного блока биткоина — такой кампанией. И в будущем, в частности, в случае широкого распространения стейкинговых услуг, потребность в подобных проверках может действительно возрасти.

Почему?

Сотрудники Token Foundry — дизайнер токенов Виктор Бунин и глава исследований стейкинга как услуги Коллин Майерс — описали, как услуги по стейкингу могут пойти по пути банковского кредитования и унаследовать все его пороки. «Представьте коробку. Все деньги, которые вы туда кладете, растут. Чем дольше вы их там оставляете, тем больше они растут. Какой процент времени вы хотели бы, чтобы деньги находились в этой коробке? 100%. Сколько денег вы хотите положить в эту коробку? 100%. Что если бы крупный, завоевавший доверие финансовый институт пришел к вам и сказал: “Вы можете оставить ваши деньги (токены) у нас, и мы положим их в коробку (осуществим стейкинг). Вы будете получать хорошую прибыль, и в то же время у вас будут депозитные сертификаты, которые всегда могут быть выкуплены [в обмен на] токены, которые вы у нас оставили”, — пишет Бунин, отмечая, что если это крупный банк с хорошей репутацией, то ваши депозитные сертификаты будут торговаться по номиналу и приниматься к оплате. — Поздравляю! Вы переизобрели частичное банковское резервирование!».

Авторы пишут, что вскоре после реализации такой системы она неизбежно перейдет от выпуска депозитных сертификатов в отношении 1:1 с токеном к 1:1.1, 1:1.2 и так далее, что приведет к классическому банковскому кризису при отсутствии 100%-го обеспечения. «Мы будем ровно там же, где начали… без твердой валюты и без доверия к финансовым институтам. Кредитование для генерирования большей ценности — один из старейших трюков... Частичное резервирование на самом деле лишь первый шаг, потому что как только появятся депозитные сертификаты, вы сможете выпустить на волю все чудеса финансовой магии, — говорят исследователи, отмечая, что непогашенная условная сумма кредитного обязательства для мирового рынка внебиржевых деривативов на конец июня 2018 составила рекордные $95.7 триллиона. — По сути, цифровая основа лишь расширит выборку продуктов, так как функционал смарт-контрактов добавит в арсенал ранее недоступные инструменты».

Что делать?

Бунин и Майерс обращают внимание на фундаментальное отличие в принципах работы PoS- и PoW-алгоритмов: ходля биткоины, вы не упускаете прибыль, но вот простое хранение PoS-монет является не просто FOMO, а реально упущенной выгодой.

Соответственно, ожидать от держателей криптовалют, что они не захотят извлечь прибыль, «запертую» в их монетах, нельзя, а значит, должны быть безопасные и не грозящие централизацией способы пускать в дело свои PoS-сбережения.

Кейси видит выход в децентрализованных решениях для стейкинга, таких как предложение по созданию «эмитента блоков» в сети EOS для отбора производителей блоков (по аналогии с системой майнинговых пулов) или применения хранилищ с мультиподписью при предоставлении стейкинговых услуг отдельным провайдером.

Продрому оптимистичен и надеется, что проблема централизации может вообще не встать в данном контексте. «В отношении децентрализации блокчейн-сообщество проделало хорошую работу в прошлом, предприняв прагматичные шаги для избежания контроля цепи со стороны центральных властей. Хороший пример — усилия, чтобы сбалансировать участников майнинговых пулов для биткоина с целью избежать угрозы атаки 51%. Участники сообщества распределили свои майнинговые ресурсы по разным пулам, чтобы избежать централизованных атак. Все это свидетельствует о том, что теоретические проблемы не всегда выливаются в практические проблемы, потому что мы все заинтересованы в избежании теоретических проблем».

Бунин и Майерс предлагают более радикальное решение, которое должно полностью передавать контроль над средствами в руки пользователей. По их мнению, держатели криптовалют должны обладать «полной самосуверенностью» не только в вопросе того, как они тратят свои токены, но и того, как они их хранят и как осуществляют стейкинг.

