В нью-йоркском суде заявили, что законодательство, регулирующее вопросы ценных бумаг, имеет прямое отношение к делопроизводству в отношении двух скамовых ICO. Такого рода вердикт стал одним из первых в своем роде и, по сути, заложил основу в американской юридической практике для дальнейших разбирательств в отношении мошеннических проектов. По мнению крипто-энтузиастов, весь мир уже давно нуждается в законодательных инициативах такого рода, однако вводить их следует очень осторожно, скрупулезно учитывая все факторы, которые могут стать решающими в оценке тяжести вины.

криптовалюты и суды

Детали разбирательства

В 2017 году бизнесмену Максиму Заславскому было предъявлено обвинение в двух эпизодах мошенничества с ценными бумагами и организации заведомо обманной схемы по введению в заблуждение инвесторов. По мнению прокуратуры, Заславский продавал незарегистрированные ценные бумаги под именами RECOIN Group Foundation и DRC World.

Из отчета SEC следует, что подозреваемый в разы преувеличил сумму, которую мог бы собрать REcoin, заявив, что она составит $2−4 миллиона, в то время как реальная стоимость оказалась лишь в пределах $300,000. По словам обвинения, Заславский посоветовал инвесторам ждать значительных результатов.

В постановлении же суда говорится о том, что заверения Максима Заславского в том, что инвестиционная привлекательность обеих компаний обеспечена «вложениями в алмазы, недвижимость и в токены и валюты на любой вкус и цвет» не имели ничего общего с реальным положением дел. В свое оправдание обвиняемый настаивал на том, что ICO — это не ценные бумаги, а валюты, но существующие законы о ценных бумагах до сих пор довольно расплывчаты.

Прокуроры, в свою очередь, уверяли, что инвестиции — это контракты, которые нужно рассматривать не иначе как ценные бумаги. «Определение инвестиционного предложения в качестве цифровой или криптовалюты не делает инвестиционный договор валютой. Более того, федеральные законы о ценных бумагах должны трактоваться более гибко», — вынес вердикт судья.

Невзирая на то, что постановление суда распространяется исключительно на это дело, само решение может стать весомым «заделом на будущее» для грядущих судебных разбирательств в отношении скамовых ICO.

Мнения экспертов

По мнению ряда экспертов, ICO должны расцениваться именно как ценные бумаги, а значит, и регулироваться именно в этом поле. Так, еще в марте глава SEC Джей Клейтон заявил, что многие из тех ICO, что он видел, являются ценными бумагами.

Профессор из юридической школы Университета Уэйна Питер Хеннинг сказал в интервью Bloomberg, что полностью согласен с позицией SEC о том, что с ICO должны работать именно они.

Интересно, что в июне директор SEC по корпоративным финансам Уильям Хинман объявил, что биткоин и эфир не являются ценными бумагами, но «что бы там ни было, он не допустит выведения ICO из сферы действия законов США о ценных бумагах».

В целом законодательное поле в отношении ICO пока находится в стадии формирования: пройдет еще какое-то время, прежде чем будут очерчены более или менее четкие правила игры. «В этой мутной на данный момент воде есть достаточное количество не в меру предприимчивых людей. При этом не все, что выглядит как скам, по факту таковым является, впрочем, верно и обратное. На данный момент американские суды пытаются подходить к ситуации с ICO, исходя из классической нормативной базы (к слову, не совсем подходящей под новые реалии) и некоторой доли обычного разума. В конкретном случае с ReCoin и DRC World мы имеем дело с прецедентным процессом (с учетом особенностей англосаксонского права), в рамках которого суд может быть особенно строг в назидание другим участникам рынка», — рассказал DeCenter генеральный директор агентства Global Marketing Александр Климов.

Что же касается необходимой и достаточной меры наказания для подобного рода преступлений, то, по мнению собеседника, она должна варьироваться в зависимости от степени тяжести. «Если подходить к оценке того, в какой плоскости целесообразно рассматривать ситуации с ICO, административной или уголовной, то здесь, безусловно, ориентиром будет сам вид предполагаемого мошенничества и степень его тяжести. Все-таки пообещать инвесторам высокую доходность и скрыться с деньгами инвесторов — это две большие разницы»,  — добавил Климов.

Проблема неопределенности правового регулирования ICO остается крайне актуальной уже на протяжении многих лет, и возбуждение уголовного дела в США в отношении Заславского — одно из наиболее ярких тому подтверждений. «Что касается определения отрасли права в данном случае, то можно ответить с субъективной и объективной позиций», — сообщил DeCenter администратор паблика «Криптоюрист» Александр Козлов.

Именно от влияния обоих подходов и зависит окончательное судебное решение в отношении того или иного случая. «С объективной точки зрения, если уж следователем было выдвинуто обвинение в совершении мошеннических действий, то тут явно речь идет об уголовном судопроизводстве. С другой стороны, ввиду того, что в американском законодательстве действительно нет однозначного определения того, что приобретение токенов по ICO является аналогичным приобретению ценных бумаг компании, я считаю, что начинать с уголовного разбирательства без соответствующей законодательной базы — это репрессивная мера. Если инвесторы считают, что их права при закупке токенов у Заславского были нарушены, то для защиты их интересов существуют суды общей юрисдикции, которые рассмотрят эту проблему со стороны гражданско-правовой отрасли, и это, на мой взгляд, действительно является правильным способом разрешения конфликта», — пояснил Козлов.

Стоит отметить, что в настоящий момент прочной и «опробованной на практике» законодательной базы в отношении скамовых ICO пока нет нигде в мире. С одной стороны, процесс внедрения той или иной законодательной инициативы — это довольно долгий процесс, а само ICO пока не имеет унифицированной мировой юридической классификации. Именно такие пробелы в законодательстве и дают возможность недобросовестным стартаперам и откровенным мошенникам обманывать инвесторов. «В ближайшие пару лет мы обязательно станем свидетелями десятков судебных процессов в отношении инициаторов и менеджмента ICO-проектов, и эти процессы в итоге лягут в основу правоприменительной практики на последующие годы», — резюмировал Климов.