И здесь возникает новый угол, под которым можно рассмотреть сегодняшнюю ситуацию с централизацией и ее истоки: white paper биткоина ставил проблему доверенной третьей стороны при электронных платежах, распространившихся с расцветом интернет-торговли, и предлагал ее решение в виде онлайн-платежей, которые могут осуществляться «напрямую от одной стороны другой, без прохождения через финансовый институт». Если мы говорим о ритейлерах, которые на сегодня принимают биткоины, то мы видим, что в данном отношении система работает, как и задумывалось. White paper биткоина не обращается к способам хранения криптовалют и тем более к угрозам, связанным с PoS-системами, которые были впервые описаны лишь спустя 4 года. Все это сопутствующие проблемы, которые возникают по мере развития технологии и которые в силу разных факторов могут сильно отходить от «видения Сатоши» и идеалов децентрализации. В конце концов, криптовалюта была создана шифропанками, но используется далеко не только ими. И если глобальная цель — это ее широкое принятие и распространение, то нельзя игнорировать тот факт, что обычный массовый пользователь ценит прежде всего удобство. «Криптовалюты примерно с весны 2017 года начали отходить от заложенных в них принципов “конфиденциальности” и “независимости от государства”, когда мы увидели пиковый рост участников криптовалютной экономики. При этом функции независимого распоряжения собственными средствами (в криптовалютах) пока еще сохраняются, хоть и могут быть урезаны, а в будущем криптовалюты, возможно, станут лишь одной из форм денег, но точно не такими, как их задумал Накамото», — сказал в комментарии для DeCenter Роман Забуга.

Однако Бунин и Майерс с позиций крипто-максимализма стремятся полностью исключить посредничество пулов как потенциально централизующий элемент. «Самый большой вызов, с которым мы сталкиваемся, — это заложить самосуверенность в систему с самого начала. Люди не хотят прикладывать усилия, чтобы быть самосуверенными, они это не выберут, — пишут Бунин и Майерс, отмечая, что если процесс будет слишком сложным, люди по привычной схеме перепоручат работу доверенной третьей стороне. — Стейкинг должен быть доступен для более мелких сумм и на более легких устройствах, а ребалансировка между токенами в стейке и доступными [для использования] средствами должна быть автоматической».

То есть пользователи должны иметь возможность извлекать прибыль с минимальными затратами труда. Еще один момент, на который обращают внимание исследователи, — это необходимость снизить аппетиты и немного пожертвовать прибылью. Так, если стейкинг по принципу частичного банковского резервирования предоставляет пользователю идеальную возможность держать все средства все время в стейке и одновременно пользоваться ими (с помощью аналога депозитных сертификатов), то при самостоятельном стейкинге придется сократить долю денег и количество времени. Авторы предлагают держать в стейке 95% средств 95% времени, что обеспечит «незначительную разницу в прибыли от стейкинга, [но при этом] люди смогут быть по-настоящему самосуверенными, полностью владея своей финансовой жизнью».

Компромиссы

Такая позиция исходит из приоритетов децентрализации и отсутствия контроля со стороны «большого брата». «Мы должны быть бдительными к рискам стейкинга, если мы хотим, чтобы децентрализованный мир самосуверенных людей, который мы строим, оставался таким же», — пишут Бунин и Майерс. Однако некоторые крипто-энтузиасты более гибкие в своих взглядах и делают скидку на «несовершенства» конечного пользователя.

В частности, Чарли Ли (в прошлом — разработчик Coinbase) в своем недавнем интервью заявил, что для технически неподкованных пользователей хранить криптовалюты на компьютере — то же самое, что хранить деньги под матрасом. «Если они могут защитить [средства] самостоятельно, я бы рекомендовал людям защищать их самостоятельно. Но в реальности Coinbase лучше справляется с защитой монет, чем среднестатистический пользователь… если вы недостаточно технически оснащены или не знаете, как обезопасить свои монеты самостоятельно, лучше оставить их на Coinbase, чем хранить на вашем компьютере, который имеет вредоносное ПО или [на котором] вы не делаете резервное копирование, [что создает] много способов, которые могут привести к потере средств», — сказал Ли. Продолжая эту мысль, можно сделать вывод, что тому же классу не-«tech-savvy» пользователей может быть полезна и услуга стейкинга, при которой вся работа выполняется биржей, а держатель средств лишь благодарит ее за это процентами, при этом получая свой доход.

Роман Забуга отмечает, что поиск компромиссов уже начался и, по сути, чтобы индустрия жила и развивалась, на уступки должны пойти обе стороны: «Является ли [стейкинг как услуга] угрозой децентрализации? По сути, нет, так как децентрализованной составляющей в криптовалютной экономике не так и много: основные приложения, позволяющие пользоваться криптовалютами — централизованные, а следовательно, подконтрольны властным структурам. Но называть подконтрольность “угрозой” я бы не стал, наоборот, это явление предлагает пользователям дополнительные гарантии. На самом деле, это очень интересный момент: здесь мы видим столкновение интересов шифропанков и криптографов-анархистов с интересами государственных органов. И это должно эволюционировать в некий симбиоз, обе стороны должны найти консенсус, для которого необходим диалог. Открытого, публичного диалога нет, но есть закрытые (некоторые начались еще 8 лет назад), что, собственно, противоречит принципам блокчейна. Но главное — нахождение консенсуса, который труднодостижим при соблюдении принципов децентрализации».

И это уже не первый случай, когда можно отмечать крен криптовалют в сторону фиатных моделей, обрастание «одноранговой версии электронных наличных» без доверенной третьей стороны всеми признаками обычных наличных. Это и хранение криптовалют на бирже, и использование хранилищ, и даже появление криптовалютных «смарт-банкнот», которыми можно расплачиваться, как обычными банкнотами.

«Удобство, юзер-интерфейсы — тот Голиаф, который побеждает Давида всегда. Мы все могли бы пользоваться наличкой вместо банковских карт, но продались за удобство списания дробных сумм и отсутствие необходимости носить с собой резаную бумагу», — говорил Александр Гаркуша, сооснователь Modern Token в комментарии для DeCenter.

PoS vs. PoW

«Корень зла», очевидно, лежит в развитии PoS-моделей для создания криптовалют, которые, решая проблему энергозатратности, при этом практически всегда несут угрозу централизации. Какая концепция победит, зависит, по мнению экспертов, от спроса и принятия, остановить «плохой PoS» не получится, а преимущество в продвижении того или иного протокола парадоксальным образом находится далеко не в руках разработчиков: «Согласно базовому правилу эволюции, все, что может быть создано, будет создано; в том числе валюты, требующие определенной суммы монет для участия в стейкинге. Вопрос долгосрочной устойчивости зависит от реакции публики, состоящей из энтузиастов и из рациональных инвесторов. Известные мне шифропанки не уважают ни одну из криптовалют; по их мнению, добыча и управление разработкой криптовалют происходят слишком централизованно. Энтузиасты все разные, а инвесторы одинаковы: рациональное мышление не зависит от воспитания, иначе были бы невозможны логические науки. Если выгодно, они и в Крым проинвестируют. Что касается холивара PoW/PoS, ответ, разумеется, зависит от религиозных взглядов респондента. Для меня Саша Лусс выше Сальмы Хайек, веснушчатые блондинки выше брюнеток, а элегантная математика авторов алгоритмов Ouroboros или Algorand выше умения разбираться в промышленном охлаждении. Впрочем, это все вкусы. Об однозначном: борьба между валютами идет на уровне UX/UI, биздев-команд, партнерств, пресс-релизов и интеграций, а интеллектуальные упражнения технических мартышек, конечно, приносят гносеологическое удовольствие, но к бизнесу отношения не имеют», — рассказал DeCenter Александр Гаркуша.